Слушать Скачать Подкаст
  • 15h00 - 15h10 GMT
    Выпуск новостей 29/04 15h00 GMT
  • 15h10 - 16h00 GMT
    Дневная программа 29/04 15h10 GMT
  • 18h00 - 18h10 GMT
    Выпуск новостей 29/04 18h00 GMT
  • 18h10 - 19h00 GMT
    Дневная программа 29/04 18h10 GMT
Чтобы просматривать мультимедиа-контент, в вашем браузере должен быть установлен плагин (расширение?) Flash. Чтобы войти в систему вам следует включить cookies в настройках вашего браузера. Для наилучшей навигации, сайти RFI совместим со следующими браузерами: Internet Explorer 8 и выше, Firefox 10 и выше, Safari 3 и выше, Chrome 17 и выше...
КАВКАЗ

Фильм о репатриации армян: стремились к Арарату, оказались в ГУЛАГе

media Корабль «Победа», на борт которого погружают багаж армян, решивших вернуться в советскую Армению, Марсель, 17 декабря 1947. INP/ AFP

В Марселе и Париже прошли показы документального фильма «О, родина, холодная и сладкая» о сталинских репрессиях против армянских репатриантов. В 40-х годах 90 000 армян из десяти стран мира вернулись в советскую Армению. Они жили у родного подножья Арарата в надежде обрести свободу, но тысячи из них оказались вдали от библейской горы — в сталинских лагерях, без права говорить на армянском языке и исповедовать христианство. Автор фильма Тигран Паскевчян в интервью RFI рассказал о том, как в современной Армении борются с наследием коммунизма, почему об этих трагических страницах истории было принято молчать и почему вопрос возвращения на родину среди армян актуален до сих пор.

RFI: В рамках вашего проекта «Возвращение на круги своя» вы готовите трилогию об армянской миграции. Во Франции прошла серия закрытых показов одного из этих трех фильмов, посвященного теме репатриации армян в СССР, которые подверглись репрессиям. Почему именно сейчас у вас возникла идея сделать этот документальный фильм?

Тигран Паскевчян: Я родился в Советском Союзе, мне 52 года. Половину своей жизни я прожил в советское время, а половину – в постсоветское. У меня возник интерес изучить, что такое советскость. Однажды в учебнике моей дочери я прочитал о репатриации. Я, конечно, знал, что она была. В учебниках по истории об этой огромной репатриации была написана всего одна строчка. Я начал заниматься этим вопросом, увидел, что никогда никто его не изучал, и решил снять фильм. Потом выяснилось, что одним фильмом эту тему не исчерпать, и мы решили сделать три фильма, сделать сайт, выставки – одну мы сделали, другую собираемся организовать в этом году.

Молодое поколение ничего не знает о советской реальности, и мы решили с помощью этого фильма рассказать, что такое советская власть, коммунизм, тоталитаризм – с историями репатриантов можно было более остро все это показать.

Как молодежь относится к этим страницам истории?

Когда мы показываем наши фильмы в Ереване или других городах Армении, мы обязательно после этих показов устраиваем обсуждения, и в основном делаем это с группами молодых людей. Очень важно, чтобы они об этом знали. После этого у них возникают вопросы, что родина – это не только география, это не только горы, родина – это социальное положение, справедливость, честность, что и было самыми главными проблемами для всех репатриантов, которые с очень большой надеждой приехали в Армению.

Армяне, приехавшие в советскую Армению, столкнулись с большой несправедливостью – тысячи армян были высланы. Не было на горизонте свободы, зато они жили у подножья Арарата с надеждой обрести свободу. В вашем фильме мы видим очень много свидетельств, очень много документальных кадров. Интересно сегодняшнее отношение армянского общества и армянских властей к тем событиям. Как они на это смотрят?

Сейчас в Армении тоже очень большая эмиграция, очень многие люди покидают Армению – уезжают в Россию, Европу, Америку. Очень часто не понимают, зачем люди покидают свою родину. Этими фильмами мы хотим показать не очень очевидные причины. В основном причина, по которой покидают свою родину, это не хлеб, не мясо и не масло, а просто то, что нет справедливости, возможностей развиваться и так далее. А репатрианты – это же люди, многие из которых приехали из капиталистических стран, где была работа, свободный рынок, и вдруг они прикоснулись к советским реалиям. У нас есть герой, который говорит: «Я все понимаю, что творится в советской Армении, но только одного не понимаю – как может человек работать и не жить нормально».

Им обещали: вот вы приедете на родину, у вас будет все, вы сможете заниматься своим делом, привезите с собой станки – все, что надо для свободной работы. Они приехали, у них тут же все отобрали, а самих выгнали на заводы. А на заводах все получали поровну – 100-120 рублей. Человек хочет зарабатывать, и ему не дают возможностей.

Вы коснулись социального вопроса. В вашем фильме вы поднимаете также вопрос армянской культурной идентичности. В частности, говорите, что в сибирских лагерях им запрещали говорить на армянском языке, все традиции и даже христианские обряды были запрещены.

Это было запрещено не только в ссылке, но и в нормальной жизни. В Армении тоже было запрещено ходить в церковь, участвовать в литургиях и так далее – все это было под запретом до 80-х годов.

В то время как в западной диаспоре, для западных армян были все возможности для развития армянской культуры, и вы в фильме тоже противопоставляете эти реалии.

Да.

Сегодня мы можем говорить о последствиях этих действий советских властей для армянской культуры. Насколько негативно они отразились? Что Армения и армянская культура потеряла вследствие этого советского влияния?

Если бы были какие-то свободы, если бы этим людям, которые приехали в Армению, дали возможности – вы представляете, это около 100 тысяч человек – то Армения была бы сейчас очень развитой страной. Но так как в советское время не было принято, чтобы одна республика развивалась, – им не дали такой возможности.

Сегодня есть люди, которые ностальгируют по Советскому Союзу, и можно слышать, что как раз в советские времена Армения дала многих великих людей – и композиторов, и поэтов. Что можно ответить этим людям?

И среди них было немало репатриантов. Были хорошие художники из репатриантов, были хорошие артисты. Например, Гоар Гаспарян – репатриантка. Или очень знаменитый художник Арутюн Галенц, или Акоп Акопян, или Тигран Мансурян – сын репатрианта. Но это не решает вопрос. Люди просто не чувствовали себя комфортно в Армении. Поэтому я сейчас собираюсь сделать третий фильм и показать, почему было некомфортно и почему они решили еще раз покинуть свой дом, свою страну. Недавно я сделал интервью с одним армянином, который в 70-м году приехал во Францию. Видно, что этот человек доволен, потому что ему дали возможность работать, развиваться, стать богатым человеком, построить дом – то, что было почти невозможно в советское время в Армении.

Человек предпочитает быть на свободе, но не у подножья Арарата.

Это вопрос, который я хочу сам для себя выяснить: где родина? Родина – это где есть справедливость, где есть хлеб, где есть возможности. Один американский армянин во время интервью говорил: Америка – это страна возможностей, мы приехали сюда, и мы воспользовались этими возможностями.

Сейчас на постсоветском пространстве мы видим разные тенденции. С одной стороны – страны, где пытаются бороться с пережитками коммунизма и его наследием как чем-то отрицательным и деструктивным. Но с другой стороны мы видим, в частности в современной России, оправдание политики Сталина даже среди молодежи.

Слава богу, в Армении нет таких тенденций. Пока нет. Плохо, что нет и борьбы с останками сталинизма.

А почему нет?

Потому что сейчас у нас есть другие вопросы – это карабахский конфликт, военное положение – каждый день на границе с Азербайджаном погибают молодые люди.

Если бы не действия Сталина, карабахского конфликта, может быть, и не было сегодня.

Это тоже входит в контекст сталинизма, конечно. У людей еще есть экономические и социальные вопросы. Это и приводит к ностальгии, когда в советское время хотя бы поровну получали зарплату, а сейчас у многих есть самые элементарные проблемы.

В Армении все-таки есть ностальгия по Советскому Союзу?

Есть ностальгия по Советскому Союзу. Цель наших фильмов, нашего проекта – бороться с этой ностальгией.

Ваш фильм направлен на борьбу со сталинизмом или возрождением этой идеологии в Армении? Это инструмент борьбы для вас?

Я считаю это инструментом борьбы. В сентябре прошлого года мы показывали русский вариант фильма в Иркутске – там есть школа независимых социологов. Один очень известный русский социолог сказал, что он давно не видел такого хорошего инструмента, которым можно бороться со сталинизмом, советским тоталитаризмом.

Вам приходилось после показа вашего фильма слышать от зрителей, что это все абсолютная правда, что тысячи абсолютно невинных людей и даже армянских патриотов пострадали в лагерях, но зато Сталин сделал их Советского Союза великую страну, в том числе и Армению, одним словом, рубят лес – щепки летят?

Приходилось и такое слышать. Но я думаю, что самое важное – это человек и его жизнь. Сейчас говорят: почему люди эмигрируют, почему покидают свою родину, свою страну. Я непросто отношусь к этим декларациям. Я думаю, что просто надо понимать человека, почему он это делает. В первом фильме мы понимали, почему люди хотели приехать в Армению – у них был патриотизм, национальные чувства, кроме того, их просто обманули, сказали, что советская Армения – рай на Земле. Я хочу понять, почему сейчас они покидают Армению. Я думаю, что в будущем году в это время я привезу свой третий фильм, у нас будет возможность вместе посмотреть и вместе понять все это.

Новый премьер-министр Армении недавно обратился с призывом к армянам из диаспоры вернуться в Армению и вкладывать в развитие страны. Не рискуют ли эти армяне, возвращаясь на родину сегодня, столкнуться с несправедливостью – естественно, не в таком масштабе, как в советские времена, но в другой форме?

Я ко всем этим декларациям отношусь с юмором. Если будут в Армении хорошие условия, если будет справедливость, правосудие, людей не надо будет звать на родину, они сами приедут. Я очень много бываю в диаспоре, и я знаю, что очень много людей хотят вернуться, но они думают, что если в Армении нет правосудия, свободного бизнеса и справедливости, то опять у них будут проблемы.

 
К сожалению, время подключения истекло, действие не может быть выполнено.