Слушать Скачать Подкаст
  • *Новости 15h00 - 15h10 GMT
    Выпуск новостей 20/08 15h00 GMT
  • *Передача RFI 15h10 - 16h00 GMT
    Дневная программа 20/08 15h10 GMT
  • *Новости 18h00 - 18h10 GMT
    Выпуск новостей 20/08 18h00 GMT
  • *Передача RFI 18h10 - 19h00 GMT
    Дневная программа 20/08 18h10 GMT
Чтобы просматривать мультимедиа-контент, в вашем браузере должен быть установлен плагин (расширение?) Flash. Чтобы войти в систему вам следует включить cookies в настройках вашего браузера. Для наилучшей навигации, сайти RFI совместим со следующими браузерами: Internet Explorer 8 и выше, Firefox 10 и выше, Safari 3 и выше, Chrome 17 и выше...
КАВКАЗ

Дети карабахской войны: «Летели снаряды, а мы играли в прятки»

media E.Gabrielian/RFI

«Четырехдневная война» в Нагорном Карабахе для многих молодых родителей, живущих в этой непризнанной республике, стала эхом той долгой четырехлетней войны за независимость, свидетелями которой они стали в детстве. Как теперь их дети переживают обострение конфликта двадцать два года спустя, специальному корреспонденту RFI рассказала жительница Степанакерта, мать двоих сыновей Арпине Гаспарян.

Рассказывает Арпине Гаспарян (имя изменено*):

«Бегите, война началась!» — в этот день, 2 апреля, мои дети закричали, выходя из школы. Учительница сказала, что занятия отменяются из-за какого-то мероприятия. Она не хотела пугать детей. Но мой старший 8-летний сын сказал: «А может быть, это военная тревога? Вы лучше нам правду скажите». Он очень любопытный, постоянно спрашивает: «Почему мы ремонтируем подвал, на случай войны?»

Когда Баку пригрозил ударить по Степанакерту ракетами «Смерч», мы очень испугались. Мы обо всем этом не рассказываем детям, при них не говорим о войне…Но они все чувствуют, по-своему, на уровне детского понимания. Они не осознают опасности войны, говорят с гордостью о братьях или отцах, которые в армии. Мы детям объясняем, что когда они вырастут, должны служить. Я себя тоже как мать психологически к этому уже давно подготавливаю, что сын рождается для того, чтобы стать защитником родины. Эта внезапная и короткая война в начале апреля стала для нас уроком. Мы, видимо, забыли, но снова осознали, зачем мужчины стоят на постах. Мы прошли ту войну, но мы знали, что до конца еще ничего не решено и рано или поздно этот день может снова наступить. Но мы не думали, что войну увидим мы и наши дети.

Мне было почти столько, сколько сейчас моему младшему сыну, когда началась первая война. Тогда азербайджанцы находились очень близко, они обстреливали город отовсюду. Мы были так наивны и думали, что все это неправда, что это игра. Когда моя семья проходила все эти испытания, я думала, что за нами следят и проверяют, насколько хорошо мы пройдем все этапы. Я верила, что потом нас за это наградят, как в игре. Поэтому я со всей ответственностью выполняла порученные мне задания. В 8 лет я во время войны была ответственной за хлеб в нашем доме. Я часами стояла возле маленькой будки голубого цветка с талоном в руках, чтобы получить маленький кусочек хлеба на всю семью.

Помню, как мы выходили во двор. Летели снаряды, а мы играли в прятки. Когда по радио объявляли тревогу, мы заходили в подъезд, а после обстрелов продолжали играть…

Дети играют в войну

Теперь у нас в городе много детей из деревни Талыш, которая больше всего пострадала в ходе этой войны. Живут они пока временно в гостинице «Ахтамар». Я в первый день так испугалась, когда увидела их возле здания. Дети играли прямо на проезжей части, они не боялись даже машин. Я думала, их сейчас задавят. А они улыбаясь, бегали…Они же там в селе привыкли к свободе… Но дети уже не играют в прятки, они играют в войну. Раньше такого не было. А после всех этих новостей, когда я захожу в магазин игрушек, мои дети хватаются уже за танки и автоматы.

Черное и белое

Мой сын шахматист, любит играть белыми. На недавнем соревновании ему пришлось играть черными фигурами, тренер его подбадривал, говорил: «Защищайся!». Но он был как-то скован, потом спросил: «Так что, теперь я от наших защищаюсь?». Даже шахматы он воспринимает теперь иначе, где темный цвет ассоциируется с соперником в игре и противником в войне. Но мы не воспитываем в наших детях образ врага, не культивируем в них чувство ненависти. Да и в принципе в нашем обществе этого нет. Мы их воспитываем, как защитников родины от любого врага, независимо от того, какой он национальности. Дети идеалисты, они верят в мир, победу, героизм, и мы многому должны у них научиться.

Я не хочу, чтобы мои дети даже задумывались о войне. Мы пережили те страшные времена, а теперь хотим их уберечь от этого. Они слышали наши рассказы о пережитом. Мы знали все виды снарядов, считали до 40, когда начинали стрелять «Грады». В этот раз наши дети не успели осознать всего того, что мы пережили в их возрасте, но это стало для нас всех испытанием.

*По просьбе собеседницы сайт RFI изменил ее имя

Ссылки по теме
 
К сожалению, время подключения истекло, действие не может быть выполнено.