Президентский портрет: Таймураз Мамсуров – РСО-Алания - RFI

 

Слушать Скачать Подкаст
  • 16h00 - 16h10 GMT
    Новости 27/12/2014 16:00 GMT
  • 16h10 - 17h00 GMT
    Передача 26/12/2014 16:10 GMT
  • 16h10 - 16h30 GMT
    Передача 27/12/2014 16:10 GMT
  • 19h00 - 19h10 GMT
    Новости 27/12/2014 19:00 GMT
  • 19h10 - 20h00 GMT
    Передача 27/12/2014 19:10 GMT
закрыть

Кавказский дневник

Президентский портрет: Таймураз Мамсуров – РСО-Алания

Президентский портрет: Таймураз Мамсуров – РСО-Алания
 
Таймураз Мамсуров, глава Республики Северная Осетия-Алания DR

В рамках проекта «Президентский портрет» герой настоящей передачи - Таймураз Мамсуров, глава Северной Осетии. В июне 2005 года после отставки президента Александра Дзасохова, которой добивалась практически вся Осетия, Мамсуров был утвержден главой республики и получил в наследие криминальный спиртово-транзитный регион, трагедию Беслана и постконфликтные отношения с соседней Ингушетией, обострившиеся после кровавой драмы в бесланской школе. Дети Мамсурова оказались в числе 1128 заложников.

Когда Руслан Аушев, экс-президент Ингушетии, предложил Мамсурову отыскать его детей в школе и вывести их, последовал моментальный отказ. Судьба оказалась благосклонна к нему, и дети остались живы: сын Зелим был ранен в ногу, а дочь Замира получила ранения в бедро и грудь.

186 детей и 148 взрослых в кровавом списке бесланской трагедии DR

В апреле 2010 года президент России Дмитрий Медведев внес кандидатуру Мамсурова в североосетинский парламент для переутверждения в должности главы республики на второй срок. Мамсуров - автор книги «Построй свою башню», которая адресована молодежи Осетии.

Это все, чем я предваряю разговор с Таймуразом Дзамбековичем. Напоминаю, что никаких предварительно обговоренных вопросов с осетинским главой, как и в случае с Юнус-Беком Евкуровым, и никаких комментариев. Это я все оставляю на суд радиослушателей.

На проводе Владикавказ - Таймураз Мамсуров.

RFI: Наше интервью состоится в преддверии дня вашего рождения. 13 апреля – день рождения многих известных людей, это день когда родились королева Франции Екатерина Медичи, русский царь Борис Годунов, 3-й президент США Томас Джефферсон , ирландский писатель и нобелевский лауреат (1969) Самюэл Беккет, чемпион мира по шахматам Гарри Каспаров. Как будет проходить день вашего рождения?

Таймураз Мамсуров: Я постараюсь уединиться с семьей так, чтобы меня мало кто мог найти.

Зелим и Замира Мамсуровы -ученики средней школы №1 города Беслана DR

RFI: Дети будут присутствовать?

Таймураз Мамсуров: Да, конечно.

RFI: Извините за бестактный вопрос - ваши родители живы?

Таймураз Мамсуров: Нет. Нет, к сожалению.

RFI: Как часто Вам удается посещать их могилы?

Таймураз Мамсуров: Я из мусульманской части осетин, и каждый раз, когда по нашей вере там надо быть, я бываю там или когда я почувствую, что мне надо побыть там.

RFI: Таймураз Дзамбекович, могли бы рассказать о своих корнях?

Таймураз Мамсуров: Мамсуровы из Даргаса, маленькая, но достойная фамилия, которая не опозорила осетинский народ, которая дала генералов – их них два генерал-полковника и один их них Герой Советского Союза - все легендарны. Первого профессионального поэта Темирбулата Мамсурова. И писатели, и интеллигенция есть в роду. Дальше у меня по отцовской линии Шанаевы, фамилия Алдатовы.

Мама моя из фамилии Тхостовых – это тоже небольшая фамилия, но там большой дореволюционный слой интеллигенции – врачи, инженеры, которые за пределами Осетии учились, работали. Дальше по материнской линии у меня Цопановы. За представителей этих двух направлений моих корней никому не стыдно. Чего я боюсь? Стать позором своей фамилии – вот это самое страшное, чего даже пережить нельзя, не дай Бог случится.

RFI: В ваших корнях есть ингушская кровь?

Таймураз Мамсуров: Нет, ингушской крови нет.

RFI: Ваша карьера складывалась успешно, начиная от комсомольского вожака до доктора политических наук и главы Республики Северная Осетия–Алания. А были моменты, которые хочется вычеркнуть из своей биографии?

Таймураз Мамсуров: Вряд ли такие моменты были. Все что было - было. В любом случае, решения принимал сам, даже когда нам кажется, что какие-то внешние обстоятельства мешали, что если того не было бы, на самом деле решения мы принимали сами. Что было – то было и не потому, что поменять нельзя, а потому, что никакие внешние обстоятельства человеку не могут быть оправданием. Нам сообщены через всякие каналы от Всевышнего правила, по которым надо жить, а выбор за нами.

RFI: Ваше жизненное кредо, Таймураз Дзамбекович?

Таймураз Мамсуров: Кредо мое? По крайней мере – стараться быть справедливым во всех своих делах, мыслях и решениях. Стараться быть… это невозможно, но надо стараться быть справедливым.

RFI: Сегодня у вас есть ответ на вопрос о роли молодого поколения в жизни нации?

Таймураз Мамсуров: Молодежь Осетии в жизни нации никакой особой миссии не несет, по отношению к любой нации и любой молодежи. Во-первых, не от них зависит, и не нами это сделано: уходит наше время, и приходят они, и это установлено общими правилами мироздания.

Когда говорят «о чем ты жалеешь?», я жалею только о том, что в молодости я не знал того, что знаю сейчас, и парадокс в том, что когда из активной жизни уходишь, твои знания в практическом смысле теряют смысл. Остается их только передать молодежи. Вот это то, что мы еще можем сделать, а молодежь сама выберет свой путь.

Я ее не знаю, я, тем более сейчас, не ориентируюсь, потому что в жизни все так быстро меняется. Молодежь овладевает такими техническими средствами, которые нам и не снились в свое время. Если у нас от черно-белого телевизора до цветного проходило десять лет, то у них в течение одного года появляются aipad и еще что-то, там сам черт голову свернет.

Поэтому миссия одна – нам надо надеяться на то, что они должны быть лучше нас, иначе это противоречит и ходу природы, и развитию общества. И сделать все, чтобы молодежь Осетии нас услышала, а выбор будет за ними. У осетинской молодежи, может быть, у этой миссии оттенок единственный: твердые позиции, которыми являются национальные традиции, культура.

Вот как англичане – у них Королева, а мы смеемся, как это может быть «королева, которая никакого значения не имеет, зато ей все кланяются?» В Японии Император! Какой император? Вот нам сейчас скажите - вот будет ваш император, и мы бы со смеху поумирали. Вот такое высокомерие у нас.

В то же время, островная Великобритания процветает, островная Япония процветает. Почему? Потому что они считают, что это традиция, а значит, надо ей следовать. А мы почему-то считаем, что наши традиции надо закапывать, даже если они медленно умирают, надо их задушить, надо быстрее затоптать.

Я надеюсь, что молодежь Осетии не отвернется и никогда не исказит, и не будет высокомерно относиться к лучшим традициям, которые прошли через многослойную, трагическую, победоносную историю моего народа. Вот тогда они будут великими, и жизнеспособными, и деятельными.

RFI: Вы отец четверых детей. Они оправдали ваши надежды?

Таймураз Мамсуров: Они оправдают мои надежды или не оправдают – об этом я буду думать еще перед последним вздохом на этой земле и мечтать, чтобы они оправдали надежды. Но я ими доволен в меру того, что я вижу.

RFI: Мне не удалось найти ни одной фотографии, где бы Вы улыбались. Эта серьезность – это маска или Вы всегда такой?

Таймураз Мамсуров: Я человек веселый и люблю улыбающихся, но, с другой стороны, крайность, если ходить постоянно со счастливой улыбкой дауна - это тоже вызовет вопросы.

RFI: Вы умеете сдерживать свой гнев?

Таймураз Мамсуров: Жизнь научила. Как нас учили, гнев – это один из самых великих грехов. Притом, что, если в гневе принял какое-то решение, уже должен сразу покаяться в этом. Как говорил мудрец, мужчина должен трижды крепко подумать прежде, чем высказаться, особенно в гневе.

RFI: Какая ваша самая характерная черта?

Таймураз Мамсуров: Черта? Не знаю. Я сам себе характеристик не даю.

RFI: Вы добрый, злой, остроумный?..

Таймураз Мамсуров: Смотря… не знаю, я не знаю. Когда ты сам частью картины какой-то являешься, трудно себя видеть со стороны. Так что об этом пусть другие говорят. Мне хочется быть добрым, хочется быть справедливым. Всем хочется быть. А уж как получается…

RFI: Что является вашим самым главным недостатком?

Таймураз Мамсуров: Недостатком? Я не мирюсь с биологическим возрастом, сам себя сдерживаю. Мне хочется быть пацаном, шустрым и…

RFI: «Задрав штаны, бежать за комсомолом»?

Таймураз Мамсуров: Это недостаток. Надо все-таки пытаться соответствовать своему возрасту. Внешним поведением, высказываниями.

RFI: Любимые писатели?

Таймураз Мамсуров: Их много. Конечно, «самого» нет. Если я начну говорить о Толстом, Достоевском, скажете: «Ну, опять та же песня». Помните, Ремарк, Ильф и Петров, такие, которых откроешь и узнаешь себя, своих коллег по работе даже. Если я в день час-полтора ничего не почитаю, то у меня мозги киснут.

RFI: Любимые композиторы, исполнители? Вы поете сами?

Таймураз Мамсуров: Да. Конечно, пою. И наши осетинские народные песни, особенно, героические. И, конечно, классика. Слава Богу, Валерий Абисалович Гергиев всех нас заставил уважать это направление в музыке. И русские народные песни и, конечно, Высоцкий, которого с полоборота можно включать и продолжать слушать, и Визбора, и Булата Окуджаву…

Таймураз Мамсуров встречает в аэропорту Беслана Владимира Путина DR

RFI: Ваш приход к власти был обусловлен очень многими факторами и всей вашей предыдущей биографией, и ваш статус обязывает Вас исполнять указания сверху беспрекословно. Вы никогда не жалеете, что не пошли по профессиональному пути инженера?

Таймураз Мамсуров: Так получилось, что моя маленькая фамилия имеет много генералов, и мы больше воины, поэтому выполнять приказы для меня не является унизительным, тем более, когда ты уже согласился их выполнять. Отвратительно выполнять приказы, с которыми ты не согласен…

RFI: А такое приходится?

Таймураз Мамсуров: Нет. Нет-нет… я стараюсь, как говорят военные, «уточнить приказы», и если меня убедили, что так надо делать – я делаю, если нет, то я готов в любой момент сказать – «я сделал все что смог, пусть больше делает, кто может».

Если я от кого-то слышу «пустите меня поработать главой территории», я с большим подозрением к таким людям отношусь. Природа человека – это лень, и никто ее не преодолел никогда. Это мечта – ничего не делать! Человек, который рвется к работе (а очень трудная, тяжелая эта работа, когда на каком–то этапе ты надоедаешь людям, в тебя готовы кидать камни, оплевывать тебя, сочинять всякие небылицы о тебе, поносить тебя и, в тоже время, вопреки этому, надо работать, работать и работать), если кто-то считает, что рвется к Этому, потому что он к Этому готов, я начинаю сомневаться в его психике или в искренности того, что он говорит.

RFI: В своей книге вы писали, что перестройка «а-ля Горбачёв» и «а-ля Ельцин» — это непростительное издевательство над собственным народом. Но вы сами, в какой-то мере, были участником этих перемен в стране.

Таймураз Мамсуров: Если пафосно говорить, то это так. В 1990 году я стал председателем райисполкома в Беслане, и на моих глазах, без всякой войны, без ничего, моя Родина исчезла. Она погибла на моих глазах. Я оставался работать в Беслане, когда исчезли деньги, пенсии, зарплаты, когда 1992 год начался (ингушско-осетинский конфликт – осень 1992 года – ред.). Не было ни власти в стране, никто ничего, и я впервые увидел горы трупов, я увидел братоубийственную войну четырехдневную.

Я смотрел по телевизору Горбачева, Ельцина и не мог понять: мы кто здесь? Стадо, которое должно уничтожать друг друга, просто потому, что кому-то так хочется, или мы живем под руководством людей, провозглашающих «демократию», «гласность», плюрализм», что он там еще говорил? Это все словоблудие, борьба за власть, борьба тщеславий.

18 миллионов коммунистов рты разинули и не могли понять, что происходит. Профукали все… в итоге, мое поколение, единственное, может быть, с тех времен, когда исчезали, гибли такие понятия, как «родина», без войны, без агрессии. Даже на Японию сбросили две атомные бомбы, но родина у них не исчезла, а у нас исчезла.

Они (Ельцин, Горбачев – ред.) бормотали: «Радуйтесь, ребята! Это цена за демократию, через это надо пройти». Бог им судья! А тем более, когда нынешний Горбачев поучает нынешних руководителей страны – это вообще мерзость. Мое воспитание не позволяет мне высказываться резко в адрес старших, поэтому я сам себя остановлю здесь.

Такое мое отношение и моя роль в этом, которая если есть, то я готов извиниться перед Горбачевым и Ельциным, что я здесь, на уровне райисполкома Правобережного, не выполнил их великие указания. Вот почему я считаю, что это издевательство над нами.

Если бы здесь не было пролито столько крови, о которой мы все сейчас жалеем и, к сожалению, из-за того, что тот период даже не был оценен, то выросло целое поколение молодежи и в Осетии, и в Ингушетии, я не уверен, что мы можем с оптимизмом смотреть на их будущее в части взаимоотношений. По-прежнему, осетинская молодежь считает, что ингуши во всем виноваты, ингуши считают, что самые подлые люди – это осетины. И все туда уходит.

RFI: Вам тяжело вспоминать Беслан – 2004 года… я задаю вопрос не как руководителю республики, а как отцу, у которого пострадали дети. Почему государство до сих пор не дало ответ и не назвало виновных в убийстве детей?

Таймураз Мамсуров: Спасибо, я чувствую, как вам тяжело говорить об этом, и спасибо за такую внутреннюю реакцию. Но вопрос не ко мне, вы же сами понимаете. Если я, пока еще живой, до конца жизни что-нибудь узнаю, то буду считать, что справедливость, хоть когда-нибудь, должна восторжествовать.

RFI: Всю жизнь Вы живете в Беслане. У вас собственный дом. Есть какая-то недвижимость в Европе, счета в банках?

Таймураз Мамсуров: Ну, если я вам скажу…

RFI: Скажу «нет», вы не поверите?..

Таймураз Мамсуров: Нет, это будет правдой, у меня нет ничего, я в бизнесе ни черта не понимаю. У меня есть отцовский дом, у меня есть ограниченное время пребывания на этой земле – я в нем родился, в саманном доме. Построил дом. Четверо детей. Вырастут они. Сыну я тоже сказал: «Если ты этот дом продашь, я с того света тебя достану и потребую объяснений».

Может быть, глупо с моей стороны, и надо было накопить чего-то, распихать там недвижимость на островах, в банках какие-то счета… Но я, хоть не религиозный человек, но склонен верить великим книгам – и Корану, и Библии, и Торе, в которых нас от этого уберегают.

Что касается денег, их нужно иметь ровно столько, чтобы не оказалось, что у тебя нет денег, чтобы рассчитаться по долгам или заплатить за лечение, или чтобы о них просто не думать.

Если мужчина имеет руки, ноги, голову, не обязательно умную, сверхумную, а просто физиологически не инвалид, он не имеет права быть бедным. На Кавказе всегда было самым большим позором сказать: «Да вот, я бедный, несчастный». Достаток – это то, за что мы молимся и работаем.

RFI: Есть герои в реальной жизни, которые отвечают вашим принципам?

Таймураз Мамсуров: Одного? Нет. А так… вот бросился парень недавно на гранату, чтобы защитить своего подчиненного… в два раза младше меня по возрасту. Вот, повод мне уже задуматься… прерванная в таком возрасте жизнь, может быть, достаточно, чтобы выполнить свою миссию на этой земле? Или до ста лет бормотать, не представляя из себя ничего как личность, как человек и уйти на тот свет без того, что о твоем уходе хоть кто-то жалеет? Как в христианском мире пишут, «у любого святого есть прошлое, у любого грешника – будущее». Поэтому, какого-то конкретного идола нет и не надо.

RFI: Таймураз Дзамбекович, вопрос по объединению двух республик - Южной и Северной Осетии. В случае практического осуществления этой идеи, не ухудшится ситуация на Северном Кавказе?

Таймураз Мамсуров: Я бы ничего не прогнозировал, потому что сейчас это, в силу всех обстоятельств - и политических, и экономических – просто неактуальный вопрос. Объединимся – объединимся, исторически – это, скорее всего, неизбежно. А сейчас совсем другие задачи и их надо решать. Сидеть и мечтать – это не мой стиль работы, я все-таки инженер. Я знаю, что надо делать то, что сегодня надо делать.

RFI: Было бы нечестно, если бы не задала Вам вопрос об отношениях Ингушетии и Северной Осетии. Подписано более двухсот документов об урегулировании отношений. Но ни в той, ни в другой республике далеко не все одобряют программу осетино-ингушского сотрудничества. Что сегодня можно сделать, чтобы люди сегодня перестали бояться и ненавидеть друг друга.

Таймураз Мамсуров: Ну, во-первых, люди не боятся друг друга. Если говорить о власти, то проводятся всякие конкурсы: дети ингушские занимают первые места, потом мы едим в Ингушетию и тоже участвуем во всяких конкурсах. И дети наши, и творческие коллективы давно общаются, выступают на всех форумах, и ни одно крупное мероприятие не обходиться без того, чтобы мы не были вместе.

На бытовом уровне все давно решено: вот по саунам сейчас рейды сделали, и в одной выковыряли двоих ингушей. Они спокойно приезжают и в ресторанах наших отдыхают, и в саунах мы их ловим. Видите, я говорю о крайностях: прекрасная молодежь и интеллигенция тоже общаются. Эти уроды тоже общаются. Наших ловят там у вас, на базаре в Назране. Так что, на уровне людей, от одной крайности до другой – все нормально.

Есть недовольные своим руководителями, я же живой, реальный человек и у меня нет задачи, чтобы меня все любили, и у Юнус-Бека Баматгиреевича такой задачи тоже нет. Меня обвиняют в том, что я уступаю в чем-то ингушам, Юнус-Бека Баматгиреевича в том, что уступает осетинам. Хотя он и его семья, они как раз подают пример – они живут в Тарском, на своей исконной земле и никуда не уехали. А те, кто уехал, оттуда поучают всех.

То же самое и здесь – и меня во всех этих вещах упрекают, но мы работаем без оглядки на это. Слава Богу, за последнее время, что мы работаем (уже и по столу постучу – боюсь, чтобы это не нарушилось), у нас все нормально.

Сейчас мы занимаемся тем, чтобы федеральный центр помог нам в Пригородном районе создать рабочие места, потому что когда ингуши и осетины вместе работали, у них не было косых взглядов друг на друга. Но когда осетин выходит и садится около своей калитки, потому что жена орет там: «Что ты сидишь? Детей некому кормить, а ты мужик здоровый нигде не работаешь».

Он злой выходит, курит, смотрит – напротив ингуш сидит. Он его ругает. А ингуш с такими же мыслями вышел из дому, потому что его жена там ругает. Смотрят друг на друга и кого они проклинают? Друг друга. Вот и все.

А чтобы люди работали – это наша задача. Этим мы и занимаемся. А поводов упрекать своих руководителей в каждом народе достаточно. Многие этим злоупотребляют. Ну, не любят меня, и его не любят. А за что не любят? За то, что я продался, и он продался. По-русски как говорят: «руководитель, он и в шапке дурак, и без шапки дурак».

Так что, реальная жизнь совсем другая: у нас уже и браки межнациональные возобновляются, и молодежь общается. Я не говорю, что все нормально, мы упустили молодежь. Она выросла, и я об этом вам чуть раньше сказал. Будем надеяться только на то, что вырастут поколения, свободные от этой ненависти, как исторической травмы в мозгах.

Многие считают, что молодежи это надо вдалбливать, чтобы никогда не забыть, но забывать нельзя – все надо помнить. Но если каждое поколение нашей молодежи по нашей тупой воле должно пролить свою долю крови и отдать свое количество молодых жизней… Ведь все, кто болтает об этом, они своих детей не пошлют, если завтра что-нибудь начнется. Их дети спокойно сидят в тишине, стучат по клавишам компьютера, рассылают всякие проклятия друг другу, поучают других. Мы это видим просто невооруженным глазом. Это нас не раздражает уже, а вызывает большое сожаление.

RFI: Таймураз Дзамбекович, что такое счастье?

Таймураз Мамсуров: …я не знаю, что такое… как инженер - отсутствие несчастья…

RFI: Можно считать, что жизнь удалась?

Таймураз Мамсуров: Тот, кто считает, что жизнь не удалась, тот совершает большой грех. Это вопросы только к самому себе. Как прожил - так прожил. Слава Богу, совесть чиста – это единственный критерий, и как меня учили старшие, «никого не бойся, бойся Бога, а совесть – единственный критерий». Мне, кажется, она чиста, а что касается Всевышнего – Он рассудит.
 

  • И какая меня Муза укусила?

    И какая меня Муза укусила?

    Его творчество порой на грани фола, но на сегодня он лучший российский бард после Александра Галича, Булата Окуджавы и Владимира Высоцкого – черкес Тимур Шаов. …

  • Дагестанские метаморфозы, или президента Дагестана «оценил» президент России

    Дагестанские метаморфозы, или президента Дагестана «оценил» президент России

    Для дагестанских чиновников выдался один из самых тяжелых понедельников. Верхний эшелон власти Махачкалы напоминает растревоженный улей. Такого поворота событий здесь …

  • Кому нужны кавказские темы в кино?

    Кому нужны кавказские темы в кино?

    «Поторопитесь восхищаться человеком, ибо упустите радость» (Юэ Фэй, VIII век, Китай) – главное кредо жизни и творчества мыслителя, режиссера и сценариста …

  • В России журналистов убивают люди из власти

    В России журналистов убивают люди из власти

    В Дагестане уже давно никого не удивишь ни спецоперациями, ни расстрелами без суда и следствия, ни переделом зон экономического влияния между криминальными группировками. …

  • Прошлогодние байки о Кавказе

    Прошлогодние байки о Кавказе

    Наследница российского трона Великая Княгиня Мария Владимировна молилась в горах Ингушетии. Наполеон вовсе не француз, не араб, а кавказец – доказывают французы. …

  • Зара Муртазалиева. Без права на реабилитацию

    Зара Муртазалиева. Без права на реабилитацию

    Утром без пяти шесть - подъем. Музыка на полную мощь, и 800 женщин, кто трусцой, кто рысцой - бегом на плац. Руки за голову… встать – лечь… бегом …

  • Третья часть ее жизни прошла в ГУЛАГе

    Третья часть ее жизни прошла в ГУЛАГе

    Не признав своей вины, не сломленная и готовая отстаивать свое право на новую жизнь без клейма «террорист», Зара вышла на cвободу. Борьба для нее только …

  1. 1
  2. 2
  3. 3
  4. ...
  5. далее >
  6. в конец >
АУДИОАРХИВ
 
К сожалению, время подключения истекло, действие не может быть выполнено.