Слушать Скачать Подкаст
  • *Новости 15h00 - 15h10 GMT
    Выпуск новостей 23/04 15h00 GMT
  • *Передача RFI 15h10 - 16h00 GMT
    Дневная программа 23/04 15h10 GMT
  • *Новости 18h00 - 18h10 GMT
    Выпуск новостей 23/04 18h00 GMT
  • *Передача RFI 18h10 - 19h00 GMT
    Дневная программа 22/04 18h10 GMT
Чтобы просматривать мультимедиа-контент, в вашем браузере должен быть установлен плагин (расширение?) Flash. Чтобы войти в систему вам следует включить cookies в настройках вашего браузера. Для наилучшей навигации, сайти RFI совместим со следующими браузерами: Internet Explorer 8 и выше, Firefox 10 и выше, Safari 3 и выше, Chrome 17 и выше...

В Северной Осетии зверски убит декан университета

В Северной Осетии зверски убит  декан университета
 
Похороны декана факультета осетинской филологии Северо-Осетинского государственного университета имени Коста Хетагурова Шамиля Джигкаева DR

Стихотворение Шамиля * действительно жесткое, оскорбительное. Но совершить ритуальное убийство, отрезав голову, и принести человека в жертву, как животное – это не укладывается в голове.

Похороны Шамиля Джигкаева в родном селе DR

 

 

28 мая тысячи людей пришли проститься с деканом факультета осетинской филологии Северо-Осетинского государственного университета имени Коста Хетагурова Шамилем Джигкаевым.

 

Шамиль Джигкаев DR

Дикая, нелепая смерть – 70-летнего Шамиля Джигкаева нашли около селения Редант с отрезанной головой. Для Осетии это известие стало взрывом, подобным бесланской трагедии. И в том, и в другом случае, на Кавказе кавказцами было совершенно преступление, которое запятнало навеки честь и имя всего рода, к которому имели отношение убийцы. Кодекс чести горца никогда не позволял поднять руку на детей и стариков. Здесь преступники перешли Рубикон и встали вне закона, вне нации.

Первые комментарии не отличались новизной: общественная молва немедленно приписала убийство ингушам, в крайнем случае - грузинам, которые отмечали День Независимости. И с той, и с другой стороной отношения далеки от доверия и приязни. Причины напряженности отношений искать надо в политике «старшего брата».

Но, как бы то ни было, все соседи были просто потрясены жесточайшей казнью, совершенной над Джигкаевым. Сразу была озвучена и версия убийства: Джигкаева убили в отместку за стихотворение, которое было написано им под впечатлением от другой конфликтной ситуации, произошедшей 6 декабря 2007 года неподалеку от бесланского мемориального кладбища, где похоронены жертвы теракта.

Как заявляли должностные лица Правобережного РОВД , «проезжавшие мимо паломники из Чечни сделали остановку для отправления естественных нужд».
«Естественные нужды» заключались в том, что паломникам из Чечни (а ингушей там и близко не было) надо было совершить вечернюю молитву, но кому-то очень выгодно стало представить ситуацию в самом оскорбительном виде как для самих родных погибших, так и для тысячи других осетин.

Шамиль Джигкаев отозвался немедленно строками, которые, в свою очередь, взорвали мусульманскую умму Кавказа. Джигкаеву угрожали, Джигкаева убили. Убили, безусловно, подонки, потому, что подняли руку на старика.

 

Борис Кантемиров с племянником. Беслан 2004 год DR / photo archives familiales

На связи со студией «Кавказского дневника» Борис Кантемиров - депутат Парламента РСО-А, он же - заслуженный тренер России по карате, он же - режиссер документального кино. Но, пожалуй, самое главное, что Кантемиров - из породы тех людей, которые изначально наделены совестью, которую не меняют на депутатское кресло. Разговор, который произошел между нами, выходит за рамки чиновничьего слога.

Борис Кантемиров: Мы сами здесь в оцепенении каком-то, такого никто не ждал, не было такого.

RFI: Борис, вы лично знали Шамиля Джигкаева?

Борис Кантемиров: C Шамилем несколько раз общался, несколько раз встречался в пиковые моменты в 2008 году. Так, чтобы в быту я с ним каждый день общался - такого не было, но он меня знал, я его знал.

RFI: Первая версия, которая была распространена – это месть со стороны ингушей. Вам не кажется это заявления очень опрометчивым?

Борис Кантемиров: Это, во-первых, бред абсолютный, потому, что у нас творится. Здесь вчера ребята рассказывали, что приезжали сюда друзья- чеченцы и зашли в нашу мечеть. Они вышли с квадратными глазами и говорят, что за такие проповеди в Чечне имамов расстреляли бы. «Вы где их нашли и откуда они у вас взялись»?
Очень перекошенная экстремистская направленность идёт. У меня друг-азербайджанец есть, так его брат двоюродный туда ходит, и на глазах поменялся человек – такая обработка и промывка мозгов идёт, что люди ходят, как зомбированные.

Всю жизнь у нас были и христиане, и мусульмане, но никогда не выставлялось это напоказ.

Я когда прочитал это стихотворение Шамиля - оно действительно жесткое. Я бы, например, во всеуслышание такого не сказал никогда, и не потому, что там страх - не страх. Просто, говоря об одних, цепляешь других.

RFI: Нет нужды пересказывать эти строки, написанные в гневе, обиде и оскорбительные для любого, исповедующего ислам, как и версия о том, что паломники «осквернили» мемориал «Ангелов».

 

Борис Кантемиров: Я с дочкой его разговаривал: «Ты пойми, сейчас - это пощечина всем, особенно «священный камень» и так далее. Можно было, по крайне мере, ограничиться тем, что там произошло. Назови конкретно этих людей, кто они есть, но вот выйти дальше за границы, я бы не смог такого сделать. Не потому что боюсь кого-то. Есть у меня друзья и чеченцы, и дагестанцы, и не просто друзья, а названый брат моего отца был чеченец. Мне же потом ему в глаза смотреть надо, если я что-то такое скажу.

Но обвинять Шамиля в этом я не могу. Это он лично так сказал. Что я могу сделать? Человек старше, может, проявление эмоции, слабости.

Но, в любом случае, мы же не в первобытном обществе живем, есть тот же суд, можно ответить человеку, вывести это на уровень дискуссии определенной. Но сделать ритуальное убийство?

Тело, когда нашли, на руках, на ногах у него были следы, которые остались от ботинок. Там не один человек его убивал. Следы от воды – сделали какое-то омовение. Просто принесли человека в жертву, принесли, как животное. И сделать такое с семидесятилетним стариком – это просто в голове не укладывается.
Я и раньше говорил, и сейчас это частично подтверждается, что сделали это наши зомбированные, я даже не знаю, как их назвать...

RFI: Борис, 26-го произошло убийство.

Борис Кантемиров: Это было где-то в районе 10-11 часов.

Давид Мурашев подозреваемый в убийстве Шамиля Джигкаева DR

RFI: А буквально на следующий же день официальное заявление СКП, и объявляется в розыск подозреваемый в убийстве Мурашев Давид. И первая новость, которую выдает сайт «Осетия-информ»: «Предполагаемый убийца поэта Шамиля Джигкаева последние три года исповедовал ислам».

Если в первый день, по заявлению Сусанны Дудиевой – председателя комитета «Матери Беслана», убийца, конечно же, ингуш и никто другой, то теперь, если не ингуш, то мусульманин. Вот они - непродуманные и безнравственные заявления, которые разводят по разные стороны не только кавказцев, но, прежде всего, и самих осетин, среди которых - и христиане, и мусульмане.
И мало верится, что если Мурашева найдут, то его будут брать живым. Кто же все-таки стоит за убийством и кто послал Мурашева на казнь, если убийца - он?

Борис Кантемиров: Скорее всего, его вычислили по телефонным звонкам-угрозам - это одна из версий. И вторая – Давид Мурашев приходится ему (Шамилю Джигкаеву) каким-то дальним родственником, то есть, он никогда бы не сел в машину, если бы он этого человека не знал. Зная, что ему угрожают, и что ситуация у него не самая безоблачная, он не сел бы в машину. А к Давиду он сел спокойно в машину. Кто был с Давидом, кто ему ассистировал? Я, честно говоря, не думаю, что мы узнаем об этом. Вы правы, наверняка, его уже нет. Тот, кто подвигнул его на это дело, наверняка, его где-то уже закопал. Человек просто пропал и все.

RFI: Мурашев, по информации МВД И ФСБ, из достаточно благополучной семьи, хотя его пытаются представить законченным наркоманом.

Борис Кантемиров: Отец Давида приходил к нам в ФСБ и убедительно просил заняться его сыном, потому что говорит: «я потерял сына, я потерял над ним контроль, с ним что-то произошло».

Он знал, что тот ходит в мечеть, и отец официально обращался в органы, чтобы те обратили на него внимание.

Вчера они приходили на похороны, чтобы не было и кровной мести, извинялись, говорили, что ни родственники, ни соседи к этому никакого отношения не имеют. Это уже другой человек, действительно - зомби.

А то, что объявили – это смешно. Зная, что происходит, что стоит вычислить, какие проповеди ведутся и не предпринимать никаких мер, а потом трубить на весь мир, что это вот, оказывается, они.

 

RFI: Прошлогодний скандал с заявлениям и последующей отставкой муфтия Евтеева должны были быть сигналом к тому, что не все ладно внутри республики. И не надо было бы искать ингушский или грузинский след.

Борис Кантемиров: Если бы большинство людей четко осознавали, что теракты носят конкретно «ингушский след», задачу убить больше осетин, то взрыв бы давно произошел. Но здесь же понятно, что и в 2004 году, те же ингуши, и чеченцы, которые были в этой школе, выполняли заказ.

Семья моего младшего брата там попала, они все там были. Невестка мне два-три момента обговорила, что люди, которые там были, не собирались умирать. Судя по тому, как они на третий день запаниковали, когда поняли, что их обманули, и план, который был задуман, не удался.

Там были такие, которые просто схватились за голову, один молился, раскачиваясь из стороны в сторону. Людей послали сделать грязное дело и пообещали, что вы красиво оттуда выйдите, а потом поняли, что придется расплачиваться. Понятно, что они выполняли чью-то волю, чью-то программу. Заинтересованных во всех этих событиях, и в 2004 году, и то, что в сентябре произошло, заинтересованных сторон, сразу, не задумываясь, можно назвать несколько.

RFI: Кому это выгодно?

Борис Кантемиров: Кому это выгодно? Начиная от простого сержанта войск федеральных, который мог кого угодно остановить и что угодно оттуда взять, офицеров, которые получали надбавки за боевые. Вы знаете, что пару раз, когда были обстрелы со стороны Джейраха (горная часть Ингушетии, граничащая с Северной Осетией - ред.) таможенных постов, то накрывали эти огневые точки. И ученик мой Олег Дубинин сказал мне, что они находили убитых офицеров российской армии. Это они инициировали нападение со стороны ингушей.

RFI: Для чего?

Борис Кантемиров: Для чего? Как только ставился вопрос о снятии режима чрезвычайного положения, то есть, снятии надбавок, тут же происходило какое-то ЧП, которое им было на руку. Вот вам вторая линия, кому это интересно.

RFI: Ингушские правозащитники не раз говорили о том, что именно федеральные военные бесчинствуют как в самой Ингушетии, так и в Пригородном районе, который является яблоком раздора по вине того же федерального центра. Но это точка зрения напрочь отвергается.

Борис Кантемиров:Никому не нужно, чтобы мы начали друг с другом говорить и понимать друг друга. В 1992 году этот конфликт был выгоден и руководству Осетии и Ингушетии одновременно. Они к этому времени набрали кучу долгов под всякие программы перед федеральным правительством, и эта война списала все абсолютно. Списали очень большие деньги, которые, якобы, унесла вот эта война.

RFI: Списали деньги, оставив на десятилетия вперед стену неприязни между народами, которых связывают не только границы.

Борис Кантемиров: Значит, получается так: либо мы должны убить всех врагов - а враги ли они, и нужно ли это делать? Либо мы должны найти общий язык. Второй вариант гораздо более приемлемый, значит, надо где-то не заметить, где-то проигнорировать какие-то оскорбления, потому что идиотов хватает везде.

Слава Богу, через тот же Интернет, находим людей адекватных, с которыми можно о чем-то разговаривать. Каждый остается на своей позиции, каждый представляет свой народ - и это правильно. Я не верю тому, кто будет лебезить и заискивать.
Мы же жили. Я же ездил через Ингушетию, Чечню в Махачкалу и никогда не задумывался о том, что с тобой может что-то произойти. Сейчас я не поеду, потому что у меня нет никаких гарантий, что я доеду, равно, как и ни у кого другого. Конечно, мне это не нравится. Вот он Кавказ - вроде нет войны, но мы живем в состоянии изолированности друг от друга, и я не вижу заинтересованности со стороны тех же федеральных властей.

RFI: Напомню радиослушателям, что у микрофона - депутат Парламента Республики Северная Осетия-Алания Борис Кантемиров. Крайне редко можно встретить чиновника такого высокого уровня, который смел бы говорить о действительном положении вещей в республике, как состоянии общества, так и преступном безразличии властных структур.

Борис Кантемиров: Выбрали меня год назад в Совет при Хлопонине, и на первом же совещании, когда обозначали направление деятельности, я взял студию кинохроники. Рядом сидела женщина из Ингушетии, слева от меня - чеченский актер Муса Дудаев, и я говорю: «вот до одних - 20 км, до других - 100 км, но мы ничего друг о друге не знаем. Мы узнаем новости друг о друге через Интернет, которые, кроме взрывов и терактов, ни о чем нам не рассказывают. И получается, что люди, живя рядом, информационно изолированы друг от друга».

Я предложил возродить систему северокавказской студии, которая периодически выпускала бы информацию, что мы рожаем, строим, создаем, творим что-то. Человек мне просто ответил, что «это детали, в которые он не хотел бы вдаваться». Это мне Хлопонин ответил лично. Я говорю, если мы не можем говорить о деталях, об «общем» я говорить не умею. Я не могу говорить «ни о чем». Я просто замолчал и приехал еще на два-три совещания, и просто внимательно слушаю, извините за выражение, какую пургу они там несут.

RFI: Получается, что федеральной власти, в первую очередь, не нужно, чтобы был налажен мир между соседями и мир на Кавказе?

Борис Кантемиров: Абсолютно не нужно, абсолютно, хотя декларируется другое. Я не вижу конкретных шагов, которые бы...

Произошла, с одной стороны, усиленная христианизация, она же не была столь выпуклой раньше. Мы все религии могли перестроить под наши три пирога, под наши жертвоприношения и под наши святилища.

И мусульмане молились на тот же Джеоргуыба ( праздник, посвященный осетинскому святому Уастырджи).

Религия – это предмет личного пользования, а тут ее выставляют на уровень государственный. Понятно, что никогда христиане и мусульмане, если брать религиозную верхушку, никогда друг с другом не договорятся, хотя бы потому, что они друг с другом бьются за количество прихожан. Единственное, что, мне кажется, можно сделать, так это роль религии в общественной жизни отодвинуть на второй план и выдвинуть ценности, которые были бы общие для всех.

RFI: Какой фактор может объединить всех кавказцев, ввергнутых и в межнациональную, и в религиозную конфронтацию?

Борис Кантемиров: Здесь, к сожалению, я ощущаю реально свою беспомощность. Может быть, нам свою партию создать, которая будет отдельно от всех этих модных федеральных и прочих течений.

То, что сейчас творится на Кавказе – это принцип организованного беспорядка. Есть у меня знакомые, те же силовики, спецназовцы. В прошлом году в Дагестане они уничтожили 200 членов бандподполья. Через два месяца их официально уже насчитывалось более 400. И ребята говорят: «мы же не маньяки, мы сейчас воюем уже с детьми 16-17 лет».

Они (силовики) устали понимать, что на их руках невинная кровь людей, которые никакого отношения к этому не имеют. Но кто-то разводит эту систему, кто-то обозначает так называемых террористов.

А что с образованием сейчас творится? Это удар по мозгам целого поколения, и чем дебильнее молодой человек, тем легче ему вбить какие-то идиотские идеи – здесь он уйдет в лес, там – в скинхеды, там уйдет еще куда-нибудь. Если бы это только Кавказ был...

RFI: Почему официальные структуры не предпринимают мер против вовлечения молодежи в число радикально настроенной части мусульманской уммы Осетии?

Борис Кантемиров: Вот это для меня самый главный вопрос, и вопрос, который я хочу задать при первой же возможности самым высоким лицам республики. Идут совершенно четкие провокации со стороны Духовного управления Мусульман Северной Осетии.

Когда в Беслане открывали мечеть (2010 год – ред.), то пришли представители комитета «Матери Беслана» и сказали: «Мы уважаем ваши религиозные чувства. Но, давайте договоримся, что вы не будете призывать к молитве с помощью ваших динамиков».

RFI: Борис, вы считаете правомерными такие требования? Представьте себе, что сегодня мусульмане придут в храм и потребуют прекратить звонить в колокол.

Борис Кантемиров: Здесь есть свои какие-то особенности, все-таки это Беслан. Не так много времени прошло с момента трагедии. Изначально жители Беслана были против открытия мечети.

RFI: Жители Беслана, в большинстве своем, все-таки мусульманская часть населения.

Борис Кантемиров: Да, мусульмане. Но, поверьте мне, даже те мусульмане, которые живут в Беслане, пострадали от этого теракта. Там на сегодняшний день немного людей, которые ходят в мечеть, которые молятся.

Приезжал и новый муфтий Гацалов, извинился, и тут же сразу засылает местных бесланских ребят-мусульман, которые начинают, не с угрозами, но очень требовательно объяснять, что они все-таки будут призывать к молитве через динамики. И уже происходит конфликт между молодыми бесланскими людьми– мусульманами и немусульманами. Пока удается удержать эту ситуацию, но в один день и там может произойти непредвиденное.

RFI: Или просто спровоцировать.

Борис Кантемиров: Спровоцировать просто, потому что Беслан – это отдельная история. Люди не забыли и не выздоровели после того, что там произошло. Этот мир натянутый, и если кто-то его на сегодняшний день недооценивает, то он ошибается.

Такое ощущение, что власть отстранилась и доверила решение вот этих вопросов непонятно кому. Я не знаю, кто на сегодня занимается такими вопросами, как идеология, стратегия.

RFI: Может все-таки вам молодым взять на себя инициативу, если государству просто наплевать - что мир, что война?

Борис Кантемиров: Иногда возникают предпосылки, которые ведут к тому, что можно договориться, можно решить все проблемы, можно начать о чем-то говорить. Но происходит что-то взрывоопасное, и это раздувается.

Когда в Карца организовали поход наши молодые, безголовые, я точно знаю кто первый кинул клич. Но сейчас этого не докажешь – это был человек в погонах. Он тогда был в гражданке и сидел в толпе и провоцировал: «что мы, мол дескать, а давай пошли…»

Я, когда узнал об этом, мне плохо стало. Я собрал этих пацанят, дружины организовал, лишь бы пар выпустить. Знал, что они уйдут у меня через неделю, они же все безголовые.

И этим детям объясняю, что «вы пошли бы туда в Карца, там тоже не подарки. Просто кто-нибудь вытащил автомат и дал очередь, и вас привозят домой вперед ногами. А я, как осетин, завтра вынужден пойти и взять в руки оружие.

Я – отец троих детей, и у меня другие планы в жизни, другие ценности, а я должен идти и мстить, только потому, что кто-то совершил безголовый поступок.

Ну, нет у меня в планах на жизнь бегать с оружием и играть в какие-то опасные игры. У меня другие ценности, все другое.

RFI: Как бы то ни было, убийство стоит в череде аналогичных, и алогичных на первый взгляд, убийств национальных ученых, уважаемых, культурных и религиозных деятелей в республиках Северного Кавказа. Пора бить в колокол и вещать с минаретов о том, что если так будет продолжаться и дальше, то Кавказ захлебнется кровью своих детей, и нечего будет делить, ни мусульманам, ни христианам, ни иудеям.

Грядут страшные времена.
 

______________________

*Подстрочный перевод стихотворения Шамиля Джигкаева, который был распространен среди мусульманской уммы.

Фæцæуынц бирæгъы цот хадзы,   / Едут волчата на Хадж

Кæрон сæ тæригъæдтæн нæй.       / Нет конца их преступлениям

Йæ кæнон тугдзых сырд нæ уадзы,/ Не угомонятся кровожадные хищники,

Лæбуры хурмæ дæр зыдæй.           / Даже кидаются на солнце.

Сæ хъуыран бирæгътæн - ыссыртæ, / Святая книга этих волков - клыки

Вæййы сæ ламаз дæр фыдвæнд;     / Даже молитва - с преступным умыслом

Хуытау нæ уæлмæрдты цъæх сырдтæ / Как свиньи на нашем кладбище

                                                                         зелёные  звери

Кæнынц Хуыцауы раз фыдгæнд.      / Совершают перед Богом злодеяние.

Гъей, сихтæ! Зæхх уæ быны ризæд, / Эй, шейхи! Пусть земля дрожит под вами,

Кæнут уæ ингæнтæ хуылыдз!             / Увлажняйте свои могилы!

Æлгъыст фæут, æлгъыст! - фæмизæд / Проклятые, будьте прокляты! - 

Уæ кувæн сау дурыл мæ куыдз. / на вашем молитвенном чёрном камне пусть

                                                             помочится моя собака.

 

Когда передача уже выходила в эфир, стало известно, что вечером 31 мая в ходе спецоперации во Владикавказе убит Давид Мурашев, предполагаемый убийца осетинского народного поэта Шамиля Джигкаева.

  • И какая меня Муза укусила?

    И какая меня Муза укусила?

    Его творчество порой на грани фола, но на сегодня он лучший российский бард после Александра Галича, Булата Окуджавы и Владимира Высоцкого – черкес Тимур Шаов.

  • Мы не террористы

    Мы не террористы

    Никуда не поеду. Убьют – убьют. Останусь жив – буду жить, - этой фразой он закончил свой разговор в передаче на радио Франции, а на рассвете следующего дня сотня бойцов …

  • Дагестанские метаморфозы, или президента Дагестана «оценил» президент России

    Дагестанские метаморфозы, или президента Дагестана «оценил» президент России

    Для дагестанских чиновников выдался один из самых тяжелых понедельников. Верхний эшелон власти Махачкалы напоминает растревоженный улей. Такого поворота событий здесь …

  • Кому нужны кавказские темы в кино?

    Кому нужны кавказские темы в кино?

    «Поторопитесь восхищаться человеком, ибо упустите радость» (Юэ Фэй, VIII век, Китай) – главное кредо жизни и творчества мыслителя, режиссера и сценариста Мурата Джусойты. …

  • В России журналистов убивают люди из власти

    В России журналистов убивают люди из власти

    В Дагестане уже давно никого не удивишь ни спецоперациями, ни расстрелами без суда и следствия, ни переделом зон экономического влияния между криминальными группировками. …

  • Прошлогодние байки о Кавказе

    Прошлогодние байки о Кавказе

    Наследница российского трона Великая Княгиня Мария Владимировна молилась в горах Ингушетии. Наполеон вовсе не француз, не араб, а кавказец – доказывают французы. Думский …

  • Зара Муртазалиева. Без права на реабилитацию

    Зара Муртазалиева. Без права на реабилитацию

    Утром без пяти шесть - подъем. Музыка на полную мощь, и 800 женщин, кто трусцой, кто рысцой - бегом на плац. Руки за голову… встать – лечь… бегом марш! Совсем юные девочки …

  1. 1
  2. 2
  3. 3
  4. ...
  5. далее >
  6. в конец >
АУДИОАРХИВ
 
К сожалению, время подключения истекло, действие не может быть выполнено.