Слушать Скачать Подкаст
  • *Новости 16h00 - 16h10 GMT
    Выпуск новостей 15/12 16h00 GMT
  • *Передача RFI 16h10 - 17h00 GMT
    Дневная программа 15/12 16h10 GMT
  • *Новости 19h00 - 19h10 GMT
    Выпуск новостей 15/12 19h00 GMT
  • *Передача RFI 19h10 - 20h00 GMT
    Дневная программа 15/12 19h10 GMT
Чтобы просматривать мультимедиа-контент, в вашем браузере должен быть установлен плагин (расширение?) Flash. Чтобы войти в систему вам следует включить cookies в настройках вашего браузера. Для наилучшей навигации, сайти RFI совместим со следующими браузерами: Internet Explorer 8 и выше, Firefox 10 и выше, Safari 3 и выше, Chrome 17 и выше...
КАВКАЗ

«Ни армянскому, ни азербайджанскому народу новая война не нужна...»

media  
Табиб Хусейнов, представитель азербайджанской общины Нагорного Карабаха Igor Belov / RFI

В результате армяно-азербайджанского вооруженного конфликта в Нагорном Карабахе более 20 лет назад, тысячи людей, как азербайджанцев, так и армян, оказались беженцами.

В Азербайджане по официальным данным вынужденно перемещенных лиц - 586 тысяч человек. Это беженцы как из самого Нагорного Карабаха (65 тысяч человек), так и из 7 прилегающих районов Азербайджана, контролируемых администрацией непризнанной Нагорно-Карабахской республики.

Посредничеством в урегулировании конфликта занимается с начала 90-х годов Минская группа ОБСЕ, сопредседателями которой являются Россия, Франция и США. Никаких действительно ощутимых результатов действия этой группы пока не принесли.

В Париже побывал недавно Табиб Хусейнов, представитель азербайджанской общины Нагорного Карабаха, который согласился ответить на несколько наших вопросов.

RFI: Беженцы из Нагорного Карабаха и прилегающих к нему территорий живут в Азербайджане уже давно. Смогли ли они за это время как-то организоваться, создать какие-то представительные органы?

Табиб Хусейнов: Дело в том, что существуют отдельные организации и существует официально поддерживаемая структура, называющаяся «Община карабахских азербайджанцев», но, если честно, моя гражданская позиция такова, что все эти организации до сих пор были не совсем эффективными и карабахские азербайджанцы еще не совсем сформировались как отдельная группа, которая самостоятельно могла бы свои интересы защищать. В том числе, на международном поле. Я думаю, что это такой вопрос, над которым азербайджанское правительство и азербайджанцы из Нагорного Карабаха должны работать. Потому что, в конце концов, если не самоорганизовываться, наши интересы могут быть не учтены.

RFI: Жизнь азербайджанцев из Нагорного Карабаха за новых местах проживания за это время как-то уже наладилась. Все ли они хотели бы вернуться в Нагорный Карабах, и на каких условиях?

Табиб Хусейнов: Я думаю, что все люди, конечно же, хотят вернуться. Вопрос стоит не так: хотят ли они вернуться или не хотят. Вопрос, действительно, стоит так: какие условия для этих людей будут созданы, для того, чтобы они смогли вернуться. И если условия будут созданы так, что этим людям не будут гарантированы безопасность и достойное проживание на этих территориях, на которых они жили испокон веков, конечно, люди не смогут вернуться. Но если им создать условия для возвращения, конечно же, абсолютно большая часть людей, включая меня, мы все хотим вернуться в свои родные дома.

RFI: А будут ли возвращаться на места прежнего проживания азербайджанские беженцы из Армении и армянские – из Азербайджана?

Табиб Хусейнов: Я думаю, большая часть азербайджанских беженцев непосредственно из Армении, и армянских беженцев непосредственно из Азербайджана, исключая Нагорный Карабах и прилежащие территории, не хотят возвращаться. Их ситуация, их положение немного отличается от ситуации азербайджанских вынужденно перемещенных лиц. Потому что вопрос их возвращения стоит не так остро. Армянское и азербайджанское правительства на протяжении многих лет натурализовали всех, практически всех этих беженцев. Они осели, и для них возвращение на территорию, на которой они будут жить под юрисдикцией или Армении, или Азербайджана, уже неприемлемо.

В случае с Нагорным Карабахом и с прилежащими территориями вопрос стоит по-другому. Тут, возвращение азербайджанцев, например, в Нагорный Карабах – они не будут возвращаться под юрисдикцию армян. Они будут возвращаться при таких условиях, в которых они смогут сосуществовать с армянским населением Нагорного Карабаха на равных основаниях. В условиях высокого самоуправления этого региона. Но это не будут такие условия, при которых одна этническая группа будет диктовать другой этнической группе. Если вопрос будет стоять так, конечно же, люди не будут и не смогут возвращаться. В случае с Нагорным Карабахом вопрос решается в другой плоскости, нежели в случае с беженцами из Армении и из Азербайджана.

RFI: Вам не кажется, что по по запутанности и по реальном перспективам решения Нагорно-Карабахская проблема слегка схожа с ближневосточной?

Табиб Хусейнов: Все конфликты, я думаю, схожи по тем или иным факторам. И хотя бы по запутанности карабахский конфликт имеет схожесть с ближневосточным. Но я бы не сказал что эта параллель совершенно правильна. Ведь силовые отношения Армении и Азербайджана сильно отличаются от силового соотношения между палестинцами и государством Израиль. И Азербайджан, и Армения не настолько уязвимы, слабы друг перед другом, как палестинцы и Израиль. И я думаю, что сегодняшний статус-кво в Нагорно-Карабахском чрезвычайно опасен из-за того, что Азербайджан не собирается принимать реалий, который были созданы армянскими военными формированиями. То есть, этот статус-кво ведет нас к войне. И я боюсь, что мировое сообщество и даже наши общества не до конца сознают , насколько этот статус-кво опасен.

RFI: Не считаете ли вы, что нынешний взрывоопасный статус может быть выгоден определенным политическим силам, может быть, в других странах?

Табиб Хусейнов: Я думаю, что, наоборот, статус-кво мешает, он опасен для интересов и Азербайджана и Армении, потому что новая война будет намного более катастрофичной, намного более масштабной, и потери будут несоизмеримо большими, так как обе страны за эти годы так называемого «перемирия», которого не существовало все эти годы, на самом деле, смогли значительно усилить свои позиции.

Новая война будет намного более страшной и опасной. Ни армянскому народу, ни азербайджанскому народу новая война не нужна. Я думаю также, что новая война повлечет за собой большие региональные проблемы, и внешние силы, в том числе, и Россия, и Запад, и Турция и Иран – все внешние игроки, которые имеют интересы в этом регионе, интересы всех будут поставлены под удар. Даже в нашем регионе и среди азербайджанцев, и среди армян бытует мнение, что Россия, на самом деле, заинтересована в использовании статуса-кво. Но я думаю, что Россия не хочет попасть в такое положение, при котором внезапная эскалация вынуждает ее выбирать между Арменией и Азербайджаном. У России сложились хорошие отношения и с Арменией, и с Азербайджаном, и Россия не заинтересована, чтобы она была поставлена перед таким выбором. И, конечно же, я думаю, из-за этого, понимания этого в российском истеблишменте складывается мнение, что мирное и постепенное изменение статуса-кво вовсе не вредит российским национальным интересам, а, наоборот, может даже способствовать усилению России и укреплению российского фактора в регионе.

RFI: Такие понятия как «право наций на самоопределение» и «территориальная целостность государств» -здесь примеры Косово, Южной Осетии, Абхазии ни о чем вам не говорят?

Табиб Хусейнов: Я думаю, что спекуляции на тему того, что Косово, Абхазия, Южная Осетия – эти страны были силой какого-то внешнего фактора отдалены и частично признаны, на самом деле, эти спекуляции имеют место быть в армянском политическом дискурсе, и многие люди в Армении и армяне в Нагорном Карабахе думают, что эти прецеденты могут также играть им на руку. Мое мнение на этот счет немножко нестандартное и отличается от мнений большинства комментаторов по этому поводу.

Я думаю, что те ошибки, которые международное сообщество допустило, признав Косово и то «отмщение», которое Россия сделала на примере Абхазии и Южной Осетии, ставят на самом деле крест на такого рода несанкционированных и односторонних признаниях. И то, что произошло в Косово, и то, что произошло в Абхазии и в Южной Осетии, – это, фактически, не будет способствовать легитимизации карабахских армян, а наоборот, это будет способствовать тому, что мировое сообщество примет более осторожную позицию по этим вопросам. Потому что это действительно «ящик Пандоры», и если мы начнем в таком одностороннем и незаконном порядке признавать какие-то образования без согласия на то центральной власти, то вся международная система, все международное право просто провалятся. И это никому не нужно.

Так что я думаю, что с частичным признанием Косово и с российским признанием Абхазии и Южной Осетии – на этом вопросе, можно сказать, был поставлен крест. И он дальше не будет развиваться в сторону Карабаха.

RFI: Нагорно-Карабахским урегулированием уже несколько лет подряд занимается Минская группа ОБСЕ, куда входят Россия, США и Франция. Особо серьезных результатов пока никаких нет. Вы, бесспорно, слышали о так называемых «мадридских принципах», один из которых – это определение статуса Нагорного Карабаха путем проведения юридически обязывающего референдума. Но когда будет проведен этот референдум: до возвращения азербайджанцев или после? Если возвращения, в принципе, не будет, то армянское большинство понятно, как будет голосовать.

Табиб Хусейнов: Конечно, насколько я знаю, эти «мадридские принципы» держатся в секрете, но существует очень много заявлений как сопредседателей, так и армянских и азербайджанских представителей власти, на основе которых можно составить какое-то общее представление, том о чем идет речь, что сейчас обсуждается. И, насколько я понимаю, «мадридские принципы» как раз и предполагают возвращение азербайджанцев в Нагорный Карабах и только после того, как создадутся условия для совместного проживания, безопасного и достойного совместного проживания армян и азербайджанцев в Нагорном Карабахе, предполагается прийти к вопросу насчет конечного статуса и попытаться его решить.

Этот подход, я думаю, рационален в том смысле, что, если мы попытаемся решить конечный статус первым делом, как того иногда требуют армяне, мы просто ни к чему не придем и никакие проблемы не сможем решить. Потому что на данный момент армянские и азербайджанские представления о том, как должен выглядеть конечный статус, диаметрально отличаются. Но если то, что сейчас предлагается Минской группой, основывается на том, что мы должны решать все вопросы, которые решаемы, и, после того, как мы сможем решить эти вопросы, после того, как мы сможем добиться совместного сосуществования, мирного сосуществования, и после того, как мы исключим всякую возможность возобновления военных действий, тогда создадутся лучшие условия для того, чтобы принять решение о конечном статусе. Тогда у армян и азербайджанцев будет больше возможностей прагматично подойти к этому вопросу. Я думаю, этот подход – правильный. Это единственный вариант, по которому может конфликт решаться. По-другому, если мы будем начинать с конечного статуса, мы останемся ни с чем.

RFI: Какие шаги вы бы хотели увидеть в ближайшее время со стороны руководства Армении и Азербайджана для продвижения к решению Нагорно-Карабахского конфликта?

Табиб Хусейнов: Первым делом, я хотел бы, чтобы была достигнута договоренность по базовым принципам. Эти базовые принципы были обсуждены в 2005 году, на основе этих обсуждений появился документ, который в первый раз был представлен сторонам на саммите ОБСЕ в Мадриде в 2007 году, потом этот документ дорабатывался. Армянская и азербайджанская стороны договаривались насчет этого документа, велись обширные обсуждения. То есть, практически, все аспекты по этим 14 пунктам базового соглашения были обсуждены. И теперь мы достигли такой точки, когда нужно принимать решение.

Первым делом, я думаю, нам нужно принять это решение, и политическое руководство и Еревана, и Баку должны проявить мужество для того, чтобы принять это компромиссное решение, которое было представлено им Минской группой. И, конечно, связанная с этим всем проблема – представить эти принципы и эти предложения своим обществам в выгодном свете.

К сожалению, в данный момент, особенно, в армянском обществе существует очень много негативного и эмоционального насчет этих принципов. В азербайджанском обществе тоже существуют какие-то свои опасения, и есть люди, которые против этих принципов, но немножко меньше. Но нам нужно быть более конструктивными, более прагматичными, и более прагматично обсудить эти принципы и понять, что они, на самом деле, не противоречат национальным интересам ни армянского, ни азербайджанского народов. Это, действительно, является компромиссным решением, которое сможет нам дать действительно устойчивый и долгий мир.

DR

 
К сожалению, время подключения истекло, действие не может быть выполнено.