Слушать Скачать Подкаст
  • *Новости 16h00 - 16h10 GMT
    Выпуск новостей 15/12 16h00 GMT
  • *Передача RFI 16h10 - 17h00 GMT
    Дневная программа 15/12 16h10 GMT
  • *Новости 19h00 - 19h10 GMT
    Выпуск новостей 15/12 19h00 GMT
  • *Передача RFI 19h10 - 20h00 GMT
    Дневная программа 15/12 19h10 GMT
Чтобы просматривать мультимедиа-контент, в вашем браузере должен быть установлен плагин (расширение?) Flash. Чтобы войти в систему вам следует включить cookies в настройках вашего браузера. Для наилучшей навигации, сайти RFI совместим со следующими браузерами: Internet Explorer 8 и выше, Firefox 10 и выше, Safari 3 и выше, Chrome 17 и выше...

Муса Оздоев: В Дагестане не только с автоматами бегают, тут балет процветает

Муса Оздоев: В Дагестане не только с автоматами бегают, тут балет процветает
 
Фото из архива Мусы Оздоева.

Махачкала стала балетной Меккой Кавказа с приходом в Дагестанский театр оперы и балета самого яркого кавказского балетмейстера, лауреата международного конкурса современного балета на приз им. А. Волинина в Париже Мусы Оздоева.

Герой «Кавказского дневника» - заслуженный артист России, артист балета Молдавского театра оперы и балета, солист балета Азербайджанского театра оперы и балета им. М.Ф.Ахундова, ведущий солист Северо-Осетинского государственного музыкального театра, где в течение 10 лет он работал ведущим солистом балета, затем солист Пермского балета, лауреат международного конкурса современного балета на приз им. А. Волинина (Франция, 1992 г.), директор и художественный руководитель «Камерного театра» в городе Пермь. Одновременно доцент на кафедре хореографии в Пермском Государственном институте культуры. Затем последовал «кавказский период» - экс-министр культуры Ингушетии, приглашение на работу поступило от президента Ингушетии. Но все эти регалии в прошлом. Они его никогда не отягощали, он всегда был трудоголиком.

В 2003 году Дагестан охватил балетный бум. С появлением в республике ингушского хореографа Мусы Оздоева Дагестан стал балетной Меккой Кавказа. Февраль 2011 года Дагестан чествовал 80-летний юбилей классика советской музыки Мурада Кажлаева. На сцене театра оперы и балета шла премьерная постановка «Легенды о любви» на музыку Кажлаева. Постановщиком балета был художественный руководитель Дагестанского театра оперы и балета Муса Оздоев.

RFI: Муса, я специально просмотрела прессу и, за исключением республиканских газет, ни один из российских журналистов никоим образом не осветил это событие, очень важное не только в жизни Дагестана. При этом, вся центральная пресса отмечала все контртеррористические операции и предстоящий «товарищеский» матч, где чеченский глава будет играть роль капитана команды. Складывается впечатление, что есть некая целенаправленная тактика для дискредитации Кавказа.

Художественный руководитель балета Дагестанского театра оперы и балета М.Оздоев.

Муса Оздоев: Меня больше всего удивляет почему, помимо этих негативных моментов, которые нормальный человек не будет приветствовать, почему не говорить о жизни, которая идет здесь параллельно, в которой больше эмоций, больше радости.
Во всех театрах Дагестана идут спектакли, премьеры, проходят фестивали международного масштаба: русский театр в Махачкале объединил всю Прикаспийскую зону, начиная с Казахстана. Это уже второй раз был проведен фестиваль, на который из Финляндии приезжал театр. Самое парадоксальное, что в Дагестане на крепкую основу встал театр оперы и балета. Я здесь поставил пять спектаклей, начиная с «Горянки», потом «Энигма», «Чарли-великий маг», «Имам Шамиль» и сейчас «Легенда о любви» по мотивам поэмы Назыма Хикмета.

RFI: Вы согласились возглавить балетную труппу театра, которая находилась в глубоком творческом кризисе, где не было базы, не было кадров. С чем вы сегодня пришли к постановке «Легенды о любви»?

Муса Оздоев: В 2003 году я был приглашен на постановку балета по поэме Расула Гамзатова «Горянка» на музыку Мурада Кажлаева. Премьера была приурочена к 80-летию со дня рождения великого поэта. Затем последовал «Имам Шамиль» и приглашение руководства республики возглавить труппу театра на постоянной основе. С 2005 года я являюсь художественным руководителем балетной труппы Театра оперы и балета, и с этого момента мы вплотную закладываем базу классического, современного модерн-балета Дагестана.
Мне говорили, что это искусство не в ментальности народов Кавказа. В ответ таким скептикам отвечал, что не во всех государствах Европы, Америки ли, не везде одинакова ментальность, и не везде могут принять классический балет. Кому-то нравится модерн-балет, где-то отдают предпочтение классическому балету 19-го - начала 20 века. В той же Германии пластика в стиле модерн была нетрадиционной для нашего (советско-российского – прим.) восприятия. Везде свои стили, свои направления, которые согласуются с ментальностью, образом жизни общества и об этом я здесь говорил. Вот с этих позиций я и стал создавать базу для балета, исходя из ментальности народов Дагестана и Кавказа.

RFI: По тому, что я видела в «Имаме Шамиле», вы уже тогда пытались совместить модерн и авангард с классикой…

Муса Оздоев: И национальная хореография была. Когда я ставил «Имама Шамиля» по городу поползли слухи, что я имама Шамиля – святого человека – чуть ли не в трико одеваю. Были и противники постановки балета, которые требовали на корню запретить постановку, но здравая мысль победила. Когда пришли те же скептики, то были приятно удивлены – спектакль удался, он не претил никаким канонам ментальности Дагестана. Таким образом, я привлек сторонников и публику в театр через балеты «Горянка», «Имам Шамиль». Уже потом я обратился в сторону европейской современной модерн-классики – балет «Энигма» на музыку рок-группы и «Чарли-великий маг» на знаменитые шлягеры Западной Европы и Америки и музыку самого Чарли Чаплина. Этими двумя спектаклями я привлек разные поколения, не только молодежь. Ностальгия по прекрасной мелодике Эдит Пиаф, Мирей Матьё, Адриано Челентано, Фредди Меркури – пошла публика самая разная. «Легенда о любви» - это квинтэссенция работы нескольких лет.

RFI: Изначально перед вами стояла самая главная проблема – отсутствие балетной труппы в театре оперы и балета. Вот такой вот каламбур. Какова сегодня ситуация?

Муса Оздоев: Те 16-18- летние девушки и юноши, которых я набрал в 2005 году и с которыми кропотливо работал, за эти пять лет они поднялись на несколько серьезных ступеней. Этого удалось добиться неимоверным физическим трудом, энергией и желанием самих соучастников этого процесса. Молодежь надо направить на правильный путь, увлечь во все позитивные стороны жизни. И говорить об этом! Почему Москва нас не показывает, почему наши премьеры хотя бы двумя строчками не озвучат - «в Махачкале прошла премьера балета», например?
Две разные стороны - то, что пишут о нас, и то, что не пишут. С чем это связано, ведомо только тем людям, которые этим занимаются.

RFI: Будучи министром культуры Ингушетии, вы заложили базу для обучения талантливых детей в музыкальной спецшколе Санкт-Петербурга. Через год, республика, если только сможет удержать их, получит полноценный музыкальный квинтет. Вы продолжаете эту практику в театре оперы и балета?

Муса Оздоев: Здесь инфраструктура гораздо лучше, чем была в Ингушетии: здесь есть оркестры, 14 национальных театров! И республик нет столько на Северном Кавказе. А у нас в республике ничего не было, я на перспективу работал, чтобы молодежь ехала учиться в лучшие ВУЗы, в музыкальные школы с первого класса, а не с десятого, когда молодой человек уже не так воспринимает все. Здесь у меня другая стезя – ставлю на ноги балетный коллектив театра. Мне, кажется, что с этой задачей я справляюсь. Это такой объемный, тяжелый труд, который увлекает и не оставляет свободного времени. В этом году есть желание уже республики послать на обучение в Санкт-Петербург балетную студию, дай Бог, чтобы оно состоялось и не получилось, что я уезжаю, и коллектив балетный распадется. Должна быть школа и люди, которые дальше плотно вели бы этот процесс.

RFI: Вам приходится испытывать какое-либо давление со стороны радикальных исламистов, которые далеко не приветствуют увеселительные мероприятия, а тем более балет?

Муса Оздоев: За шесть лет, которые я здесь провел, эта тема кем-либо не поднималась. В других республиках это происходит. У нас балет, а в той же Чечне и Ингушетии балета нет… Этот вопрос для меня более чем странен. Вполне возможно, что проблема, о которой вы говорите, есть, не знаю. Мы спокойно работаем, спокойно творим.
Единственное, о чем беспокоятся артисты, так это уровень жизни – все дорожает, а зарплата остается на прежнем уровне. А им и жениться нужно, а как семью прокормить, если зарплата маленькая? Если бы я не делал постановки, эти сорок человек моего коллектива были бы безработные.
Как вообще жить можно без культуры? Я уже не говорю о процветании.
Бедность и безработица – вот две беды.

RFI: Судя по вашим эмоциям, вы человек в Дагестане уже давно не временный и «нашли себя» именно там. Так это, Муса?

Муса Оздоев: Это мой серьезный творческий период взросления, как хореографа, так и режиссера. Если раньше я ставил какие-то номера и одноактные балеты, то сейчас это двух, трехактные спектакли – мюзиклы, драматические спектакли, балеты ли – это не имеет значения. Поэтому здесь не просто живешь – вживаешься, а без этого невозможно творить. Без этого получишься турист, который приехал «урвать» и уехать. Моя задача состоит в том, чтобы заложить основы балетного искусства.

RFI: К сожалению, Ингушетия с вашим уходом потеряла одного из самых творческих людей. Отношения с министерством культуры и руководством Ингушетии не сложились. Вы далеко не функционер, из вас не вышел послушный министр, и вам указали на дверь. В этом есть только один позитив – Дагестан приобрел в вашем лице одного из самых лучших хореографов на Северном Кавказе.

Мусса Оздоев: В любом шаге, в любом деле – судьба. Два года, которые я провел в Ингушетии, не прошли просто так. Я многое понял, понял о жизни чиновника. В меру своих сил старался творчески работать. Любой человек должен оставлять позитивный след своей жизни – это моя концепция жизненная. Если я здесь подниму искусство, оно аукнется и там, а время покажет, насколько оно было плодотворно. Если ты отдаешься работе, то взамен получаешь от общества и Всевышнего то, что должно быть в тебе на данный период времени.

RFI: Есть мечта?

Мусса Оздоев: Если честно сказать, есть мечта, чтобы все эти «измы», которые здесь на Северном Кавказе и присутствуют, и навесили, ушли. Чтобы была нормальная жизнь. Я с ностальгией вспоминаю советское время, время, когда человеческая жизнь ценилась превыше всего и люди радовались жизни.

RFI: Основные ценности вашей жизни?

Мусса Оздоев: Для меня основное в жизни – семья. Самое большое счастье, что у меня столько-то детей и дай Бог, чтобы у меня получилось их воспитать, поставить на ноги. Второе – это творчество. И в Дагестане, и на Северном Кавказе есть такие направления, о которых не знают ни в Москве, ни в России, ни в Европе. Нам хочется, чтобы об этом узнали, чтобы это увидели. И для себя, как для творческого человека, чтобы в песок это не уходило, чтобы видели и те, с кем я когда-то творил, занимался, у кого учился – чтобы и они видели. Тут не только с автоматами бегают, тут жизнь идет полнокровная.

 

  1. 1
  2. 2
  3. 3
  4. ...
  5. далее >
  6. в конец >
АУДИОАРХИВ
 
К сожалению, время подключения истекло, действие не может быть выполнено.