Слушать Скачать Подкаст
  • *Новости 16h00 - 16h10 GMT
    Выпуск новостей 21/11 16h00 GMT
  • *Передача RFI 16h10 - 17h00 GMT
    Дневная программа 21/11 16h10 GMT
  • *Новости 19h00 - 19h10 GMT
    Выпуск новостей 21/11 19h00 GMT
  • *Передача RFI 19h10 - 20h00 GMT
    Дневная программа 21/11 19h10 GMT
Чтобы просматривать мультимедиа-контент, в вашем браузере должен быть установлен плагин (расширение?) Flash. Чтобы войти в систему вам следует включить cookies в настройках вашего браузера. Для наилучшей навигации, сайти RFI совместим со следующими браузерами: Internet Explorer 8 и выше, Firefox 10 и выше, Safari 3 и выше, Chrome 17 и выше...
Франция

Трибунал для французских джихадистов и победа «френглиша»: обзор прессы

media Официальный слоган кандидатуры Парижа на проведение Олимпийских игр в 2024 году PATRICK KOVARIK / AFP

Даже после падения «Исламского государства» французские джихадисты, которых подозревают в причастности к террористической организации, продолжают быть «острой проблемой» для Парижа. Об этом в воскресенье, 4 августа, пишет газета Le Journal du Dimanche. Французская пресса также обращает внимание на массовые беспорядки в Нанте после смерти Стива Майа Канисо и на «победу» «френглиша» — или англицизмов — над французским языком.

Le Journal du Dimanche вновь напоминает о проблеме французских джихадистов, воевавших на стороне «Исламского государства» в Сирии и Ираке. Журналисты называют этот вопрос «неловким» для французских властей. В Елисейском дворце настаивают на том, чтобы подозреваемых в причастности к ИГ судили не во Франции, а в Ираке и в Сирии, где они и совершили преступления. Однако в Париже выступают против высшей меры наказания, а в Багдаде 11 французов уже приговорили к смертной казни.

Как рассказал в интервью Le Journal du Dimanche глава центра анализа терроризма Жан-Шарль Бризар, сейчас в курдских лагерях в Сирии до сих пор находятся около 300 французов, подозреваемых в причастности к «Исламскому государству». По мнению эксперта, такая ситуация может представлять реальную угрозу международной безопасности: из-за переполненных почти в четыре раза тюрем курды не могут предотвратить возможные побеги, а женам джихадистов и вовсе позволяют ненадолго покидать лагеря. При этом полностью с терроризмом в регионе справиться пока не удалось.

«То, что происходит в Сирии, может привести к гуманитарной катастрофе, а через некоторое время и поставить под угрозу безопасность в регионе. Эти лагеря по сути превращаются в „зону ожидания“ для тех, кто не отказался от своей идеологии. Если мы оставим там французских джихадистов, то очень скоро потеряем их из виду», — отмечает Жан-Шарль Бризар, подчеркивая, что Париж должен репатриировать своих граждан из Сирии.

Как рассказал в интервью Le Journal du Dimanche министр иностранных дел Франции Жан-Ив Ле Дриан, Париж будет настаивать на организации работы специального международного трибунала для французских джихадистов. В каком именно виде он может существовать, неясно, однако глава МИД отметил, что Франция работает над его созданием вместе с другими европейскими странами. 

«Это кажется нам единственным возможным вариантом», — заявил Ле Дриан в комментарии Le Journal du Dimanche.

«Смерть Стива трагична, но трагична и реакция наших властей»

Французские газеты в воскресенье пишут также о массовых выступлениях и беспорядках в Нанте. Там накануне прошли митинги в память о 24-летнем Стиве Майа Канисо. Его тело нашли в реке 29 июля, через пять недель после разгона силами правопорядка музыкального фестиваля. Во время полицейской операции, в рамках которой был применен слезоточивый газ, несколько человек упали в воду. Спасателям удалось вытащить из воды живыми всех, кроме Стива.

Митинг в память о погибшем в Нанте закончился беспорядками, столкновениями активистов с полицией и задержаниями. Протестующие уверены, что смерть молодого человека связана с полицейским насилием, а в МВД специально затягивают расследование и не дают ответов.

Французская пресса обращает внимание не только на митинги, но и на реакцию главы министерства внутренних дел Кристофа Кастанера: как отмечает журнал Marianne, за месяц, который последовал трагедии, он так и не выразил сочувствие семье погибшего. В специальном отчете, посвященном действиям полиции в ночь музыкального фестиваля, и вовсе утверждается, что связь между гибелью Стива и действиями полиции отсутствует.

Долгое молчание главы МВД авторы Marianne назвали «знаком больной демократии» и отдаленности элит от общества. «Смерть Стива трагична, но трагична и реакция наших властей», — считает директор редакции Marianne Наташа Полони.

Издание Le Monde напоминает, что массовые беспорядки в ответ на смерть Стива не поддерживает семья погибшего. «Мы не хотим, чтобы жестокость ассоциировали с его именем», — рассказала газете его сестра Джоана Майа Канисо.

«Маленький французский закон против миллиардов пользователей»

Газета Le Figaro обращает внимание на победу «franglais», то есть англицизмов, во французском языке. «Сегодня мы все ездим на поездах „Ouigo“, смотрим „The Voice“, делаем „selfie“ после „shopping“», — подчеркивают журналисты языковые привычки французов.

В 1994 году Национальное собрание приняло закон Тубона (по фамилии тогдашнего министра культуры Жака Тубона) о защите французского языка как единственного официального. По сути документ боролся именно с англицизмами и с растущим влиянием английского языка. Сразу после этого вышел и словарь терминов, в котором предлагались замены для более чем 3000 англицизмов. Исконно французским аналогам в нем предлагали предпочесть даже привычные чизбургеры, пенальти и фаст-фуд.

Через 25 лет после принятия закона влияние английского на французский язык только выросло. Как пишет Le Figaro, из-за глобализации и моды рекламодатели все чаще используют английский в своих слоганах (при наличии перевода закон этого не запрещает — RFI). Мэрия Парижа даже решила сделать официальным слоганом французской кандидатуры на проведение Олимпиады в 2024 году фразу на английском «Made for sharing». Ряд ассоциаций назвали это «оскорблением французского языка» и попытались оспорить решение властей в суде.

«Разумно ли думать, что закон сможет противостоять экономической, технологической и культурной волне? Уже двадцать лет Францию переполняют „фолловеры“, „лайки“, „селфи“… Революцию в языке в какой-то степени вызвали американские интернет-гиганты. Что может сделать маленький французский закон против миллиардов пользователей?» — заключает Le Figaro.

 
К сожалению, время подключения истекло, действие не может быть выполнено.