Слушать Скачать Подкаст
  • *Новости 15h00 - 15h10 GMT
    Выпуск новостей 18/10 15h00 GMT
  • *Передача RFI 15h10 - 16h00 GMT
    Дневная программа 18/10 15h10 GMT
  • *Новости 18h00 - 18h10 GMT
    Выпуск новостей 18/10 18h00 GMT
  • *Передача RFI 18h10 - 19h00 GMT
    Дневная программа 18/10 18h10 GMT
Чтобы просматривать мультимедиа-контент, в вашем браузере должен быть установлен плагин (расширение?) Flash. Чтобы войти в систему вам следует включить cookies в настройках вашего браузера. Для наилучшей навигации, сайти RFI совместим со следующими браузерами: Internet Explorer 8 и выше, Firefox 10 и выше, Safari 3 и выше, Chrome 17 и выше...
Франция

Французский социолог: «Желтые жилеты» — третье сословие Французской революции

media  
«Желтые жилеты» на Елисейских полях в Париже. Ноябрь 2018. Lucas BARIOULET / AFP

«Желтые жилеты» во Франции блокируют дороги, мародеры громят магазины и жгут автомобили, а движение, не имеющее ни лидера, ни организационной структуры, остается загадкой для обозревателей и для властей. Какие категории населения оно представляет? Каких политических взглядов придерживается? Кто организует уличные действия? RFI обратилось за ответами к социологу, профессору университета Люксембурга Луи Шовелю.

RFI: Кто такие «желтые жилеты», какие социальные прослойки объединяет это движение?

Французский социолог Луи Шовель о движении «желтых жилетов» 03/12/2018 - Гелия Певзнер Слушать

Это очень интересный срез французского населения. Потому что он достаточно далек от того, кого представляет Национальное собрание Франции. Это представители среднего класса, в частности, мелкие предприниматели. Но еще интереснее, чем их социальные или гендерные категории, — их возраст. Самым «старым» из них — тридцать с небольшим. Так, во всяком случае, выглядит список делегации «желтых жилетов» для встречи с властями. Возможно, это случайный список, этого мы тоже не знаем. Но что интересно — в него входят люди, которых вы вполне могли бы встретить на перекрестке, блокированном теми же «желтыми жилетами». Это доказывает, насколько это движение, возникшее вроде бы из ничего и из ниоткуда, репрезентативно для французского населения.

Каким образом была собрана делегация «желтых жилетов» для встречи с правительством?

Это если не результат демократической лотереи, то по крайней мере, результат той картины, которую дают сегодня социальные сети, количество «кликов» на страницах Фейсбука. Это люди, которые за последние две недели смогли привлечь внимание к определенным темам, развернуть дискуссию. Например, по поводу налогов или цен на горючее. Можно сказать, что они представляют ту же группу населения, которую называли «третьим сословием» во время Французской революции. То есть, это люди, из народной «базы», которые стали известны благодаря их способности отразить определенные вопросы.

Почему многие «желтые жилеты» не признают и не хотят никакого представительства, ни профсоюзов, ни политических партий. Потому что это выглядит как компромисс?

В этом движении главное — что оно поднялось из ниоткуда, из общего глухого недовольства, из возрастающих экономических сложностей среднего класса, которые наблюдаются вот уже много лет. Можно сказать, что две недели назад об этом вообще не говорили, а тут это стало центральным сюжетом для правительства и для всех французов. Теперь это реальность. Такой ситуации не было очень давно. Появилась новая социальная сущность, для нее нужно найти имя, найти представителей и формы представительства, найти лидеров. Некоторые «желтые жилеты» хотят, чтобы это движение оставалось таким, как есть, — горизонтальным, возможно аполитичным, но во всяком случае, выражающим желания части населения в прямом действии.

Можно ли сказать, что своим успехом движение как раз и обязано тому, что у него нет лидеров и организаторов?

Мне кажется, рано об этом говорить. Тот факт, что народ не хочет выдвигать лидера, говорит сам за себя. Правительству было бы очень удобно сказать, что эти люди не представляют никого и ничего. Мы находимся в самом начале прямого выражения того, что латентно существовало во французском обществе очень давно. Ни Эмманюэль Макрон, ни политические партии, ни, в том числе, «Непокорная Франция» или Нацфронт не представляют себе напряжение французского общества. Найдется для этого политический лидер или нет, мы узнаем этой зимой. Пока же каждый присоединяется со своей личной «книгой жалоб», и мы скоро увидим коллективные претензии всех видов. И здесь есть один очень важный момент. Президент Макрон тоже был избран в результате предвыборной кампании, которая как блиц-криг длилась всего несколько месяцев, во всяком случае, меньше года. И за год до этого никто не представлял себе, что президентом будет Макрон. Мне кажется, это типичное для нашего времени состояние. Каким будет правительство, которое последует за правительством Макрона, абсолютно невозможно предугадать.  Опасность для французского общества состоит в том, что оно может отдать власть правительству с программой более жестких действий, чем те, что мы видели за последние недели. И оно может заполнить ту политическую пустоту, которая наблюдается во французском обществе вот уже лет десять. Пустота заполнит пустоту, создав с невероятной быстротой пузыри, которые с шумом лопнут.

Ссылки по теме
 
К сожалению, время подключения истекло, действие не может быть выполнено.