Слушать Скачать Подкаст
  • *Новости 16h00 - 16h10 GMT
    Выпуск новостей 12/12 16h00 GMT
  • *Передача RFI 16h10 - 17h00 GMT
    Дневная программа 12/12 16h10 GMT
  • *Новости 19h00 - 19h10 GMT
    Выпуск новостей 12/12 19h00 GMT
  • *Передача RFI 19h10 - 20h00 GMT
    Дневная программа 12/12 19h10 GMT
Чтобы просматривать мультимедиа-контент, в вашем браузере должен быть установлен плагин (расширение?) Flash. Чтобы войти в систему вам следует включить cookies в настройках вашего браузера. Для наилучшей навигации, сайти RFI совместим со следующими браузерами: Internet Explorer 8 и выше, Firefox 10 и выше, Safari 3 и выше, Chrome 17 и выше...
ФРАНЦИЯ

На разных языках: Mediapart об уроках арабского во французских школах

media  
В настоящее время во Франции лишь 0,1% школьников изучает арабский язык в качестве первого иностранного, в качестве второго — 0,2%. BERTRAND LANGLOIS / AFP

В министерстве образования Франции полагают, что должна быть возможность изучать арабский язык в обычных школах, а не в специализированных учебных заведениях или мечетях, где молодых людей могут «завербовать» исламисты. По мнению ряда французских политиков, нельзя бороться с исламизмом изучением арабского. 15 сентября портал Mediapart опубликовал точки зрения трех крупных французских лингвистов тунисского происхождения. По их мнению, мультилингвизм — «лекарство от омертвения идентичности».

«Арабизация» и ассимиляция

Разговоры о введении уроков арабского языка в школе во Франции ведутся регулярно, и неизменно они выливаются в агрессивные политические споры. Стоит подчеркнуть, что сделать изучение арабского языка обязательным никто не предлагал, речь шла о введении арабского как иностранного языка по выбору. В 2016 году Брюно Ле Мэр, занимающий сейчас должность министра экономики, раскритиковал подобное предложение тогдашнего министра образования Наджад Валло-Белкасем. Министр ответила, что сожалеет «об отсутствии фильтра между тем, что говорится и пишется в националистической среде, и заявлениями руководства правых партий». Споры шли и в 2017 году, но новая крупная волна накатила в первые недели сентября текущего года.

Французская праволиберальная «лаборатория идей» Институт Монтеня представил 10 сентября доклад под названием «Фабрика исламизма». В документе говорится о росте «радикальных настроений» среди французских мусульман и предлагаются методы для «решения проблемы». Среди этих методов — активизация изучения арабского языка в обычных школах, «поскольку курсы арабского в мечетях и религиозных школах стали для исламистов лучшим способом привлечения молодежи». 

Комментируя этот доклад на следующий день, министр образования Жан-Мишель Бланке заявил, что, в самом деле, необходимо развивать обучение арабскому языку, равно как и китайскому и русскому. «Этим языкам нужно придать престижа. Это в особенности актуально для арабского, являющегося крупным литературным языком, который должны изучать не только выходцы из стран Магриба или других арабских стран. В отношении арабского языка мы будем применять количественную стратегию», — заявил Бланке.

11 сентября в эфире радиостанции France Inter лидер партии «Вставай, Франция» Николя Дюпон-Эньян назвал предложение министра «началом исламизации Франции», отметил, что политика «культивирования различий» приведет страну к «арабизации», и порекомендовал двигаться в направлении ассимиляции, а не уступок языковому плюрализму.

12 сентября Жан-Мишель Бланке парировал в эфире LCI. Он напомнил, что «есть интерес отделить арабский язык от религиозного фундаментализма». Глава партии «Национальное объединение» (бывший «Национальный фронт») Марин Ле Пен со скепсисом прокомментировала слова министра на RTL: «Будем учить детей говорить по-арабски, чтобы бороться с исламизмом». Философ и политик Люк Ферри, возглавлявший французское министерство образования в период с 2002 по 2004 год, на заданный ему журналистом Europe 1 вопрос о предложении нынешнего министра ответил встречным вопросом: «Идет ли речь о том, чтобы бороться с исламизмом, или о том, чтобы включить его в программу национального образования?».

Лингвистический протекционизм и пережитки колониальной эпохи

В настоящее время во Франции лишь 0,1% школьников изучает арабский язык в качестве первого иностранного, в качестве второго — 0,2%. Английский же выбирают 97,3% учащихся. Непопулярность арабского, а также ряда других языков, может быть отчасти связана и со стратегической неудачей, допущенной в 70-е годы кабинетом президента Валери Жискар д’Эстена. Тогда была запущена так называемая кампания по преподаванию родных языков и культуры, предназначенная для оказавшихся во Франции мигрантов, и призванная помогать им продолжать находиться в родной лингвистической и культурной среде с тем, чтобы сделать их возвращение на родину более плавным. В кампании участвовали Алжир, Марокко, Тунис, Турция, Испания, Португалия, Италия и Югославия. Как пишет Mediapart, эти страны должны были согласно подписанной договоренности направить во Францию преподавателей. Некоторые из стран увидели в этом соглашении возможность избавиться от лиц, нахождение которых на их территории было нежелательным, и отправили их во Францию.

По мнению журналистов Mediapart, корни развернувшегося в средствах массовой информации обмена комментариями уходят в «два вида фантазмов, которые переплетаются во французском обществе». С одной стороны — пережитки колониальной эпохи, с другой — болезненная приверженность национальному языку, который, по мнению французов, постоянно и со всех сторон подвергается угрозе, а потому нуждается в защите. Сочетание этих двух идей «приводит к расистской логике: изучая арабский, становишься исламистом».

Вырасти, состариться и умереть, говоря лишь на одном языке

С точки зрения лингвиста Луи-Жана Кальве, логика эта смешна и, если следовать ей, не стоило изучать русский язык в период с 1917 по 1991 годы из-за страха коммунистической угрозы. «Иногда трудно осознать, что мы говорим на языке другого человека, а не на языке его религии. Разумеется, трудно назвать арабский язык светским — это прилагательное оказывается почти не переводимым и уподобляется по смыслу слову „атеистический“. Но стоит попытаться выучить его как язык-посредник, средство общения. И подумать о способах его преподавания», — говорит Кальве.

По его мнению, увеличение количества языков — не катастрофа, а органичный процесс. Лингвист, сам родившийся в Тунисе, вспоминает, как в Алжире на одной из конференций, посвященных эволюции и изменению языков, один из слушателей, исповедовавших ислам, поднялся с места, чтобы сказать, что арабский язык не станет вымирающим никогда, потому что арабский — «Божий язык», а Божий язык не может исчезнуть. «Если только Бог не пожелает, чтобы он исчез», — ответил Кальве. Этот случай он пересказал журналисту Mediapart.

Еще один родившийся в Тунисе крупный французский лингвист Клод Ажеж убежден, что лингвистика — это настоящая школа антирасизма. Детство он провел в среде, характеризовавшейся смесью языков: иврита, региональных вариантов итальянского языка, классического арабского и диалектов, немецкого и даже русского. По его словам, такая среда помогла шире смотреть на мир. «И Ажеж говорит и пишет по-французски в 100 раз лучше — позволим себе оценочное суждение, — чем мадам Ле Пен или месье Дюпон-Эньян, окопавшиеся в своих предубеждениях по отношению к любому плюрализму!» — пишут журналисты Mediapart.

По иронии судьбы третий крупный современный французский лингвист тоже родом из Туниса: Анриетт Вальтер родилась в 1929 году в Сфаксе. По ее собственному признанию, она «слабо представляет себе детей, которые могли бы вырасти, состариться и умереть, говоря лишь на одном языке».

Ссылки по теме
 
К сожалению, время подключения истекло, действие не может быть выполнено.