Слушать Скачать Подкаст
  • *Новости 16h00 - 16h10 GMT
    Выпуск новостей 18/11 16h00 GMT
  • *Передача RFI 16h10 - 17h00 GMT
    Дневная программа 18/11 16h10 GMT
  • *Новости 19h00 - 19h10 GMT
    Выпуск новостей 18/11 19h00 GMT
  • *Передача RFI 19h10 - 20h00 GMT
    Дневная программа 18/11 19h10 GMT
Чтобы просматривать мультимедиа-контент, в вашем браузере должен быть установлен плагин (расширение?) Flash. Чтобы войти в систему вам следует включить cookies в настройках вашего браузера. Для наилучшей навигации, сайти RFI совместим со следующими браузерами: Internet Explorer 8 и выше, Firefox 10 и выше, Safari 3 и выше, Chrome 17 и выше...
Франция

Теракт в «Батаклане» и бездействие военных: семьи жертв требуют следствия

media  
«Батаклан» год спустя после терактов, 8 ноября 2016. Charles Platiau/Reuters

Во Франции несколько выживших, а также родственники погибших 13 ноября 2015 года в теракте в «Батаклане» обратились в прокуратуру с заявлением по факту умышленного неоказания помощи. Они считают, что прибывшие на место теракта военные, участники антитеррористической операции «Часовой», ждали слишком долго, прежде чем начать штурм, что повлекло за собой большее количество жертв.

Вечером 13 ноября 2015 года, когда трое террористов проникли в здание «Батаклана», где шел концерт группы Eagles of Death Metal, на место происшествия сразу же прибыл военный патруль операции Sentinelle («Часовой»). В течение 2 часов 20 минут восемь солдат, вооруженных автоматами FAMAS, оставались перед зданием, ожидая приказа своего начальства.

Прибывший затем на место полицейский, вооруженный лишь одним табельным пистолетом, а также его безоружный водитель, проникли в здание и обезвредили одного террориста. Штурм «Батаклана» провели силы полицейского спецназа Raid и BRI лишь два часа спустя.

Те, кто пережил эти страшные события, хотят знать, почему операция по их спасению началась так поздно. Они полагают, что если бы штурм здания начался раньше, то многие жизни удалось бы спасти. Всего в ту ночь в «Батаклане» погибли 90 и были ранены более 400 человек.

Адвокаты потерпевших Самиа Мактуф, Осеан Бимбо и Жан Санье подали заявление на имя прокурора Парижа Франсуа Моленса, требуя расследовать причины бездействия военных во время теракта 13 ноября.

«Суть нашей жалобы в том, чтобы найти ответы на вопросы, которые до сих пор мучают пострадавших в теракте, два с половиной года спустя. Мы надеемся на то, что выжившим, а также членам семей погибших в „Батаклане”, наконец-то ответят, почему военным операции Sentinelle не позволили вмешаться и нейтрализовать террористов. Они были готовы действовать уже через несколько секунд после прибытия на место преступления. Напомню, что операция Sentinelle призвана спасать, обеспечивать безопасность и предотвращать теракты», — говорит один из адвокатов Самиа Мактуф.

Полицейские вблизи зала "Батаклан" перед штурмом 14 ноября 2015 REUTERS/Christian Hartmann

Как объяснил позже старший капрал полиции, который также прибыл на место теракта, он запросил разрешение префектуры Парижа задействовать солдат Sentinelle, но получил ответ: «Никак нет. Вы не привлекаете военных. Мы не в зоне боевых действий».

Вопрос бездействия военных обсуждался на специальной парламентской комиссии, которая была создана для расследования обстоятельств терактов 13 ноября в Париже. Во время слушаний выяснилось, что военные получили приказ начальства не вмешиваться и ждать прибытия спецназа французской полиции. Когда двое полицейских попросили у солдат автоматы, те, подчиняясь приказу, отказались отдать им свое оружие.

Выступая 21 марта 2016 года перед членами парламентской комиссии, военный губернатор Парижа генерал Брюно Ле Рэ подтвердил, что солдаты ни под каким предлогом не должны передавать свое оружие другим. Что же касается бездействия солдат, то генерал объяснил это выполнением устава и «невозможностью действовать вслепую, не зная, что и против кого предпринимать».

Брюно Ле Рэ также попытался объяснить на парламентских слушаниях отсутствие приказа начать штурм: «Просто немыслимо подвергать солдат опасности из-за гипотетической надежды кого-нибудь спасти. (…) Бросаться к волку в пасть не является их предназначением».

Именно эти слова вызвали гнев и возмущение пострадавших.

«Это невозможно понять, это вызывает наш гнев, это очень жестоко. Во-первых, риск не был „гипотетическим” — террористы убили 90 человек. И кроме того, почему военным — которыми мы гордимся, которые способны отдать свои жизни, защищая других, на территории Франции или в операциях за рубежом — в этот раз не позволили выполнить свою миссию?» — говорит адвокат Самиа Мактуф.

Ее коллега Осеан Бимбо после парламентских слушаний еще более резко прокомментировала слова генерала. «Этот холодный и жестокий ответ абсолютно неприемлем. С моральной точки зрения это даже преступно, так как теперь мы знаем, что наибольшее количество жертв в „Батаклане” было в первые десять минут», — сказала она.

Полицейские возле зала «Батаклан» в Париже 13 ноября 2015 REUTERS

Семьи 17-ти погибших и 30 выживших в теракте в «Батаклане» решили подать заявление в прокуратуру против неустановленных лиц (против Х). Их цель — добиться проведения следствия, которое нашло бы, наконец, ответственных за принятие решений во время теракта.

Сами адвокаты пострадавших в теракте видят причину в плохой координации военной и полицейской иерархии. Парламентская комиссия пришла к выводу, что причина промедления заключается в несоответствии схем принятия решений на уровне МВД и министерства обороны. До 2016 года на территории Франции армия не имела права вмешиваться и применять силу без согласия полиции. Полиция же решила сама провести штурм «Батаклана». Если бы не эта конкуренция силовых структур, как считают адвокаты, такого количества жертв можно было бы избежать.

«Это похоже на „войну между силовиками”. Но я бы хотела добавить еще более необъяснимый факт: когда нам говорят, что не хотели подвергать военных опасности, это одно. Мы даже, как адвокаты, представители законности, готовы принять и то, что военные не дали свое оружие комиссару полиции и его шоферу, которые вдвоем проникли в здание. Но мы не готовы принять то, что военные отказались давать полицейским свои походные аптечки для оказания первой помощи. Эти наборы предназначены для остановки потери крови при ранении. Если бы у полицейских были эти средства, они могли бы спасти хотя бы одну жизнь. А комиссар полиции с шофером вошли в здание практически безоружными, с одним пистолетом. И тем не менее, после того как они вошли в здание, террористы прекратили стрелять по заложникам», — поясняет адвокат Самиа Мактуф.

Пожарные-спасатели оказывают помощь пострадавшим в теракте в «Батаклане» 13 ноября 2015 REUTERS/Christian Hartmann

Об этих фактах адвокаты жертв «Батаклана» говорят на основе доклада парламентской комиссии. В этом же докладе говорится, что многие раненые скончались на месте от потери крови, потому что им вовремя не была оказана медицинская помощь.

«Как адвокат, который представляет семьи 17-ти погибших в этом теракте, я могу сказать, что если бы, благодаря этим солдатским аптечкам, удалось остановить кровотечение хотя бы у одного человека, удалось бы спасти хотя бы одну единственную жизнь. Это бы означало, что эта жизнь для наших силовых структур важнее, чем война кланов», — продолжает Самиа Мактуф.

Вместе с тем пострадавшие не обвиняют самих солдат, которые всего лишь выполняли приказ. Они хотят узнать, кто и на каком уровне принимал решения.

«Не надо путать ответственность. Мы не хотим обвинять солдат отряда Sentinelle. Наши солдаты — это наша гордость. Французская армия — одна из самых эффективных с мире. И речь в нашей жалобе идет не об армии, а о тех „белых воротничках”, которые сознательно прияли решение и отдали приказ военным не вмешиваться, в то время как те прибыли к зданию „Батаклана” всего за несколько секунд после начала захвата заложников. Эти вопросы мучают моих клиентов, и они должны найти ответ. Потому что подобное больше не должно повториться. Потому что терроризм — это война, идущая каждый день», — говорит адвокат Самиа Мактуф.

На отсутствие четких ответов указывает и председатель ассоциации «Life for Paris» Артюр Денуво: «Несмотря на повторяющиеся запросы жертв теракта, этот вопрос даже не включили в повестку следствия. Жаль, что для того, чтобы добиться ответа, пришлось подавать специальную жалобу в прокуратуру». Ассоциация пока еще не решила, примкнет ли она к коллективной жалобе, но она всячески поддерживает те семьи, которые обратились к адвокатам.

Кроме установления ответственных, адвокаты стремятся привлечь внимание общественности к условиям штурма «Батаклана» с тем, чтобы власти могли в будущем избежать подобных ошибок.

Самиа Мактуф объясняет это так: «Я работаю с жертвами терактов с 2012 года, когда Мохаммед Мера напал на военных и еврейскую школу в Тулузе. И я хочу отметить одну очень важную вещь. Никогда у моих клиентов — будь то жертвы терактов в Ницце, в парижском кашерном магазине или в Стамбуле — никогда у них не было желания кому-либо отомстить. Единственное, что я видела, это желание понять, почему так получилось, для того, чтобы подобные случаи больше никогда не повторялись, для того чтобы улучшить методы борьбы с терроризмом».

Военный патруль операции «Часовой» на мосту Мирабо в Париже 20 мая 2017 Michel Euler / POOL / AFP

После трагедии 13 ноября в Париже власти изменили схему действий в случае террористической атаки: силы, которые первыми окажутся на месте теракта, должны и действовать первыми.

Трое адвокатов также намерены обратиться в административный суд Парижа с вопросом о том, почему французские спецслужбы не смогли предотвратить теракт. Свой иск они намерены подать 4 июля. 12 июля следователи, которые ведут дело о терактах в Париже 13 ноября 2015, должны в очередной раз встретиться с семьями пострадавших, чтобы ответить на их вопросы.

 
К сожалению, время подключения истекло, действие не может быть выполнено.