Слушать Скачать Подкаст
  • *Новости 16h00 - 16h10 GMT
    Выпуск новостей 20/11 16h00 GMT
  • *Передача RFI 16h10 - 17h00 GMT
    Дневная программа 20/11 16h10 GMT
  • *Новости 19h00 - 19h10 GMT
    Выпуск новостей 20/11 19h00 GMT
  • *Передача RFI 19h10 - 20h00 GMT
    Дневная программа 20/11 19h10 GMT
Чтобы просматривать мультимедиа-контент, в вашем браузере должен быть установлен плагин (расширение?) Flash. Чтобы войти в систему вам следует включить cookies в настройках вашего браузера. Для наилучшей навигации, сайти RFI совместим со следующими браузерами: Internet Explorer 8 и выше, Firefox 10 и выше, Safari 3 и выше, Chrome 17 и выше...
ФРАНЦИЯ

Надежда на «дедушкину оговорку»: Париж хочет договориться с Трампом «по бизнесу»

media  
Эмманюэль Макрон (слева) и Дональд Трамп в Белом доме, Вашингтон, 24 апреля 2018. REUTERS/Jonathan Ernst

Выход США из соглашений по иранской ядерной программе может привести не только к «эскалации напряженности» в мире, но и к огромным потерям для европейских компаний в целом и французских в частности, подчеркнули в среду, 9 мая, в Елисейском дворце. «Мы сделаем все, чтобы защитить наши предприятия», — заявил один из советников президента Франции. О том, как Париж собирается защищаться от решения Трампа и какие французские предприятия могут пострадать — в материале RFI.

Надежда на «дедушкину оговорку»: Париж хочет договориться с Трампом «по бизнесу» 09/05/2018 - RFI Слушать

Условия Трампа

Объявив о выходе США из соглашений, Дональд Трамп предупредил, что у иностранных предприятий есть от трех до шести месяцев, чтобы покинуть Иран. Эта перспектива чрезвычайно тревожит и французские власти, и представителей французского бизнеса: речь идет о возможной потере контрактов на десятки миллиардов евро. Новых контрактов санкции коснутся незамедлительно, подчеркнул советник президента США по национальной безопасности Джон Болтон.

Усилия Олланда

В январе 2016 года, почти сразу после снятия международных санкций с Ирана, лично президент Франции Олланд много сделал для того, чтобы иранский президент Хасан Рухани проявил максимальную благожелательность по отношению к французским предприятиям. Перед приездом Рухани в Париж правозащитники и депутаты напомнили Олланду и о том, что иранские власти преследуют политических оппонентов, и о том, что Иран — мировой лидер по числу казней на душу населения, и о том, что в этой стране к высшей мере наказания приговаривают несовершеннолетних. Олланд ответил на общественный призыв кратко, сказав в завершение своей речи на совместной с Рухани пресс-конференции, что напомнил своему иранскому «коллеге» «о приверженности Франции защите прав человека и основных свобод».

Контракты с иранскими чиновниками подписали главы многих французских крупных компаний: Airbus (на поставку 114 самолетов), Bouygues (о строительстве нового терминала тегеранского аэропорта), SANOFI (о сотрудничестве с иранским минздравом). Чуть раньше автомобильный концерн PSA Peugeot Citroën официально объявил о возвращении на иранский рынок, где он долгие годы был почти монополистом. В 2017 году автоконцерн Renault-Nissan подписал в Тегеране соглашение о создании нового совместного предприятия, которое будет производить до 300 000 автомобилей в год. По соглашению французы должны вложить в проект не менее 660 млн евро, чтобы в 2,5 раза увеличить свое производство в Иране. На сегодняшний день, как сообщает экономическое издание Challenges, две вышеуказанные французские компании занимают 35% иранского автомобильного рынка.

Самые крупные контракты с Ираном, на 20 миллиардов евро, заключила европейская авиастроительная корпорация Airbus. При этом в будущем перед компанией (даже с учетом конкуренции со стороны Boening) открывались еще более радужные перспективы: по словам министра транспорта Ирана, стране нужно около 400 самолетов большой и средней дальности и около 100 самолетов малой дальности, чтобы обновить гражданский воздушный флот.

Кроме того, французская нефтегазовая компания Total подписала с Национальной иранской нефтяной компанией контракт на покупку от 150 до 200 тысяч баррелей иранской нефти в день и, позднее, соглашение на разработку 11-й фазы самого крупного месторождения природного газа в мире Южный Парс. Стоимость последней сделки оценивается в 5 млрд евро. Начало добычи газа планировалось с 2020 года, а инвестиции должны были начать окупаться еще через десять лет.

И вот теперь эти радужные перспективы поставлены под большой вопрос. К слову, в феврале 2018 года глава Total Патрик Пуянне лично обращался к Дональду Трампу с просьбой не вводить санкции против Ирана. Но не помогло.

Не помог и апрельский визит президента Макрона в Вашингтон.

Надежда Макрона

Как спасти интересы европейского бизнеса в Иране? В Елисейском дворце 9 мая, в ответ на вопрос журналистов о способах решения проблемы, попросили дать им «немножко времени», чтобы обсудить это с представителями бизнеса, «европейскими партнерами», а также с американскими властями.

Глава МИД Франции Жан-Ив Ле Дриан анонсировал встречу правительства Франции с представителями французских предприятий, работающих в Иране, «в ближайшие дни». Наконец, французский министр экономики Брюно Ле Мэр планирует до конца недели поговорить по телефону с главой минфина США Стивеном Мнучиным, чтобы обсудить вопрос санкций. Французский министр надеется, как минимум, на применение так называемой «дедушкиной оговорки» (grandfather clause) — это сложившийся в мировой практике принцип защиты инвестора от последующего изменения законодательства.

Ответ, пойдет ли на это Трамп, пока не получен, но французские власти настроены серьезно. «Недопустимо», чтобы США «выступали в роли экономического жандарма планеты», — сказал Ле Мэр.

Ссылки по теме
 
К сожалению, время подключения истекло, действие не может быть выполнено.