Слушать Скачать Подкаст
  • Новости 16h00 - 16h10 GMT
    Выпуск новостей 22/11 16h00 GMT
  • *Эфир RFI 16h10 - 17h00 GMT
    Дневная программа 22/11 16h10 GMT
  • Новости 19h00 - 19h10 GMT
    Выпуск новостей 22/11 19h00 GMT
  • *Эфир RFI 19h10 - 20h00 GMT
    Дневная программа 22/11 19h10 GMT
Чтобы просматривать мультимедиа-контент, в вашем браузере должен быть установлен плагин (расширение?) Flash. Чтобы войти в систему вам следует включить cookies в настройках вашего браузера. Для наилучшей навигации, сайти RFI совместим со следующими браузерами: Internet Explorer 8 и выше, Firefox 10 и выше, Safari 3 и выше, Chrome 17 и выше...
ФРАНЦИЯ

«Свидетели исторического события» — СМИ о выживших 13 ноября

media Концертный зал Батаклан, в котором погибли 90 человек, открылся через год после теракта, 12 ноября 2017 года. PHILIPPE LOPEZ / AFP

13 ноября 2015 года — «пятница тринадцатое», день, когда во Франции произошел самый страшный в ее истории теракт. Два года спустя жертвы терактов до сих пор не могут оправиться от травм, а Франция ждет суда над террористами. В понедельник, 13 ноября 2017 года, французские газеты вспоминают о парижских событиях двухлетней давности.

«Прошло два года, но вспоминать об этом до сих пор очень волнительно. В тот вечер я ходил на поминки моего друга Андре Глюксманна (французского философа и писателя — RFI). Я возвращался домой. Дошел до площади в X округе, где находится кафе À la Bonne Bière. Там я по субботам обедаю с детьми. Я увидел людей на земле и ускорил шаг. Сначала я подумал, что это какое-то сведение счетов. Было 21:30. Я увидел женщину, которая только что получила пулю в бедро», — рассказывает Libération 72-летний кардиохирург, сооснователь гуманитарной медицинской организации Médecins du monde Патрик Эберхард.

«Скорая помощь не ехала. Спасатели были на месте, но не могли ничего сделать. Всю жизнь я был врачом в гуманитарных организациях. Работал в Афганистане, в Ливии, в Ираке. В тот вечер, 13 ноября, было как в Бейруте: нам пришлось создавать полевой госпиталь. Мы барахтались в крови, надо было затыкать раны подручными средствами. А раненые — те же, что в Бейруте, что в Париже. Им было по 20-30 лет, как моим детям. В 23:30 я ушел. Раненых наконец-то развезли по больницам. Мы насчитали пять погибших», — продолжает Патрик Эберхард. 

Всего в результате терактов 13 ноября в Париже и Сен-Дени погибли 130 человек. Еще сотни получили ранения.

Журналисты Libération пишут, что пережившим 13 ноября до сих пор тяжело вспоминать о случившемся. Некоторые из тех, кто согласился дать интервью, признаются, что пытались забыть о теракте и жить как прежде.

В Le Monde тоже вышел материал о жертвах теракта 13 ноября. Он посвящен не воспоминаниям о «черной пятнице», а тому, как складывалась их жизнь после теракта. Судя по рассказам пострадавших, начать жить как прежде получается далеко не у всех.

В ассоциации Life for Paris в поддержку пострадавших в терактах рассказывают, что более трети из жертв после безуспешных попыток вернуться «к жизни до» решились на кардинальные перемены. И сменили работу. «Какой смысл браться за работу, если ты осознаешь, что завтра все может закончиться?» — задается вопросом Каролин Ланглад, бывшая глава ассоциации Life for Paris.

Жертв терактов в СМИ окрестили «поколением Батаклан». Как пишет Le Monde, эти «молодые и образованные люди в поисках смысла» стали переосмыслять свою жизнь. Другие бросили работу из-за проблем со здоровьем — депрессии, панических атак, физических травм.

Как рассказывает Каролин Ланглад, «большинство выбирают профессии, где есть конкретное и быстрое признание, удовольствие от процесса, в которых реализуется потребность в физических ощущениях, при этом они отказываются от более интеллектуальных профессий, которые позволяют зарабатывать больше».

Психологи, специализирующиеся на посттравматических расстройствах, с которыми поговорили журналисты Le Monde, считают, что желание изменить жизнь — естественно для жертв страшных событий. «Для них вечером 13 ноября жизнь закончилась. Жизнь после — это настоящее воскресение, которое влечет за собой множество вопросов о смысле существования», — объясняет доктор медицинских наук, психиатр Антуан Пелисоло.

Бенжамен Виаль два года назад пошел на концерт в Батаклан. После — ему тоже пришлось заново строить свою жизнь. Почти два года он учился «жить заново», с паническими атаками, с депрессией, с переживаниями, которые возвращаются с каждым сообщением о новом теракте. Свою историю Бенжамен Виаль рассказал в книге, куда вошли заметки, которые он начал писать после теракта. Интервью с ним и фрагменты его книги, которая вышла 9 ноября, публикует издание l’Obs. «С этой книгой Бенжамен надеется избавиться от слова, вес которого он больше не может выносить — “жертва”. Он больше видит себя “свидетелем” исторического события. Он хочет рассказать свою историю, “чтобы не забыть”, и особенно, чтобы быть “полезным кому-то”», — пишет издание о книге Бенжамена Виаля. 

Ссылки по теме
 
К сожалению, время подключения истекло, действие не может быть выполнено.