Слушать Скачать Подкаст
  • 15h00 - 15h10 GMT
    Выпуск новостей 20/09 15h00 GMT
  • 15h10 - 16h00 GMT
    Дневная программа 20/09 15h10 GMT
  • 18h00 - 18h10 GMT
    Выпуск новостей 20/09 18h00 GMT
  • 18h10 - 19h00 GMT
    Дневная программа 20/09 18h10 GMT
Чтобы просматривать мультимедиа-контент, в вашем браузере должен быть установлен плагин (расширение?) Flash. Чтобы войти в систему вам следует включить cookies в настройках вашего браузера. Для наилучшей навигации, сайти RFI совместим со следующими браузерами: Internet Explorer 8 и выше, Firefox 10 и выше, Safari 3 и выше, Chrome 17 и выше...
ФРАНЦИЯ

Французская пресса: Одной ногой — в политике, другой — в журналистике

media Во Франции это далеко не новое явление, когда журналисты идут в политику, а политики становятся обозреватели Tap Magazine via Getty Images/Simon Lees

Еще никогда грань между журналистикой и политикой не была такой размытой. Почему журналисты идут в политику, а политики становятся обозревателями? Об этом в субботу, 2 августа, пишут французские газеты Le Monde и Le Figaro.

Во Франции это далеко не новое явление, когда журналисты идут в политику, а политики становятся обозревателями. Бывший министр спорта Розелин Башло вот уже многие годы комментирует различные темы на радио и телевидении и утверждает, что окончательно отдалилась от политики. А вот назначение журналиста Брюно Роже-Пети пресс-секретарем президента спровоцировало новую волну дебатов вокруг того, что толкает журналистов идти в политику: разочарование в собственной профессии, карьерный рост или просто желание находиться у власти. Для сведения, Le Monde в своей редакционной статье дает статистику, согласно которой СМИ доверяют только 24% французов, политическим партиям — всего 11%. Больше всего французское население доверяет больницам (83%) и армии (82%).

Но вопрос о том, что же привело к размытию границ между медиа и политикой, был поднят не только из-за назначения пресс-секретаря Эмманюэля Макрона. Любопытный случай произошел недавно в ходе пресс-конференции премьер-министра Эдуара Филиппа, посвящённой реформе трудового кодекса. Вопрос задала Ракель Гаридо, журналист телеканала C8. Некоторые узнали в ней еще и представителя крайне левого движения Жан-Люка Меланшона «Непокорная Франция». Это вызвало бурную полемику среди интернет-пользователей. Ведь в отличие от той же Розелин Башло, порвавшей окончательно с политикой, Ракель Гаридо продолжает представлять свою партию. И именно в качестве ее представителя она явилась в гости на передачу к известному журналисту Жан-Жаку Бурдэну на радиостанции RMC.

Ракель Гаридо — не единственная, кто оказалась одной ногой в политике, другой — в журналистике. Для некоторых — это возможность прославиться, для других, особенно тех, кто проиграл в выборах, — продолжать оставаться на виду. Десятки действующих и бывших политиков регулярно появляются в теле- и радиостудиях в качестве обозревателей.

Но больше всего внимания привлекла новость о том, что с сентября участником новой воскресной программы «В воскресенье, 19 часов» на France 2 станет Жан-Пьер Раффарен. Это первый случай во Франции, когда экс-премьер-министр идет в журналистику. Хотя главный редактор программы Жан-Мишель Карпантье утверждает, что выбор на него пал совершенно случайно и вознаграждения за свое участие Раффарен получать не будет.

«Я даже не думал приглашать политика, но когда прочитал новость о том, что Раффарен уходит из политики, решил ему позвонить», — цитирует Жан-Мишеля Карпантье газета Le Figaro.

Бывший глава Конституционного совета Жан-Луи Дебре также решил покинуть политику. Ранее он выступал на радиостанции Europe 1 и телеканале Paris Première, однако обе программы закрылись. Теперь он ведет переговоры с другим телеканалом, чтобы делать там исторические хроники. Правда, бывший политик признается, что придется выбирать. «Иначе получается смешение жанров, а из-за этого можно лишиться доверия», — заявил Дебре. При этом Жан-Луи Дебре в ответ на раннюю критику со стороны многих журналистов о том, что политики оторваны от реальности, сделал следующее заявление: «Я открыл для себя совершенно другой мир, еще более оторванный от реальности, и это мир телевидения, он абсолютно далек от каждодневной жизни».

«Сложнее всего — находится в серой зоне. Я больше не работаю с политиками. Я стал предпринимателем. У нас несколько жизней, и никто не запрещает менять должность», — говорит Гаспар Гантзер, бывший PR-советник Франсуа Олланда, который закончив свою работу с президентом, стал обозревателем на радио RMC и создал свою собственную PR-компанию.

«СМИ глубоко ошибаются думая, что беря политиков на работу, они придают больший смысл своим программам. Если эти люди отстранились от политики, значит они провалились», — считает политолог Гаель Брюстье.

Все переходы от политики в журналистику и наоборот дискредитируют «этих кровных родственников», утверждает социолог Дени Мюзе. По его словам, французы не без основания жестко критикуют чрезмерную близость между политикой и журналистикой, и складывается впечатление, что они взаимозаменяемы, что они занимаются своего рода копродукцией.

Медиаэксперт Жан-Мари Шарон подчеркивает, что четкое разделение между политикой и журналистикой не так характерно для Франции, как, например, для Германии или англосаксонских стран. По этой причине переход журналистов в политику он называет «французской особенностью». Однако, по мнению эксперта, создание президентским движением «Вперед, республика!» своего медиа, а также запуск крайне левым политиков Жан-Люком Меланшоном своего канала YouTube в ходе предвыборной кампании — признаки возвращения к старым и добрым методам пропаганды. В таком контексте, считает эксперт, размытие границ между политикой и прессой может быть опасным для демократии. Чтобы ее сохранить важно существование четвертой власти, роль которой выполняла пресса вне какой-либо политической деятельности.

 
К сожалению, время подключения истекло, действие не может быть выполнено.