Слушать Скачать Подкаст
  • 15h00 - 15h10 GMT
    Выпуск новостей 22/06 15h00 GMT
  • 15h10 - 16h00 GMT
    Дневная программа 22/06 15h10 GMT
  • 18h00 - 18h10 GMT
    Выпуск новостей 21/06 18h00 GMT
  • 18h10 - 19h00 GMT
    Дневная программа 21/06 18h10 GMT
Чтобы просматривать мультимедиа-контент, в вашем браузере должен быть установлен плагин (расширение?) Flash. Чтобы войти в систему вам следует включить cookies в настройках вашего браузера. Для наилучшей навигации, сайти RFI совместим со следующими браузерами: Internet Explorer 8 и выше, Firefox 10 и выше, Safari 3 и выше, Chrome 17 и выше...
ФРАНЦИЯ

Кривая арифметика: в чем секрет «триумфа» партии Макрона

media Президент Макрон с женой Брижит голосуют по месту регистрации, на избирательном участке в городе Ле-Туке, 11 июня 2017. REUTERS

11 июня 2017 года партия Эмманюэля Макрона «Вперед, Республика!», о начале создания которой он объявил 6 апреля 2016-го, вдруг стала первой политической силой во Франции. О том, как это могло случиться — в материале RFI.

В первом туре выборов в Национальное собрание, которые состоялись 11 июня, партия Макрона «Вперед, Республика!» набрала 32,32% голосов. Для сравнения — пять лет назад Соцпартия после победы президента Олланда собрала на парламентских выборах 39,86% голосов, то есть на 7,5% больше.

Явка в первом туре на нынешних выборах составила 49,71%, тогда как пять лет назад была 57,22%, то есть на те же 7,5% больше.

Если посчитать число избирателей, то разница выглядит еще более впечатляющей: социалисты пять лет назад собрали в первом туре 10 млн 347 тыс. голосов, а макроновцы сейчас — 7 млн 551 тыс.

Тем не менее, партия президента Макрона должна через неделю, по итогам второго тура, одержать триумфальную победу на выборах и завоевать от 400 до 450 мест в 577-местном парламенте, а социалисты пять лет назад взяли 297 мест, едва преодолев отметку «289», позволяющую обладать абсолютным большинством.

В 2015-м, после выхода нескольких депутатов, социалисты это большинство потеряли. Партии Макрона такое вряд ли будет грозить. У нее, судя по всему, будет огромный запас прочности, который позволит Макрону иметь полный контроль над парламентом в течение всего пятилетнего президентского срока.

За счет чего партия Макрона должна завоевать такое большое число мандатов при таком малом количестве избирателей, выказавших ей свою поддержку?

Все дело в сочетании двух факторов: во-первых, усталость французов от политики вообще и от старых политических партий в частности и, во-вторых, особенности французской политической системы.

Усталость выразилась в показателе явки — рекордно низком за всю историю Пятой республики (с 1958 года) и в том, что даже кандидаты партии Макрона, никогда не участвовавшие в выборах (а таких около половины), почти везде одержали верх над представителями «старых партий».

Эта же усталость сыграет на руку представителям Макрона и во втором туре — там, где кандидат партии «Вперед, Республика!» будет противостоять правому сопернику, макроновец получит большую часть голосов левых; и наоборот: правые не станут голосовать за левых, а скорее отдадут голоса «центристам»-макроновцам.

«Фактор усталости» накладывается на особенности одномандатной мажоритарной системы: в каждом из 577 округов избиратель может выбрать только одного кандидата, и почти везде побеждает желание проголосовать против представителей «старой системы». И не важно, что, условно говоря, средний кандидат партии Макрона «Вперед, Республика!» набирает в первом туре 32,32%, а кандидат от правой партии «Республиканцы» 21,5%. Во втором туре макроновец, к которому перейдет еще и часть поддержки левых избирателей, получит одно кресло в парламенте, а его соперник — 0.

Из-за этих особенностей упомянутые правые «Республиканцы», завоевав в первом туре 21,5%, получат по итогам выборов в 4–5 раз меньше мест в парламенте, чем партия Макрона. А ультраправый «Национальный фронт», получивший 13,2%, проведет в Нацсобрание от 3 до 10 человек.

О «несправедливости» такой системы парламентских выборов во Франции говорят давно и многие. (Многие же обещают ее изменить. Тот же Франсуа Олланд обещал перевести выборы на смешанную мажоритарно-пропорциональную систему, но в конце 2015 года заявил об отказе от предвыборного обещания, мотивируя это угрозой прихода ультраправых к власти). Но еще, пожалуй, никогда эта выборная система не приносила столь парадоксального результата: партия, которой еще 14 месяцев назад не существовало в природе, и за которую в первом туре голосует 16% избирателей (если считать их общее число), может занять в парламенте 70% мест. При этом единственным известным на данный момент достоинством этого политического образования является то, что оно — партия президента Макрона.

За которого, напомним, в первом туре президентских выборов проголосовали 24% пришедших на участки избирателей. Еще три его соперника набрали в районе 20%.

Так что нынешний триумф партии Макрона — относительный. Зато большинство в парламенте у него будет абсолютным.

Ссылки по теме
 
К сожалению, время подключения истекло, действие не может быть выполнено.