Слушать Скачать Подкаст
  • *Новости 15h00 - 15h10 GMT
    Выпуск новостей 21/04 15h00 GMT
  • *Передача RFI 15h10 - 16h00 GMT
    Дневная программа 21/04 15h10 GMT
  • *Новости 18h00 - 18h10 GMT
    Выпуск новостей 21/04 18h00 GMT
  • *Передача RFI 18h10 - 19h00 GMT
    Дневная программа 21/04 18h10 GMT
Чтобы просматривать мультимедиа-контент, в вашем браузере должен быть установлен плагин (расширение?) Flash. Чтобы войти в систему вам следует включить cookies в настройках вашего браузера. Для наилучшей навигации, сайти RFI совместим со следующими браузерами: Internet Explorer 8 и выше, Firefox 10 и выше, Safari 3 и выше, Chrome 17 и выше...
ФРАНЦИЯ

Как устроена во Франции система компенсаций жертвам терактов

media REUTERS/Eric Gaillard

«Помощь жертвам терроризма — дело государственного значения», — написано на сайте недавно созданного специально с этой целью Государственного секретариата. Русская служба RFI решила узнать, как выплачиваются компенсации жертвам терроризма и их близким и какую помощь оказывает им государство.

Главная инстанция, в которую предлагают обращаться жертвам терроризма и их близким, — Гарантийный фонд жертв терактов (FGA). Здесь могут попросить о помощи как люди, получившие ранения, так и, например, освобожденные из джихадистского плена журналисты и сотрудники гуманитарных организаций. Фонд, созданный по частной инициативе в 1986 году, когда в результате терактов во Франции погибло 20 человек и еще около 200 получили ранения, давно разросся и перешел в ведомство Министерства экономики. Тем не менее, его бюджет пополняется не из государственного кармана. Помощь жервам оплачивают сами граждане Франции. Это из их выплат по 80 миллионам страховых контрактов отчисляются средства в FGA, идет ли речь о частной страховке на квартиру или на автомобиль. Эти отчисления давно прозвали «налогом на теракты».

«Налог на теракты»

В 2016 г. налог должен принести Гарантийному фонду 390 млн евро. Эта сумма составит две трети всего бюджета фонда, еще одна треть поступит из выплат тех, кто виновен в терактах, а также от финансовых инвестиций. Недавно «налог на теракты» вырос еще на 1,6 евро.

Многие пострадавшие говорят о том, что отношения с фондом складываются не самые лучшие: выплаты невелики, а добиваться их приходится путем мучительных бюрократических процедур. Главная проблема, конечно, — в определении, кто является жертвой, а кто нет. В Ницце, в частности, в момент теракта на набережной были тысячи человек. Как доказать, что кто-то находился именно там и испытал психологический шок? На данный момент, в Ницце уже выплачено 4 400 000 евро, но эта цифра может вырасти и до 400 000 000, считает госсекретарь по проблемам жертв терроризма Жюльетт Меадель.

Фонд, в задачи которого входит выплата компенсаций, признает некоторых пострадавших «гражданскими лицами, жертвами военных действий», но выдает компенсации только в случае телесных, а не психологических повреждений. При этом пострадавшие должны пройти медицинскую экспертизу и собрать документы. Шок, испытанный семьями, во внимание не принимается. Самия Мактуф, адвокат многих семей жертв терроризма, в том числе потерявших своих близких на террасах кафе 13 ноября 2015, а также тех, кто в тот же день получил психологическую травму на стадионе «Стад де Франс» или попал под колеса грузовика в Ницце 14 июля, приводит в пример на страницах Huffington post случай своей подзащитной, которая искала сына в течение нескольких часов, прежде чем узнала, что он тяжело ранен. Впоследствии ей пришлось доказывать, что она является пострадавшей.

А что же государство? «Терроризм все реже выбирает себе четкие мишени. Мера целился конкретно в еврейских детей. Братья Куаши целились специально в членов редакции Charlie Hebdo. Но уже на стадионе «Стад де Франс» террорист был намерен взорваться рядом с кем угодно. Не понятно, почему эта смена парадигмы не привела к смене отношения государственных властей к жертвам и близким убитых. Там, где государство должно было помочь, прислушаться, оно, наоборот, причиняет боль», — пишет Самия Мактуф.

Конкретно помощь государства выразилась, в частности, в создании в феврале 2016 г. Государственного секретариата помощи жертвам терроризма. Для ассоциаций жертв это положительный момент: вместо того, чтобы ходить по разным министерствам, люди могут отныне обращаться в «единое окно».

Секретариат также создал и межминистерский комитет, который собирается ежемесячно и объединяет инстанции, ответственные за выплату компенсаций, Государственный комитет ветеранов войны, представителей министерств юстиции, внутренних дел, здравоохранения и др., а также представителей различных ассоциаций жертв.

После терактов, совершенных уже после 13 ноября, государство начало помогать действеннее и быстрее. Это касается организации похорон, проведения судебно-медицинских экспертиз и просто ответов по телефону. До того случалось, что охваченных паникой людей посылали в больницу, где лежал однофамилец их родственника. А неподготовленный персонал, отвечавший по горячей линии, в конце разговора с родственникам погибших мог пожелать и «хорошего вечера».

После теракта в Ницце значительно улучшились условия оказания психологической помощи, а компенсации начинают выплачивать авансом, чтобы семьи погибших, например, могли купить себе билеты и прибыть к месту событий. Многие бюрократические процедуры можно отныне осуществить по интернету.

Государство предпринимает и символические действия, смысл которых — признание понесенных страданий. Эти действия, как свидетельствуют психологи, чрезвычайно важны для пострадавших. Тем не менее, ассоциации жертв терроризма довольно равнодушно отнеслись, например, к созданию специальной медали, которая, как говорит глава AFVT (Французская ассоциация жертв терроризма) Гийом Денуа де Сен-Марк, выдана пострадавшим не за то, что они сделали для государства, а за то, что им пришлось вынести во имя государства. Признание случившегося требует соответствующего уровня дискуссии — на противоположной стороне ценностной шкалы по сравнению с дискуссией о «буркини», развернувшейся сразу после теракта в Ницце.

Ссылки по теме
 
К сожалению, время подключения истекло, действие не может быть выполнено.