Слушать Скачать Подкаст
  • *Новости 15h00 - 15h10 GMT
    Выпуск новостей 13/10 15h00 GMT
  • *Передача RFI 15h10 - 16h00 GMT
    Дневная программа 13/10 15h10 GMT
  • *Новости 18h00 - 18h10 GMT
    Выпуск новостей 13/10 18h00 GMT
  • *Передача RFI 18h10 - 19h00 GMT
    Дневная программа 13/10 18h10 GMT
Чтобы просматривать мультимедиа-контент, в вашем браузере должен быть установлен плагин (расширение?) Flash. Чтобы войти в систему вам следует включить cookies в настройках вашего браузера. Для наилучшей навигации, сайти RFI совместим со следующими браузерами: Internet Explorer 8 и выше, Firefox 10 и выше, Safari 3 и выше, Chrome 17 и выше...
Франция

RSF: Нам нужен пост спецпосланника ООН по безопасности журналистов

media  
Кристоф Делуар, глава международной организации «Репортеры без границ» RFI

2 ноября – Международный день прекращения безнаказанности за преступления против журналистов. Это день был официально провозглашен ООН на Генеральной ассамблее после убийства двух журналистов RFI. 3 года назад журналисты RFI Клод Верлон и Жислен Дюпон были убиты в Мали. Это преступление еще не раскрыто, министерство обороны Франции до сих пор не рассекречивает некоторые документы, и семьи и коллеги убитых журналистов ждут справедливости. Ситуацию со свободой слова в мире комментирует глава международной организации «Репортеры без границ» Кристоф Делуар.

Кристоф Делуар: Борьба с безнаказанностью тех, кто убивает журналистов, является одной из главных. Если это преступление, которое имели такой резонанс в мире, а не только во Франции, не будет раскрыто, это только подтолкнет других убийц совершать подобные преступления.

RFI: Кроме символического значения дня 2 ноября, изменилось ли что-то в мире для защиты журналистов, выполняющих свою работу? Если этот день был провозглашен ООН, то что-то конкретное эта международная организация делает?

На международном уровне, в частности, в ООН, можно отметить повышенное внимание к вопросу безопасности журналистов. ООН приняла несколько резолюций на эту тему. Последняя – резолюция номер 22.22 Совета безопасности ООН от 25 мая 2015 года. В ней государства-участники призывают привлечь к ответственности за убийства и другие преступления, совершенные в отношении журналистов. Но проблема в том, что эти резолюции никогда не выполняются. Поэтому наша организация «Репортеры без границ» с прошлого года ведет специальную кампанию – мы требуем, чтобы был создан пост специального представителя при Генеральном секретаре ООН, который занимался бы вопросами безопасности журналистов. Нам нужен конкретный механизм воплощения в жизнь международного права. Мы встречались с Пан Ги Муном по этому вопросу в июне этого года. Мы создали в Нью-Йорке так называемую «группу друзей свободы слова», куда входят политики, послы разных стран при ООН. Эта группа обещает нам воплотить в жизнь наше предложение.

На сегодняшний день, наверное, Турция является страной, где положение журналистов и положение со свободой слова является наиболее тревожным.

К сожалению, еще несколько лет назад мы думали, что в Турции – несмотря на нарушения свободы слова и давление на журналистов (а их было предостаточно, в Турции существует некая традиция сажать журналистов за их деятельность в тюрьму) – все-таки существует открытое гражданское общество и плюрализм. К сожалению, теперь это уже не так. То, что произошло за последние месяцы после путча, за последние недели и даже дни, говорит об обратном. В частности, это помещение под арест восьми сотрудников газеты «Джумуриет» (Cumhuriyet), которая получила приз «Репортеров без границ» за свободу прессы в прошлом году. Ее главный редактор был в Страсбурге на церемонии вручения приза. В своей речи в Страсбурге он произнес печальную и красивую фразу. Он сказал: «К сожалению, турецкие журналисты очень часто оказываются либо в суде, либо на кладбище. А окна моей редакции выходят одновременно на здание суда и на кладбище». После этого его приговорили к тюремному заключению. Сам Эрдоган просил приговорить его к двум пожизненным заключениям из-за того, что его газета напечатала информацию о поставках турецкого оружия группировкам исламистов на севере Сирии. Сейчас угроза нависла над всеми журналистами этой газеты. Отмечу, что редакционная линия «Джумуриет» отражала скорее взгляды кемалистов и не имела никакого отношения к движению Гюлена, которых Эрдоган обвиняет в попытке путча. Другими словами, мы сейчас наблюдаем борьбу Эрдогана с любой попыткой инакомыслия в стране.

Вы считаете, что в таких случаях, как в Турции, пост спецпосланника ООН по вопросам безопасности журналистов может чем-то помочь?

Роль спецпосланника будет заключаться в двух вещах: во-первых, выполнение резолюций Совета безопасности ООН по обеспечению защиты конкретных журналистов, которым угрожает опасность. Во-вторых, выполнение резолюций Генеральной ассамблеи ООН, которые имеют более общий и политический характер. Но на примере Турции надо отдавать себе отчет в том, что политическое влияние спецпосланника не будет больше, чем спецпредставителя ООН на месте, чем любого представителя США или любой другой страны, которая возмущена тем, что происходит в Турции. Если в Турции не будет журналистов, способных проводить расследования, рассказывать о реальном положении вещей в такой геополитически важной стране, как Турция, которой, к тому же, угрожает терроризм, то последствия всего этого в один прекрасный день скажутся не только на самой Турции.

Ваша организация обращает внимание на то, что сейчас происходит со свободой слова в Польше.

В Польше только что истек срок, который Еврокомиссия предоставила властям на восстановление режима правового государства – из-за реформы Конституционного суда в стране. В этой стране государственные телеканалы постепенно превращаются в инструменты пропаганды. Более ста журналистов были уволены по политическим мотивам. Единственным независимым изданиям, которые остались в Польше, грозит смена владельцев. Это примерно тот же процесс, который происходил ранее в Турции: покупка газет и журналов близкими к власти олигархами – это способ заставить их молчать.

Ссылки по теме
 
К сожалению, время подключения истекло, действие не может быть выполнено.