Слушать Скачать Подкаст
  • *Новости 15h00 - 15h10 GMT
    Выпуск новостей 19/06 15h00 GMT
  • *Передача RFI 15h10 - 16h00 GMT
    Дневная программа 19/06 15h10 GMT
  • *Новости 18h00 - 18h10 GMT
    Выпуск новостей 19/06 18h00 GMT
  • *Передача RFI 18h10 - 19h00 GMT
    Дневная программа 19/06 18h10 GMT
Чтобы просматривать мультимедиа-контент, в вашем браузере должен быть установлен плагин (расширение?) Flash. Чтобы войти в систему вам следует включить cookies в настройках вашего браузера. Для наилучшей навигации, сайти RFI совместим со следующими браузерами: Internet Explorer 8 и выше, Firefox 10 и выше, Safari 3 и выше, Chrome 17 и выше...
ФРАНЦИЯ

Почему французы все время ворчат?

media  

Это общеизвестный факт: французы слывут самыми большими в мире пессимистами. Французы ворчат всегда и везде, и многим иностранцам кажется, что это не от недовольства собственной жизнью, а просто по привычке.

Многие скажут: счастье – термин расплывчатый и очень субъективный. А между тем, его можно измерить вполне конкретными цифрами. Так утверждает созданная во Франции «Фабрика Спинозы», которая мечтает внедрить научный термин «счастье» на самом высоком государственном уровне. Почему французы все время ворчат? Чего не хватает французам для счастья? И каков научный механизм его получения? На эти вопросы отвечает Александр Жост, основатель «Фабрики Спиноза».

Александр Жост: «В парижской Высшей школе экономики работает такая женщина, Клодия Сеник. Это ученый-экономист, которая как раз занимается экономикой счастья. Как-то раз она мне сказала: „Во Франции существует типичный для наших сограждан пессимизм, который можно измерить в цифрах. Это когда при одинаковых условиях жизни во Франции и в любой другой стране французы чувствуют себя гораздо более несчастными. И даже хуже: когда какой-нибудь иностранец, например, итальянец, эмигрирует во Францию, то через несколько лет он станет таким же пессимистом, как и все французы“».

Французы менее восприимчивы к термину «счастье» RFI/Pierre René-Worms

Согласно статистическим данным Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), Франция плетется в хвосте экономически развитых стран по так называемому индексу «счастья». При одинаковых экономических и социальных условиях жизни французы гораздо менее уверены в собственном будущем и хуже других европейских соседей оценивают свою успешность.

Все дело в менталитете. В других странах другие культурные установки, и кажется, они гораздо больше восприимчивы к концепту счастья, они воспринимают его по-другому. Даже не используя термин «счастье», можно сказать, что они больше довольны своей жизнью.

Александр Жост: «Это культурный феномен, который мы начали изучать в нашей „Фабрике Спинозы”. Среди объективных причин можно назвать работу СМИ, которые предпочитают передавать только негативную информацию. Но главные причины – глубинные. У французов очень сложное, двойственное отношение к государству. Это своеобразный комплекс зависимости от государства. С одной стороны, французы требуют от государства защиты (в сфере безопасности, в социальной сфере и так далее) – это такое „государство-папа”. И одновременно государство обвиняют в ограничении свобод, привилегий, принуждении платить налоги – как подросток, который желает освободиться от влияния отца. И из этой амбивалентной, инфантильной зависимости человека от государства возникают трудности французов в признании государственного авторитета, да и любого другого авторитета. Мы не способны ни от него освободиться, ни признать его. Этот французский инфантилизм плохо пережитой революции делает нас глубоко несчастными».

Последнюю причину французского несчастья Александр Жост видит в образовательной системе: она ставит во главу угла соревновательность. «С одной стороны, это очень хорошо, так как вся последующая французская экономическая система настроена на повышение эффективности. Но с другой стороны, наша система образования заставляет нас не очень верить в свое будущее и в свои собственные способности. Об этом говорят все опрошенные социологами лицеисты. В сравнении с остальными европейскими странами, французские учащиеся старших классов уже со школьной парты пессимистично смотрят в будущее: „Если я окончил простую школу, то я не найду работы, так как у меня нет диплома элитной школы. Если я учусь в университете, то я не найду работы, потому что у меня нет диплома престижного университета. Если я закончил престижный университет или элитную школу, то я все равно не найду себе хорошей работы, так как есть дипломы, которые еще лучше котируются”».

«Мы постоянно сами настраиваем себя на неуспех, и поэтому в целом французы не верят в свое светлое будущее», – говорит Александр Жост. Поэтому «Фабрика Спинозы» предлагает научно измерить термин «счастье», чтобы потом научить французов быть счастливыми.

Александр Жост: «Это результат работы самых разных ученых, которые начинают выделять новый вид науки, называемой „наукой счастья” (science du bonheur). Она включает в себя знания, полученные в области нейропсихологии, когнитивной психологии, экономики и социологии. Эти знания были обобщены в сборнике, который выпустила Организация экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) под названием „Инструкция по измерению счастья”. Другими словами, впервые за тысячелетия существования человечества мы смогли найти научный ответ на то, что же такое счастье».

Таким образом, это не личные размышления или философские умозаключения отдельных людей, «счастье» – это уже готовый и детально разработанный научный концепт. Итак, что же такое счастье, с чисто научной точки зрения?

В чем рецепт счастья по-французски? RFI/Pierre René-Worms

Александр Жост: «У счастья есть три составляющих. В первую очередь, это гедонистическое чувство, это удовольствие. Чтобы понять, счастлив ли человек, надо спросить его, что он чувствует: радость или гнев, есть ли у него энтузиазм или он в глубокой грусти. Это эмоциональная составляющая. Но есть еще и когнитивная. Человека просят оглянуться на свое прошлое и сказать, удовлетворен ли он в целом жизнью или нет. Доволен ли он финансовой составляющей, семейным положением, наличием друзей и так далее. Здесь уже говорит разум. И наконец, есть эвдемоническая составляющая, это счастье вдохновения. Человек сам не раз задается вопросом: есть ли в жизни что-то большее, чем я сам, чем мое личное удовольствие. Это уже категория, которую принято называть „душа“. Человеку часто необходимо чувствовать себя принадлежным к какой-то группе, верить в бога, искать смысл в жизни. Все вместе эти три составляющие и образуют то, что мы называем счастьем или наполненной жизнью».

А от этого научного открытия неплохо бы перейти и к его практическому применению. Можно ли тогда узнать, каков рецепт счастья?

Александр Жост: «Да, вполне. Я бы назвал три основных этапа на пути к счастью. Во-первых, надо постоянно задавать себе вопросы, не бояться пробовать и искать, что для вас важнее всего, и затем уже воплощать в жизнь конкретные планы или действия. Это не конкретный рецепт счастья, который подходит для всех, это лишь механизм его поиска. Это научно обоснованный метод, который позволит нам стать счастливыми индивидуально или коллективно. Наша „Фабрика Спинозы” занимается как раз тем, что поднимает это вопрос в различных коллективных инстанциях. Мы считаем, что вопрос счастья заслуживает обсуждения в парламенте, в правительстве, в школах, в органах местного самоуправления, на предприятиях. И наконец, в жизни каждого из нас, так как ставя проблему „что такое счастье”, мы заставляем задумываться каждого человека».

Если верить рецепту «Фабрики Спинозы», мыслю — не только значит существую. Вопреки старой философской идее о том, что чем больше знает человек, тем менее он счастлив, Александр Жост предлагает нам всем задуматься… и стать счастливыми. Допустим. Но это еще не все. От счастья индивидуального он предлагает перейти к коллективному счастью.

Как нация французы тоже не считают себя счастливыми, так как они привыкли друг другу не доверять и подвергать критике чужие суждения. Кроме этого, согласно ученым-психологам, во Франции иначе относятся к социальному неравенству. Если в англо-саксонских странах разницу между богатыми и бедными видят как мотивацию к успеху, то во Франции это скорее становится предметом зависти и порождает социальный протест.

Манифестация против реформы Трудового кодекса в Париже 9 апреля 2016 REUTERS/Charles Platiau

Единственный способ мотивировать французов на счастье – экономический. Александр Жост пытается внедрить термин «счастье» на предприятиях, объясняя его менеджерам, что чем лучше мы будем чувствовать себя в коллективе – тем эффективнее будет его работа. Налицо прямой экономический интерес.

Александр Жост: «Главная идея, которую пытается доказать „Фабрика Спинозы” — это связь между экономическим и эмоциональным благосостоянием общества. Именно об этом говорил бывший председатель Евросовета Херман Ван Ромпей. Он использовал формулировку hapyness budget. Поэтому я и мои коллеги разрабатываем методики, которые помогут улучшить атмосферу на предприятии, что, в свою очередь, будет способствовать повышению его экономических показателей. Экономика счастья – это форма экономики, которая работает над благосостоянием каждого отдельного индивида, что в общем повышает благосостояние всего общества. Ее еще называют „позитивной экономикой”. Мы проводили опрос, который показал, что 43% руководителей предприятий считают нашу науку абсолютно ненужной. Мы же, как ученые, опираемся на данные нейронауки, на экономику и на социологию. И мы доказываем, что связь между благополучием сотрудников, их возможностью самореализации и общей производительностью предприятия – самая прямая».

С этим можно поспорить. До сих пор Франция считалась пятой экономикой мира, но в «Международном индексе счастья», введенном в 2006 году, она всегда занимает последние места. Все-таки сложная эта наука – счастье. Вместо этого на ум приходит простая и расхожая мысль: «богатые тоже плачут».

 
К сожалению, время подключения истекло, действие не может быть выполнено.