Слушать Скачать Подкаст
  • 15h00 - 15h10 GMT
    Выпуск новостей 26/03 15h00 GMT
  • 15h10 - 16h00 GMT
    Дневная программа 26/03 15h10 GMT
  • 18h00 - 18h10 GMT
    Выпуск новостей 26/03 18h00 GMT
  • 18h10 - 19h00 GMT
    Дневная программа 26/03 18h10 GMT
Чтобы просматривать мультимедиа-контент, в вашем браузере должен быть установлен плагин (расширение?) Flash. Чтобы войти в систему вам следует включить cookies в настройках вашего браузера. Для наилучшей навигации, сайти RFI совместим со следующими браузерами: Internet Explorer 8 и выше, Firefox 10 и выше, Safari 3 и выше, Chrome 17 и выше...
ФРАНЦИЯ

Строительство нового корта Roland-Garros опять откладывается

media Центральный корт Reuters

Работы по строительству нового корта в теннисном комплексе Roland-Garros снова были прекращены. Они начались 3 октября сразу же после решения Государственного совета, высшего органа юстиции страны, который и разрешил строительство вопреки многочисленным протестам. А вот суд верховной инстанции (всего их по Франции насчитывает 173, tribunal de grande instance, TGI) постановил иначе. Он постановил эти работы снова прекратить.

Происходит это уже не первый раз. Борьба вокруг строительства нового корта в теннисном комплексе Roland-Garros идет давно. Даже очень давно. Наверное, сразу после того, как более или менее обжили корт Сюзан-Ленглен, а его открыли в 1994 году. Дело в том, что по сравнению с другими турнирами Большого шлема парижский турнир – самый маленький, как по числу зрителей, так и по общей площади теннисного комплекса, так и по количеству кортов. Расширение комплекса стало основной задачей руководства французской теннисной федерации последних лет, однако самый важный вопрос — где строить новый корты — оказался очень сложным.

Первоначально планировалось построить корты в части Булонского леса, которая прилегает к кортам и к которой ведет мостик через выезд на автодорогу. Это предложение было, наверное, самым рациональным. Тем более, что в этом месте уже есть корты. О них мало кто знает, даже старожилы турнира. Это четыре тренировочных корта, где разминаются спортсмены. Некоторые звезды даже предпочитают разминаться именно там, а не на отведенном им по расписанию корте, так как на их тренировки иногда стекается слишком много зрителей просто поглазеть. Этот проект отвергли почти сразу, так как Булонский лес – это национальное достояние и трогать его нельзя. Тут спорить было бессмысленно. Безумную идею построить корт «верхом» на автодороге тоже отвергли.

Кроме общей площади и количества мест для зрителей расширение предполагало также и некую модернизацию корта. Дело в том, что в последняя неделя мая и первая неделя июня – время, когда традиционно проходит парижский турнир – как правило бывает дождливым, особенно первая неделя, на которую и приходится самое большое количество игр. Из-за дождя часто руководители вынуждены прерывать игры. Зрители недовольны, организаторам приходится выплачивать стоимость билетов или же давать возможность им приходить в другой день, а это, естественно, переполняет корты.

Модернизация должна была заключаться в том, чтобы сделать крытый корт, но и тут всё оказалось непросто. Дело в том, что все турниры делятся, как известно, на те, которые играются на открытом воздухе и в закрытом помещении. Проведение игр в закрытом помещение автоматически меняло жанр турнира. Тут компромисс был найден – корт с раздвижной крышей, «с зонтиком», как его образно назвали тем более, что прецеденты есть. Следующий проект расширения кортов предполагал перенос турнира вообще в другое более просторное место – за город. Эта идея появилась в тот момент, когда маячила возможность выбора Парижа для столицы Олимпийских игр, но её практически никто не поддержал, да и Париж проиграл Лондону. Все – и спортсмены, и руководители, и журналисты, и зрители – выступили против. Эту мысль обсуждали скорее для проформы.

После всех попыток остановились на том, что следует построить новые корты на территории парников Отей – Serres d'Auteuil. Именно так парижане немного фамильярно называют Оранжерейный сад Отей (Jardin des Serres d'Auteuil). Он был построен в 1898 году архитектором Жаном Камилем Формиже (Jean Camille Formigé) и является, как и Булонский лес, частью Ботанического сада, но не национальным достоянием страны. Важный нюанс. Он занесен только в списки национальных памятников.

После того, как протесты экологистов, сторонников защиты национального достояния, не возымели успеха, в «бой» вступили наследники архитектора. Именно им и удалось на некоторое время остановить строительство. Они требуют защитить законное авторское право их предка. Именно они срочно после решения Государственного совета подали жалобу в суд высшей инстанции, который и постановил приостановить работы по сооружению нового корта.

Перспективы вырисовывают не очень радужные, но вполне реальные, особенно если вспомнить исторические прецеденты. Например – строительство Эйфелевой башни или перестройку Парижа префектом Сены бароном Османом. На месте одного национального достояния соорудить новое – это вполне логично и в русле парижской жизни. Против строительства башни инженером Эйфелем протестовали ещё до её строительства, а барона же вообще презрительно называли «Аттилой» за то, что он разрушает старый добрый Париж. Наверное, с новым кортом теннисного комплекса Roland-Garros произойдет то же самое – со временем и его «причислят к лику» национального достояния, которым и турнир, и сам теннисный комплекс, по сути дела, уже давно является.

 
К сожалению, время подключения истекло, действие не может быть выполнено.