Слушать Скачать Подкаст
  • *Новости 15h00 - 15h10 GMT
    Выпуск новостей 20/08 15h00 GMT
  • *Передача RFI 15h10 - 16h00 GMT
    Дневная программа 20/08 15h10 GMT
  • *Новости 18h00 - 18h10 GMT
    Выпуск новостей 20/08 18h00 GMT
  • *Передача RFI 18h10 - 19h00 GMT
    Дневная программа 20/08 18h10 GMT
Чтобы просматривать мультимедиа-контент, в вашем браузере должен быть установлен плагин (расширение?) Flash. Чтобы войти в систему вам следует включить cookies в настройках вашего браузера. Для наилучшей навигации, сайти RFI совместим со следующими браузерами: Internet Explorer 8 и выше, Firefox 10 и выше, Safari 3 и выше, Chrome 17 и выше...
ФРАНЦИЯ

«Горации»: у Марин Ле Пен появился тайный клуб

media Лидер французских крайне правых Марин Ле Пен в городе Энен-Бомоне на севере Франции, 13 декабря 2015 года REUTERS/Yves Herman

У лидера французских крайне правых появился свой секретный элитный клуб — «Горации». Как пишут издания Le Monde и Le Point, несколько десятков политиков, чиновников, судей, журналистов и бизнесменов с января тайно готовят президентскую программу Марин Ле Пен.

 

Они встречаются раз в месяц, в кафе или в отелях, в обстановке строгой секретности. «Мы снимаем залы, и — в целях конфиденциальности — никогда не проводим встречи в одном и том же месте», — цитирует журнал Le Point одного из членов клуба, пожелавшего остаться неизвестным.

Как пишет Le Monde, в партии «Национальный фронт» новое общество, получившее название «Горации», называют «клубом тайных размышлений». Высокопоставленные чиновники, главы компаний, судьи, военные, адвокаты, журналисты, пиарщики и университетские преподаватели готовят для Марин Ле Пен аналитические справки на темы европейской экономики, обороны, дипломатии, образования и внутренней безопасности, а также регулярно ужинают в ее компании.

Если в начале лета в «тайном» обществе насчитывалось около 50 участников, то сегодня их уже 80, утверждает Le Point. И каждую неделю «Горации» получают от четырех до семи новых заявок. При этом лишь один из членов клуба, Жан Мессиа (Jean Messiha), выступает с открытым лицом и дает комментарии в СМИ. Мессиа 45 лет, он родился в Египте и приехал во Францию в возрасте восьми лет «ни слова не говоря по-французски», а в 1990-м, во время получения французского гражданства, поменял свое египетское имя «Хоссам» на французское «Жан».

Жан Мессиа — выпускник престижной Национальной школы администрации (ENA), доктор экономических наук и чиновник одного из французских министерств. В интервью Le Point Мессиа отказался называть ведомство, сотрудником которого он является. Однако на странице представителя «Горациев» в LinkedIn в качестве места работы указано министерство обороны. Что не удивительно — известно, что Марин Ле Пен традиционно поддерживают французские военные и полицейские.

«Мне есть, что терять, — объясняет Мессиа газете Le Monde. — Но я выбрал публичность для того, чтобы опровергнуть мысль, что Марин Ле Пен никто не поддерживает».

«Национальный фронт изменился. Называть нас крайне-правыми больше не имеет смысла», — говорит представитель «Горациев» в интервью Le Point.

Возвращение к прошлому

Значит ли это, что пресловутая «нормализация» имиджа Нацфронта, за которую последние несколько лет бьется Марин Ле Пен, удалась, и к партии присоединяется все больше и больше представителей французской элиты? Все не так просто, объясняет политолог, специалист по крайне правым Жан-Ив Камю. По его словам, появление элитного клуба внутри «Национального фронта» нельзя считать чем-то новым.

«Посмотрите на то, что происходило в «Национальном фронте» в середине 1990-х годов. В партии и тогда были высокопоставленные государственные чиновники и университетские профессора. И даже выходил интеллектуальный журнал Identité («Идентичность»), у которого был собственный научный совет, куда входили достаточно известные интеллектуалы, а также государственные чиновники, например, Иван Бло и Жан-Ив Ле Галлу. Ле Галлу в то время занимал пост в Генеральной инспекции администрации (IGA — высший орган, контролирующий работу французских министерств. — RFI)», — напоминает Камю. «После того, как Брюно Мегре (один из бывших лидеров НФ. — RFI), который сам был представителем технократических элит, вышел из партии, произошел откат назад, а сейчас происходит возвращение к чему-то, что уже когда-то существовало», — утверждает эксперт.

«Среди нас есть бывшие члены министерских кабинетов Эдуара Балладюра, Алена Жюппе, Жан-Пьера Раффарена и Доминика де Вильпена (все четверо — бывшие премьер-министры Франции от правой партии RPR, переименованной затем в UMP, а сегодня в партию «Республиканцы». — RFI)», — утверждает Жан Мессиа, но не называет имен участников клуба.

«Для начала нужно выяснить, что это за люди, — говорит Жан-Ив Камю. — Узнать их имена и понять, к какому поколению они принадлежат, какие посты занимают сегодня. Человек, работавший в кабинете Балладюра, явно не может быть сегодня молодым чиновником».

Для чего Нацфронту нужен этот элитный клуб?

«Несмотря на то, что „Национальный фронт” является партией, которая частично выстраивает свою политическую линию на изобличении элит, крайне правым также хочется быть частью правительства. А когда вы намереваетесь стать частью правительства, в какой-то момент вам придется доказывать вашу способность управлять страной, — объясняет политолог. — Сделать это без участия элит невозможно. Вы не можете обойтись без технической экспертизы экономистов, военных, чиновников МВД, дипломатов и т.д».

«Если „Национальному фронту” удастся осуществить свой план и прийти к власти, то этой партии также придется кем-то заполнять министерские кабинеты, — подчеркивает Жан-Ив Камю. — Даже если вы — партия, регулярно изобличающая технократов и выпускников Национальной школы администрации, лучше, чтобы в ваших кабинетах сидели компетентные люди, разбирающиеся в сложных технических вопросах».

80 человек — это много или нет? «Нет, это совершенно несравнимо с количеством чиновников, являющихся членами двух главных французских партий (Социалистической и партии «Республиканцы». — RFI)», — объясняет Камю. При этом политолог признает, что сравнение с традиционными партиями в случае «Национального фронта» неуместно: «Нельзя считать, что партия, которая никогда не управляла страной, может привлечь столько же сторонников, сколько партия, имеющая власть на протяжении нескольких десятилетий». «Если эта цифра соответствует действительности, то это — неплохой старт, — отмечает эксперт. — Но даже для того, чтобы заполнить министерские кабинеты, Нацфронту все равно понадобится гораздо больше людей».

Как отмечает Le Point, есть вероятность, что в скором времени тайное общество Марин Ле Пен все же выйдет из тени. Возможно, это произойдет после «летней школы» Нацфронта, которая начнется в городе Фрежюсе на юге Франции 17 сентября. Источник издания в крайне правой партии говорит, что сейчас в клубе обсуждают возможность запуска интернет-сайта и твиттер-аккаунта «Горациев».

Ссылки по теме
 
К сожалению, время подключения истекло, действие не может быть выполнено.