Слушать Скачать Подкаст
  • *Новости 15h00 - 15h10 GMT
    Выпуск новостей 25/06 15h00 GMT
  • *Передача RFI 15h10 - 16h00 GMT
    Дневная программа 25/06 15h10 GMT
  • *Новости 18h00 - 18h10 GMT
    Выпуск новостей 25/06 18h00 GMT
  • *Передача RFI 18h10 - 19h00 GMT
    Дневная программа 25/06 18h10 GMT
Чтобы просматривать мультимедиа-контент, в вашем браузере должен быть установлен плагин (расширение?) Flash. Чтобы войти в систему вам следует включить cookies в настройках вашего браузера. Для наилучшей навигации, сайти RFI совместим со следующими браузерами: Internet Explorer 8 и выше, Firefox 10 и выше, Safari 3 и выше, Chrome 17 и выше...
ФРАНЦИЯ

«Потому что страшно», — французы о популярности Нацфронта

media  
REUTERS/Pascal Rossignol

Во Франции в воскресенье, 6 декабря, проходит первый тур региональных выборов. Несмотря на то, что рейтинг действующего президента Франсуа Олланда заметно вырос после терактов 13 ноября, возглавляемая им Соцпартия в этот раз далека от своих лучших результатов. Лидирует, по последним социологическим опросам, крайне правая партия «Национальный фронт». Больше всего голосов Нацфронт рассчитывает собрать на севере Франции, где под номером один в списке идет сама ее лидер Марин Ле Пен. В том, что стало залогом такого беспрецедентного для Нацфронта успеха в регионе, в репортаже RFI из Лилля.

ِФранцузы о популярности Нацфронта 06/12/2015 Слушать

По данным последних перед выборами соцопросов, президентская партия выходит только на третье место в первом туре региональных выборов с результатом в 23% голосов. Социалисты пропускают вперед себя традиционных правых — партию «Республиканцы», возглавляемую экс-президентом Николя Саркози, которой социологи предсказывают 28,5%. Но главным итогом этих выборов могут стать рекордные результаты французских крайне правых. Нацфронт Марин Ле Пен лидирует в соцопросах с результатом почти в 30% голосов.

Стенды с информацией о кандидатах на региональных выборах во Франции Crédit JOEL SAGET / AFP

Залогом успеха французских националистов принято считать разочарование электората в традиционных правых и левых партиях, которым так и не удалось побороть безработицу и преодолеть кризис в экономике. К этим проблемам в последний год добавились еще два болезненных вопроса, на которых крайне правые традиционно зарабатывают голоса — миграция и безопасность.

Агат
Их популярность поднимается уже несколько последних лет, но особенно стало заметно после терактов. Потому что людям страшно.

Несмотря на то, что Нацфронт набирает все больше голосов, общаясь с людьми на улицах, всегда сложно найти сторонников националистов, если только это не митинг в поддержку Марин Ле Пен. Обычные французы предпочитают не заявлять о своих радикальных взглядах. Водитель городских автобусов в Лилле Фабрис идет на выборы в воскресенье вместе с женой. По его словам, они еще не определились в своих политических предпочтениях. Однако риторику Нацфронта оба не поддерживают.

RFI: Вы идете голосовать?

Фабрис: Да.

Знаете, за кого?

Нет, не очень пока. Найти кого-то достойного не так просто. Проблема в том, что у них на все есть решения, но они ничего не делают. У них всегда полно предложений в момент выборов, а потом они об этом не вспоминают.

Какие самые важные проблемы в Лилле?

Самое главное — это занятость.

Почему, на ваш взгляд, у Нацфронта такая хорошая поддержка здесь?

Да, их рейтинг растет сам собой. Они ничего не делают. Другие встревожены, а они нет. Тема безопасности, события, которые произошли в Париже. Мы ошибочно приравниваем всех мусульманам к террористам. Поэтому даже не выступая с речами они набирают вес из-за страха в обществе.

Французские националисты рассчитывают получить большинство по итогам второго тура уже в трех регионах страны. На юге, в регионе Прованс — Альпы — Лазурный берег, на востоке, в регионе Эльзас — Шампань — Арденны — Лотарингия и на севере — в регионе Нор – Па-де-Кале – Пикардия. Эти три региона традиционно с 1980-х годов считаются «электоральной осью» Нацфронта, связывающей север, восток и юг Франции.

Об этом говорит исследователь Нацфронта, преподаватель парижского Института политических исследований (Sciences-Po) Жоель Гомбен: «Это географическое разделение по электоральным предпочтениям на восток-запад существует с 1984 года. После возникновения „Национального фронта“ у нас появилась эта карта, и с тех пор она очень мало изменилась. Были какие-то маленькие перепады в сторону северо-востока и юго-востока. Но в целом карта осталась неизменной. Можно предположить, что это обусловлено исторически. Повлияли процессы сначала индустриализации, а потом деиндустриализации».

Марин Ле Пен - первый номер в предвыборном списке Нацфронта в регионе Нор-Па-де-Кале-Пикардия REUTERS/Pascal Rossignol

Обеспокоенные грядущим успехом партии Марин Ле Пен политики, СМИ и общественные организации наперебой обращались к французам с призывами мобилизоваться против угрозы национализма. За противостояние националистическому наступлению выступили в последние перед голосованием дни как традиционные левые и правые политики, но также и основные профсоюзы и некоторые авторитетные СМИ, такие как Le Monde, l’Obs и другие.

Однако особое недовольство лидера Нацфронта вызвала региональная газета La Voix du Nord («Голос Севера»), которая вышла с заголовком на обложке «Почему нас беспокоит победа Нацфронта». Именно на севере первым номером предвыборного списка националистов идет сама Марин Ле Пен. В этом регионе ее «Национальный фронт» рассчитывает на наиболее впечатляющие результаты: 39% голосов, против 32% у традиционных правых и 29% у социалистов.

Кристина
Я всегда была левой, это моя система взглядов. Даже если их политика и не всегда на высоте. Это как религия.

Несмотря на все призывы, пенсионерка Кристина уверена, что не стоит менять свои убеждения в зависимости от текущей политической обстановки. Сама она идет голосовать за левых. Это как религия, объясняет женщина: «В любом случае, я никогда не проголосую за Национальный фронт. Это точно! Потому что я левых взглядов. Я всегда была левой, это моя система взглядов. Даже если их политика и не всегда на высоте. Но я своим взглядам не изменю. Это как религия. Если мы католики, то всегда остаемся католиками, протестанты всегда останутся протестантами, а мусульмане всегда будут мусульманами. Может быть, не настолько все же. Но у меня есть свои убеждения. Хотя, может быть, и пройдет Национальный фронт».

Однако электорат Нацфронта в разных регионах не однородный. Если на юге основными избирателями партии семьи Ле Пен принято считать фермеров и сельских жителей, склонных к ксенофобии и разделяющих традиционалистские католические ценности, то на севере Франции, где преобладает городское население, основную массу сторонников Нацфронт находит среди рабочего класса, многие представители которого сильно пострадали от деиндустриализации региона. А расхожая мысль о том, что рабочие — это традиционный электорат левых партий, является большим заблуждением, уверен политолог Жоэль Гомбен.

Жоель Гомбен: «Нужно отказаться от этой идеи, что рабочие по определению — люди левых взглядов. Никогда такого не было. И тем более это не соответствует северу Франции, где всегда был сильный правый электорат, до тех пор пока „Национальный фронт“ не существовал. Но как только появился Нацфронт в 1980-егоды, то этот электорат очень быстро перешел к крайне правым. Когда какой-то завод закрывается, то говорят, что электорат Нацфронта пополнился, это все же далеко от истины.

У Нацфронта уже есть свой сложившийся электорат, который голосует, даже если знает, что они не пройдут во власть. Но они также знают, что каждый раз, когда Нацфронт получает значительный результат, другие партии перенимают его повестку и начинают говорить о миграции, о безопасности и т. д. На самом деле — это голосование с двойным эффектом. Не только ради немедленного электорального результата, но ради отдаленного результата, который проявится потом в изменении политической повестки в целом».

Пенсионер разглядывает предвыборные плакаты кандидатов в Нор-Па-де-Кале на севере Франции reuters

Закрытие многих промышленных предприятий оставило большое число рабочих без стабильного заработка. Тем не менее, процент рабочих от общего числа трудящихся составляет на севере 28,4%, что на пять процентов выше доли рабочих в среднем по стране. Доля безработных в Нор – Па-де-Кале – Пикардии также заметно выше средней безработицы во Франции. В 2014 году уровень безработных на севере достиг 12,6% против 9% в среднем по стране.

Некоторое время назад эту армию безработных пополнил и Бенжамен. Теперь он стоит целыми днями на улице и просит у прохожих подаяние. Позже Бенжамен лишился и жилья, поэтому он ночует в социальном приюте. Но молодой человек не отчаивается. После того, как закончит собирать милостыню, он намерен сходить проголосовать.

Жоэль Гомбен
Нужно отказаться от этой идеи, что рабочие по определению — люди левых взглядов.

RFI: Вы уже знаете, за кого будете голосовать?

Бенжамен: «Да, я думаю, что у меня уже есть идея на этот счет. Но это личное. Это секрет.

Я вообще ландшафтный дизайнер по роду занятий. Я получил образование секретаря, но подрабатывал в разных сферах деятельности: дворником, уборщиком, ландшафтным дизайнером, много всяких профессий. Но сейчас я в трудной ситуации — я некоторое время назад остался без работы, до этого я работал уборщиком на юридическом факультете. Я сейчас вынужден жить в приюте, потому что у меня сгорело жилье. А еще я очень влюблен в одну девушку, но у меня не получается построить с ней отношения, потому что я сейчас живу фактически на улице. Но я не отчаиваюсь. Я остаюсь оптимистом, но найти работу сейчас очень не легко».

Нор – Па-де-Кале – Пикардия после реформы правительства Олланда по укрупнению французских регионов стал третьим регионом страны по населению. В регионе проживает более шести миллионов человек — десятая часть от всего населения страны. При этом прирост населения один из самых низких во Франции, этому виной — высокий уровень оттока населения, прежде всего среди молодежи, в другие регионы страны, либо в соседнюю Бельгию.

Впрочем, не вся молодежь настроена пессимистично. Студентка университета Лилль-3 Агат собирается голосовать за «зеленых». Популярность Нацфронта она объясняет страхом после последних терактов:

«Совершенно точно за „зеленых“. Потому что мне кажется, что важно проголосовать, и мне нравится то, что они делают. Я за экологию. Не за Марин Ле Пен же голосовать. Их популярность поднимается уже несколько последних лет, но особенно стало заметно после терактов. Потому что людям страшно. После последних событий люди пойдут голосовать за Нацфронт, но это ни к чему не приведет. Поэтому это не мой выбор».

Восемь тысяч военных и полицейских мобилизованы для обеспечения безопасности в Париже REUTERS/Charles Platiau

Тема безопасности на устах у каждого жителя не случайно. Парижские теракты унесли жизни десятков французов из самых разных регионов страны, в том числе Лилля. Накануне дня голосования буквально весь город хоронил погибшего от рук парижских террористов 40-летнего Людовика Бумбаса. На отпевании присутствовала лично мэр города, социалистка Мартин Обри. Пожертвования семье погибшего собирали также всем городом.

Ссылки по теме
 
К сожалению, время подключения истекло, действие не может быть выполнено.