Гасан Гусейнов о словах и вещах
Морис Метерлинк о жизни чекистов
Морис Метерлинк в возрасте 40 лет
 
Слушать Скачать Подкаст
  • *Новости 15h00 - 15h10 GMT
    Выпуск новостей 17/07 15h00 GMT
  • *Передача RFI 15h10 - 16h00 GMT
    Дневная программа 17/07 15h10 GMT
  • *Новости 18h00 - 18h10 GMT
    Выпуск новостей 17/07 18h00 GMT
  • *Передача RFI 18h10 - 19h00 GMT
    Дневная программа 17/07 18h10 GMT
Чтобы просматривать мультимедиа-контент, в вашем браузере должен быть установлен плагин (расширение?) Flash. Чтобы войти в систему вам следует включить cookies в настройках вашего браузера. Для наилучшей навигации, сайти RFI совместим со следующими браузерами: Internet Explorer 8 и выше, Firefox 10 и выше, Safari 3 и выше, Chrome 17 и выше...
ЕВРОПА

Алесь Беляцкий: 30 лет назад Куропаты развалили СССР в Беларуси, но мы рано поверили в необратимость

media  
Алесь Беляцкий, глава правозащитного центра «Вясна», вице-президент Международной федерации прав человека RFI/ Г.Шарипкин

В противовес народному мемориалу жертвам сталинских репрессий в белорусских Куропатах за эти годы появилась «Линия Сталина», обязательный пункт туристических маршрутов, а моральную победу и символ национального единения три десятилетия испытывают на прочность — то кольцевую строят, то крестопад случится.

Алесь Беляцкий: 30 лет назад Куропаты развалили СССР в Беларуси, но мы рано поверили в необратимость 11/07/2019 - Геннадий Шарипкин (Минск) Слушать

Куропаты — лесное урочище на границе Минска — прогремели на всю Беларусь (а после жесткого разгона массовых выступлений и на весь СССР) в 1988-м, когда статью Евгения Шмыгалёва и Зенона Позняка «Куропаты: дорога смерти» опубликовала газета «Літаратура і мастацтва» («Литература и искусство»). Предисловие — авторства писателя Василя Быкова.

До появления информации о том, что под самой столицей в ямах лежат убитые НКВД тысячи людей (от 30 000 по данным прокуратуры до более чем 250 000 по оценкам ряда историков), БССР слыла самой спокойной советской республикой. Хотя власти обращали внимание даже на молодежные неформальные организации, занимавшиеся популяризацией белорусского языка, национальной культуры, традиций. После открытия места массовых расстрелов ситуация резко меняется. 19 июня 1988 года — первое массовое шествие к месту захоронения, многотысячное шествие 30 октября 1988 года было разогнано внутренними войсками с применением спецсредств, что сделало Куропаты уже всесоюзно известным и превратило в символ борьбы с коммунизмом в Беларуси.

«Советский Союз развалился в Беларуси в 1989 году, когда многотысячное шествие и митинг на Дзяды (день поминовения мертвых) власти не посмели тронуть. Мы объединились в святом месте», — слова одного из гостей уникальной юбилейной фотовыставки, которую составили правозащитный центр «Вясна» и Центр исследований гражданского общества. Уникальная — потому что негативы ушедшего в 2012 году фотографа Владимира Сапагова удалось спасти чудом — архивы одинокого фотографа выбрасывались на свалку.

«Независимость не упала просто так белорусам, как многие говорят. Борьба началась в 80-х годах. И Куропаты объединили нас в этом», — отмечает глава «Вясны», вице-президент Международной федерации прав человека, экс-политзаключенный Алесь Беляцкий. В 1988 году Алесь, будучи одним из учредителей неформального Товарищества молодых литераторов «Тутэйшыя», подавал заявку на разогнанное милицией шествие, сам был задержан.

Фотовыставка «Куропаты, Деды-1989. 30-я годовщина шествия и установления Креста Страдания», в основу которой легли работы белорусского фотографа Владимира Сапогова RFI/ Г.Шарипкин

В интервью RFI Алесь Беляцкий рассуждает о том, почему изменения, казавшиеся необратимыми, таковыми не стали в новой Беларуси.

Алесь Беляцкий: В жизни все бывает. История нас «прокатила», можно сказать, по этим кочкам. В конце 80-х, особенно в начале 90-х, после развала Советского Союза, казалось, что все — ситуация изменилась. Кстати, многие из активистов молодежных неформальных организаций пошли в литературу, в бизнес, политикой мало кто занимался, потому что считали, что уже все, ситуация решена и мы необратимо стоим на пути демократических изменений. Но на самом деле все получилось не так.

Это четко ухватила в своем романе «Время секонд хэнд» Светлана Алексиевич — кажется, мы же жили одной жизнью, а большинство общества происходящее воспринимало немножко по-другому, не так, как мы. Может быть, они сидели, отмалчивались, по квартирам все это обсуждали — это не было открыто видно. Ну и, в конце концов, когда в 1994 году все решалось на (первых президентских) выборах, оказалось, что большинство имеет немножко другие взгляды, чем мы — и нашелся человек-популист, который сумел перехватить эту власть.

Вот в Украине все пошло немножко по-другому, хотя там ситуация была примерно такая же, как у нас. Тоже очень большая советизация страны. Но украинские президенты были, скажем так, более аккуратные  — по сравнению с нашим первым, который сейчас у нас пока что и последний — вот уже 25 лет. Этот уже взял — схватился руками и ногами, так сказать, за власть и отпускать ее не собирается.

Но в то время — 1988–89 годы — мы все-таки понимали, что идут глобальные изменения, что на самом деле разваливается Советский Союз, потому что уже образовывались народные фронты в Прибалтике, в Украине — Рух, у нас — Белорусский Народный Фронт, в Литве — Саюдис. И мы просто видели, что у нас такой демократический Интернационал образовался, который может много чего добиться. Мы учились друг у друга тогда. Мы ездили и в Украину, и в Литву, к нам приезжали тоже наши коллеги из демократических движений.

RFI: В России тогда тоже все обнадеживало соседей…

Москва бурлила — и для нас это было очень важно. Центр зла был в Кремле всегда — и там проходили очень большие изменения. Мы, конечно же, видели Беларусь как независимую, как демократическую страну, и в то время программа отделения Беларуси, создания своего государства была уже сформирована. Впервые это сделали молодежные организации в 1987 году — эта программа пошла тогда в самиздате, на базе этой программы была образована программа БНФ, которая подразумевала образование независимого демократического белорусского государства — это 1988 год. Поэтому 1989 год был определяющий, тогда было две важные для нас темы — это Чернобыль и Куропаты. Чернобыльский шлях тогда прошел огромный, который собрал несколько десятков тысяч человек и заставил власти все-таки заниматься чернобыльской проблематикой, и вот эти акции на Дзяды в 1989-м, которые окончательно определили это место как народный мемориал.

4 апреля 2019 года на мемориале Куропаты под Минском снесли 70 крестов Sergei GAPON / AFP

У белорусской власти не получилось, хотя были попытки, создать некую новую идеологию, объединяющую общество. Почему не использовали Куропаты? Вместо этого постоянные намеки на немецкий след для умаления значения мемориала, задержания, строительство дороги, снос крестов этой весной тракторами и оцепление — что так беспокоит государство в почитании белорусами этого места?

Потому что преступники — а в нашем случае это дети и внуки преступников, которые стоят прочно на основании преступной идеологии — стараются всегда замести свои следы. И не зря фашисты, когда отступали, старались раскапывать могилы, сжигать трупы убитых. То же делал и сталинский режим. Кстати, некоторые могилы в Куропатах тоже были раскопаны. Останки людей были куда-то вывезены.

Это перед приходом немецких войск в 1941-м?

Нет, это уже после войны, в 50-60-е годы, вероятно. А некоторые ямы были полными. Видно, что просто не хватило ресурсов и энергии, думали, что про это никто не будет знать. Вот почему Зенон Позняк, один из тех, кто озвучил правду о Куропатах, в 70-е скрывал знание о Куропатах — он боялся, что это место просто будет уничтожено. Уже настала перестройка, стало понятно, что это можно озвучивать и надо это делать, и он это сделал. Существование этого места было, конечно, шоком — не только для нас, но и для властей, которые поняли, что это просто гвоздь в гроб коммунистической системы. Вот это то место, которое нельзя спрятать. И поэтому вот все эти нападки на Куропаты, конечно же, имеют на самом деле идеологическое значение.

Человек, который говорит, что Сталин — не совсем плохой, что при нем было и хорошее — а Лукашенко несколько раз высказывался про это, для него напоминание о сталинских репрессиях — это всегда напоминание о том, что и твоя идеология тоже строится на чем-то таком неправильном. Поэтому идет это противостояние. Но на сегодняшний день каким-то образом замазать правду о Куропатах, спрятать эту правду — практически невозможно. Другое дело, что, конечно, власть делает все, чтобы люди знали об этом месте как можно меньше, а как можно больше, например, о линии Сталина. Это укрепрайон возле Минска, который не сработал фактически во время войны, но, тем не менее, название — «Линия Сталина», и там стоит бюст Сталина, делаются всякие ролевые игры, десятки тысяч детей туда свозятся на экскурсии — объект стоит во всех экскурсионных маршрутах, а про Куропаты вообще полное молчание со стороны властей.

Дзяды в урочище Куропаты, 2014 год RFI/ Г.Шарипкин

Алесь Беляцкий сомневается, что государство все же примирится с народным мемориалом. Хотя недавно именно власть установила, как выразился Александр Лукашенко, «скромный памятник погибшим, что-то там сделать такое душевное, без великих затрат, чтобы увековечить это место».

Алесь Беляцкий: «То, что было сделано, — это, наверное, тот максимум, который можно было ожидать. Официальный знак установлен — это сделано, но следующие шаги, которые по „окультуриванию“ этого места привели к тому, что десятки крестов были вырваны и уничтожены, это, конечно, вандализм, государственный вандализм. И тут уже никакое мнение общественности не было учтено. Идет какое-то непонятное действие. С одной стороны, памятный знак установлен — скрепя сердце они его в конце концов поставили, через 25 лет. В то же время есть явные шаги, направленные на нивелировку значимости Куропат для белорусского народа и для белорусской истории».

Насчет юбилейного шествия осенью на Дзяды пока говорить рано — за 30 лет в белорусской демократической оппозиции многие размежевались. Между тем, в эту среду в Беларуси был еще один юбилей — 10 июля 1994 года во втором туре первых президентских выборов победил Александр Лукашенко. Потом побеждал еще четыре раза — в 2001, 2006, 2010 и 2015 годах.

Ссылки по теме
 
К сожалению, время подключения истекло, действие не может быть выполнено.