Слушать Скачать Подкаст
  • *Новости 15h00 - 15h10 GMT
    Выпуск новостей 17/08 15h00 GMT
  • *Передача RFI 15h10 - 16h00 GMT
    Дневная программа 17/08 15h10 GMT
  • *Новости 18h00 - 18h10 GMT
    Выпуск новостей 17/08 18h00 GMT
  • *Передача RFI 18h10 - 19h00 GMT
    Дневная программа 17/08 18h10 GMT
Чтобы просматривать мультимедиа-контент, в вашем браузере должен быть установлен плагин (расширение?) Flash. Чтобы войти в систему вам следует включить cookies в настройках вашего браузера. Для наилучшей навигации, сайти RFI совместим со следующими браузерами: Internet Explorer 8 и выше, Firefox 10 и выше, Safari 3 и выше, Chrome 17 и выше...
ЕВРОПА

Посол Франции в Молдове об ожиданиях европейцев от нового кабинета Санду

media  
Глава правительства Молдовы Майя Санду REUTERS/Valentyn Ogirenko

В Кишиневе политическая ситуация продолжает стабилизироваться, кабинет министров пытается проводить кадровые перестановки, не нарушая при этом закон, и ожидает отставки генерального прокурора Эдуарда Харунжена, который пока уходить не собирается. Посткризисную ситуацию в Молдове RFI прокомментировал посол Франции в Молдове Паскаль ле Дёнфф, который рассказал о роли дипломатического сообщества в разрешении политического конфликта.

RFI: Как вы можете охарактеризовать события в Молдове: это был госпереворот, кризис двоевластия — что произошло в Кишиневе?

Паскаль ле Дёнфф: Я скажу, что последние события были неожиданными. Парламентские выборы состоялись 24 февраля, ни у одной крупной партии не было большинства, поэтому было необходимо создать коалицию или повторить выборы. Шли недели, а диалог между этими партиями особо не продвигался. По мере этого задействованные политики стали задаваться вопросом о крайнем сроке создания коалиции. В зависимости от интерпретации Конституции назывались только два возможных числа: 9 июня (три месяца после утверждения выборов) и 21 июня (три месяца с момента первого заседания парламента). Никто не говорил о других числах, Конституционный суд не мог игнорировать эти публичные дебаты, эта тема обсуждалась каждый день. КС ждал до вечера 7 июня, чтобы сказать, что крайний срок формирования коалиции не 9 и не 21 июня, а вечер того же дня.

Второй момент, вызвавший мое удивление, — это формирование правящей коалиции в составе партии социалистов и проевропейского антикоррупционного блока ACUM. Мы уже и не надеялись.

Можно ли то, что случилось, назвать конституционным госпереворотом?

Я больше говорю о неожиданных событиях. Мне кажется, все были удивлены этим ускоренным течением исторических событий в Молдове. Другой терминологии я не использую.

Какие ключевые элементы способствовали разрешению кризиса?

На протяжении недели два правительства находились лицом друг к другу: бывшее правительства Павла Филипа, которое поддерживала Демократическая партия, и правительство Майи Санду, поддерживаемое новым парламентским большинством. Напряжение нарастало, и ситуация могла завершиться неблагополучно, тем более что на 16 июня были запланированы массовые манифестации.

На мой взгляд, свою роль в разрешении кризиса сыграли три элемента. Первый элемент — это призыв международного сообщества к диалогу. Второй элемент — Евросоюз очень быстро дал понять, что готов работать с новым правительством, поддерживаемым демократически избранным парламентским большинством. Франция стала первым государством, которое организовало встречу нового министра иностранных дел Молдовы Нику Попеску с министром по европейским делам Франции Амели де Моншалин, встреча состоялась в Париже 13 июня. Третий элемент, на мой взгляд, это и решительность лидеров нового парламентского большинства, и примирение с ситуацией ответственных лиц в партии демократов, что позволило разблокировать ситуацию.

Мои коллеги журналисты называют события в Молдове «революцией послов». Что вы об этом думаете?

Для начала я скажу вам, что решение создать правительство — это суверенное решение политических сил Молдовы. Что касается роли дипломатического корпуса, скажу две вещи: я считаю, что многие из нас, дипломатов, находящихся в Молдове, искреннее переживали за ситуацию, которая вызывала все больше озабоченности, рискуя привести к насилию и дестабилизации в стране. Многие из нас, в особенности европейцы, передавали эту мысль всем протагонистами этих событий.

Во-вторых, хочу отметить: не вмешиваясь во внутренние дела Молдовы, мы, европейцы, на протяжении нескольких недель говорили о необходимости найти как можно быстрее решение для создания новой коалиции, чтобы избежать проведения досрочных выборов. В этом был интерес молдавского народа, который не мог продолжать ждать еще несколько месяцев выполнения реформ, предусмотренных Соглашением об ассоциации (с ЕС). Мы также напомнили, что Международный валютный фонд ожидал создания нового правительства, чтобы рассмотреть возможность возобновления программы сотрудничества с Молдовой, которая истекает в ноябре. От этого зависел и вопрос возобновления финансирования со стороны ЕС.

Сейчас, когда у Молдовы появилась возможность провести качественные изменения в работе государственного управления, от чего зависит успех?

Я считаю, что для успеха правительству Санду нужно сделать то, что она обещала: двигаться в направлении правового государства, реформировать сектор юстиции, вернуть доверие граждан к системе правосудия, провести расследование крупных банковских афер, которые нанесли большой вред этой стране. Граждане ожидают, что ответственные за банковские кражи понесут наказание. Все, что нужно, это чтобы новое парламентское большинство сделало то, что обещало.

Сколько времени на это потребуется?

Время, конечно, ограничено. Граждане ожидают быстрых перемен. Пока заявления премьер-министра и ее правительства говорят о том, что лед тронулся. Здесь необходимо терпение, но, в любом случае, кабмин движется в этом направлении.

Еще одна чувствительная тема — исчезновение господина Плахотнюка. Источники журналистов говорят о том, что он, как и Илан Шор, покинул страну через Приднестровье и Украину. Как это стало возможно? Получил ли он какие-то гарантии со стороны международного сообщества, позволившие ему это сделать?

Прежде всего, я не знаю, где находится господин Плахотнюк, где находится господин Шор. И я не понимаю, какие гарантии, о которых вы мне говорите, могли быть им даны международным сообществом.

И в завершение — помню, когда кризис разрешился, подумала, что мои каникулы спасены. А как на счет вашего отпуска?

Я не знаю, потому что минувшие события сменились активной дипломатической работой. Франция хочет поддержать это правительство, потому что мы считаем, что у Молдовы есть возможность перейти к новому этапу политического, экономического и социального развития. Возможно, французские официальные лица в ближайшее время встретятся с руководством Молдовы, и в этом случае послы должны содействовать таким встречам.

Ссылки по теме
 
К сожалению, время подключения истекло, действие не может быть выполнено.