Гасан Гусейнов о словах и вещах
Морис Метерлинк о жизни чекистов
Морис Метерлинк в возрасте 40 лет
 
Слушать Скачать Подкаст
  • *Новости 15h00 - 15h10 GMT
    Выпуск новостей 18/07 15h00 GMT
  • *Передача RFI 15h10 - 16h00 GMT
    Дневная программа 18/07 15h10 GMT
  • *Новости 18h00 - 18h10 GMT
    Выпуск новостей 17/07 18h00 GMT
  • *Передача RFI 18h10 - 19h00 GMT
    Дневная программа 17/07 18h10 GMT
Чтобы просматривать мультимедиа-контент, в вашем браузере должен быть установлен плагин (расширение?) Flash. Чтобы войти в систему вам следует включить cookies в настройках вашего браузера. Для наилучшей навигации, сайти RFI совместим со следующими браузерами: Internet Explorer 8 и выше, Firefox 10 и выше, Safari 3 и выше, Chrome 17 и выше...
ЕВРОПА

Молдавский правозащитник о ситуации в стране: «У нас появился шанс»

media  
Ион Маноле в студии RFI, 19 июня 2019 RFI

Молдавский правозащитник Ион Маноле, руководитель организации Pro-Lex, занимающейся мониторингом выборов и правами человека в Приднестровье, рассказал RFI о беспрецедентном кризисе, который пережила страна, надеждах на будущее и перспективах разрешения ситуации в Приднестровье.

RFI: Молдова переживает и пережила за последние несколько недель один из самых значительных политических кризисов в истории. Давайте начнем с того, что происходит сейчас в Молдове.

Ион Маноле: Вы правильно сказали — Молдова прошла через очень серьезный кризис. Нам хочется надеяться, что сегодняшняя ситуация пойдет на улучшение, что спадет напряжение последней недели. Очень мало людей верили в то, что мы сможем пройти эту ситуацию без серьезных конфликтов. Но, слава богу, этого не случилось, и мы понимаем, что сегодняшняя ситуация очень сложная. Две политические силы: блок ACUM и Социалистическая партия объединились. Они сумели принять посты в руководстве парламента и правительства, они уже начали голосовать и принимать законы. У гражданского общества уже есть недовольство, уже есть проблематичные сигналы. Мы очень надеемся, что они не будут повторять ошибки последних 30 лет.

Что стало катализатором этого кризиса?

Катализатором этого кризиса был результат парламентских выборов 24 февраля, когда три партии получили практически по одной трети в парламенте. Естественно, в одиночку никто не мог решить эту проблему, надо было договориться. Было очень сложно представить себе, что блок ACUM сможет сделать альянс с социалистами. В блоке ACUM сразу, еще во время предвыборной кампании, сказали, что не будут создавать никакие коалиции с социалистами и с демократами. Но после выборов они предъявили желание договариваться с Социалистической партией и отказали Демократической партии.

С другой стороны, Демократическая партия сначала пыталась договориться с блоком ACUM, но когда они увидели, что это никак не получится, начали разговаривать с социалистами. Этот разговор длился очень долго, практически три месяца, и у всех был один вопрос: будут ли новые выборы или все-таки удастся кому-то договориться между собой. Многие думали, что Демократической партии все-таки удастся договориться с социалистами. Были некоторые сигналы, что это может случиться. Впервые все 35 депутатов Социалистической партии поехали все вместе в Москву. Потом у нас были три высокопоставленных гостя из России, Европы и Соединенных Штатов, за неделю до начала кризиса. После этих переговоров, проверки на поле, случилось так, что Конституционный суд, как это ни странно, принял неправильное решение, вопреки всем конституционным процедурам и законам, и практически открыл дорогу кризису, который случился в Молдове.

Какую роль сыграла Россия в этом кризисе? «Новая газета» опубликовала большой текст, посвященный тому, что происходит сейчас в Молдове. И там, в частности, говорится, что на обострение ситуации повлияла встреча между президентами России и Молдовы, и вокруг этой встречи якобы было много конспирологических версий.

Многие люди и политические силы в Молдове не могут доверять Российской Федерации и российским игрокам, поэтому это (конспирологические версии) можно было понять. Я думаю, что Россия впервые проявила такую открытую позицию против создания коалиции между социалистами и демократами. Напомним, что практически за два дня до выборов, 21-22 февраля, российская прокуратура объявила об открытие уголовного дела, что против лидера Демократической партии Молдовы (Владимира Плахотнюка). Кстати, у этого лидера, кажется, есть и российский паспорт. То есть было много сигналов, что Россия не хочет или, наоборот, хочет изменения политических сил в руководстве Республики Молдова. Что этому послужило? Есть сигналы, говорящие о том, что это касается не только политических взглядов, не только политических действий, но и, скажем так, разборок между разными группами лиц.

Тем не менее Россия и Запад заняли одинаковую позицию по тому, что происходит в стране. Насколько это было неожиданно?

Впервые Россия очень открыто поддержала новую коалицию. Для многих это действительно было неожиданно и даже приятно, потому что хочется верить, что в конце концов Россия поменяет свои взгляды и отношение к Молдове. Может быть, (это произошло), так как Россия недавно снова получила право голосовать в Совете Европы. Хочется верить, что это был добрый знак со стороны России, что в данном случае Россия поддерживает демократические усилия Республики Молдова.

Сегодня все и даже президент России Владимир Путин говорят о «деолигархизации» Молдовы. Почему именно этот термин сегодня стал так важен и что значит этот новый курс для Молдовы?

Деолигархизация или захваченное государство. На протяжении как минимум четырех-пяти лет мы слышим о том, что Молдова стала «захваченным государством» — когда одна партия или маленькая группа людей практически контролирует государственные структуры. Есть много журналистских расследований, но, к сожалению, государственные структуры, прокуратура, органы, не проявляли интерес к данному (вопросу). В такой ситуации, как (представитель) гражданского общества, как простой гражданин, спрашиваешь себя: если журналисты могут и очень хорошо аргументируют, есть доказательства, почему государственные структуры, компетентные органы не реагируют на это. Сейчас, как я уже говорил, в парламенте принимаются решения для того, чтобы исправить это положение, и посмотрим, что дальше будет.

Ситуация серьезная. Нужны действия, нужна сплоченность и общества, и правительства с парламентом для того, чтобы пройти этот этап.

Как молдавское общество пережило этот кризис? И насколько его завершение может способствовать сплочению общества?

Если честно, то я не думал, что наше общество способно пройти через такую ситуацию. Сейчас я очень надеюсь, что у общества есть шанс оценить все, что произошло, и посмотреть на будущее другими глазами. Наше общество очень разделено: есть категорически проевропейски настроенные люди и категорически пророссийские. И они никак не могут договориться. Проблема в том, что наша пресса не может способствовать тому, чтобы эти люди слушали и пытались понять друг друга. Наша пресса всегда была разделена на пророссийскую и прозападную или независимую. Очень редко людям подавали информацию так, чтобы они понимали ситуацию и могли сами ее оценить. Сейчас у нас есть шанс, чтобы люди оценили и поняли, что нельзя фанатично верить одному лидеру, одной партии, надо всегда держать глаза открытыми, как мы говорим, слушать все мнения и в конце концов делать свой выбор, который будет самым правильным.

Слушать только политических лидеров, быть готовым совершать преступления по их призыву, не соответствует нашим принципам и не соответствует нашему времени, потому что мы живем в XXI веке, а не в XVIII.

Раскол, о котором вы говорите, на прозападно настроенную часть общества и на пророссийски настроенных людей — это 50 на 50?

Больше тех, кто настроен прозападно, но люди с прозападным мышлением массово уехали и продолжают уезжать. Если ситуация будет стабилизироваться, мы очень надеемся, что наши сограждане вернутся домой и смогут способствовать развитию этой страны. Молдова остается одной из самых бедных стран, и нам нужны наши люди с опытом и знаниями для того, чтобы двигаться дальше. 

Как этот кризис повлияет на ситуацию в Приднестровье?

Молдова и Приднестровье связаны. Мое личное мнение — вся бедность, которая у нас есть, демографическая ситуация, массовый отток наших граждан, все это тоже связано с конфликтом на Днестре. Безопасность у нас слабая. Никакой инвестор не приедет в страну, где есть конфликт, где невозможно ждать стабильности. Если в 1992 году нашим гражданам из Приднестровья обещали создать «восточную Швейцарию», то сегодня мы видим, что это — очень бедная территория, которая по-прежнему контролируется группой лиц. При смене власти в Приднестровье мы видели, как они потом разбираются между собой. Были похищения людей из Кишинева, которых отправляли в Тирасполь, — с молчаливого согласия или даже при участии молдавских политических сил и госструктур. Поэтому у нас есть массовые проблемы, о нарушении прав человека даже не буду говорить, и так все понятно.

Что будет сейчас? Я думаю, для Приднестровья придут сложные времена — нам обещают, что у нас будет правовое государство, что новые власти больше не будут терпеть ситуации, когда два человека договариваются между собой, а мы не знаем, что там происходит и что проходит через Приднестровье. Недавно было опубликовано расследование, доказывающее, что в Приднестровье была привезена большая партия оборудования для криптовалют и оно уже начало работать. Много вопросов: как это можно было допустить? Где безопасность Молдовы, о которой говорили и будут говорить дальше наши власти? Мы понимаем, что когда есть неопределенность, когда территория неподконтрольна ни международному праву, ни конституционным властям, там могут быть допущены очень серьезные нарушения.

Насколько реалистичным вам кажется урегулирование этой ситуации в ближайшем будущем? Или эта территория будет оставаться серой зоной еще энное количество лет?

Ситуацию в Приднестровье можно лишить за один день или за одну неделю, как это произошло с кризисом в Молдове. Все зависит от России. Россия, согласно многочисленным решениям Европейского суда, остается де-факто ответственной за ситуацию в Приднестровье. Россия тратит очень много денег на поддержание этого режима. Хочется верить, что это изменится, что Россия решит оставить Приднестровье, чтобы Молдова вместе с международными партнерами, в том числе с Россией, и согласно международному праву, решила этот вопрос мирно.  Если Россия изменит свое отношение, то проблему можно решить очень быстро.

Ссылки по теме
 
К сожалению, время подключения истекло, действие не может быть выполнено.