Слушать Скачать Подкаст
  • *Новости 15h00 - 15h10 GMT
    Выпуск новостей 18/10 15h00 GMT
  • *Передача RFI 15h10 - 16h00 GMT
    Дневная программа 18/10 15h10 GMT
  • *Новости 18h00 - 18h10 GMT
    Выпуск новостей 18/10 18h00 GMT
  • *Передача RFI 18h10 - 19h00 GMT
    Дневная программа 18/10 18h10 GMT
Чтобы просматривать мультимедиа-контент, в вашем браузере должен быть установлен плагин (расширение?) Flash. Чтобы войти в систему вам следует включить cookies в настройках вашего браузера. Для наилучшей навигации, сайти RFI совместим со следующими браузерами: Internet Explorer 8 и выше, Firefox 10 и выше, Safari 3 и выше, Chrome 17 и выше...
Европа

Вы – соучастники: смертный приговор в Беларуси накануне Европейских игр

media  
В Беларуси привели в исполнение очередной смертный приговор Reuters

В четверг, 13 июня, белорусский правозащитный центр «Весна» сообщил о приведении в исполнение очередного смертного приговора. Координатору кампании «Правозащитники против смертной казни в Беларуси» Андрею Полуда об этом сообщили родственники Александра Жильникова, приговоренного к высшей мере за убийство трех человек, говорится в распространенном 13 июня заявлении «Весны».

Судьба второго фигуранта того же дела Вячеслава Сухарко неизвестна. Обычно родственникам приговоренных к высшей мере наказания не сообщают о расстреле и не дают право на последнее свидание перед казнью. Тела расстрелянных не выдаются семье для погребения, а место их захоронения не сообщается.

Жильников и Сухарко были приговорены к смертной казни за убийство мужчины и женщины в декабре 2015 года. Покушение заказала бывшая подруга убитого. После задержания Сухарко и Жильникова стало известно, что они причастны еще к одному убийству.

Основатель правозащитного центра «Весна» Алесь Беляцкий объяснил, как проходят смертные казни в Беларуси и как об этом узнают родственники приговоренных.

Вы – соучастники: смертный приговор в Беларуси накануне Европейских игр 14/06/2019 Слушать

Алесь Беляцкий: Правозащитный центр «Весна» отслеживает все приговоры по смертной казни, мы проводим мониторинг на протяжении 10 лет. Каждый год в Беларуси осуждают и расстреливают разное количество людей, обычно это от двух до четырех-шести человек. В этом году был очередной смертный приговор. Этот человек сейчас обжаловал это решение в Верховном суде — буквально в мае этого года. К сожалению, Верховный суд оставил этот приговор в силе, сейчас он ждет в камере смертников исполнения. Но обычно от приговора до исполнения проходит несколько месяцев.

Расстрелян Александр Жильников, мы были у него на суде в Верховном суде, когда он обжаловал решение о смертной казни, и опять же Верховный суд тогда оставил этот приговор в силе. Мы стараемся находить контакты родственников и пробуем оказывать юридическую помощь, которая выражается в первую очередь в том, что мы помогаем написать самим осужденным в Комитет по правам человека ООН. Там есть специальная срочная процедура, когда Комитет по правам человека, ознакомившись с этим обращением, имеет право обращаться к белорусскому государству. Вот в частности по расстрелянному Александру Жильникову — он написал такое обращение, адвокаты помогли ему это сделать, и Комитет по правам человека ООН принял это срочное обращение к белорусскому правительству с просьбой не расстреливать, не приводить этот приговор в исполнение, пока идет разбирательство этого дела в Женеве, в Комитете по правам человека. Но, к сожалению, белорусское правительство уже не первый раз не исполняет своих международных обязательств и фактически не обращает никакого внимания на эти обращения Комитета по правам человека.

Адвокат, которая занималась этой жалобой, и которая периодически посещала Жильникова в тюрьме, была у него 30 или 31 мая. Но когда она вчера пошла на встречу, ей сказали, что его уже нет и встречаться ей уже не с кем. Она сообщила родственникам, а родственники сообщили нам. Таким образом мы узнали об этом расстреле.

Кроме этого, если по одному делу осуждено несколько человек, то расстрелы происходят в одно время. Поэтому мы думаем, что и второго осужденного по этому делу, Вячеслава Сухарко, тоже уже нет в живых. У него нет родственников, вчера информационное агентство подало заявку в министерство юстиции, и мы ждем ответа. Но мы думаем, что ответ будет такой, что он также был расстрелян.

Поэтому (Александр Жилников был расстрелян в) этот период с 30 мая по 13 июня. Когда точно, мы не знаем, потому что власти обычно проводят эти процедуры расстрела в тайне, они не сообщают время проведения ни родственникам, ни адвокатам. Уже только после расстрела, когда приходит официальный документ о том, что приговор был исполнен, можно узнать, в какой день, когда конкретно был исполнен этот расстрел.

RFI: Это правда, что родственники осужденных не имеют права на последнее свидание перед казнью, а тела расстрелянных не выдаются семьям для погребения?

Алесь Беляцкий: Да, это правда. Эта мрачная традиция осталась еще с советских времен. Тела расстрелянных не выдают, их хоронят в безымянных могилах.

Есть ли какие-то официальные сведения о том, сколько человек, приговоренных к смертной казни, убивают в Беларуси?

Алесь Беляцкий: Сейчас эти казни достаточно редки, эту статистику предоставляло министерство юстиции — по крайней мере, в последние годы. Большое количество расстрелов в 90-х годах связано с тем, что в Беларуси еще не было пожизненного заключения, максимальный срок заключения был 15 лет, и следующим наказанием был уже расстрел. После того, как в 2000 году был изменен Уголовный кодекс и появилось такое наказание, как пожизненное заключение, количество расстрелов резко сократилось. Тем не менее они происходят каждый год. В этом году мы уже имеет два расстрела и один смертный приговор. Был единственный случай помилования приговоренного к смертной казни со стороны президента, потому что это последняя инстанция обжалования — президент обязательно рассматривает дела приговоренных к смертной казни, но только один раз он точно кого-то помиловал из осужденных. Все остальные приговоры в принципе приводятся в исполнение. Не было и нет никаких оснований думать, что количество приговоренных отличается от количества исполненных этих приговоров.

Беларусь – единственная страна в СНГ и в Европе, в которой официально разрешена смертная казнь, за что ее осуждают все международные организации. Тем не менее белорусский оппозиционер, политический и общественный деятель, координатор гражданской кампании «Европейская Беларусь» Андрей Санников считает, что Европа закрывает глаза на происходящее в Беларуси накануне вторых Европейских игр, которые пройдут в Минске с 21 по 30 июня.

Андрей Санников: Это политический жест Лукашенко, который должен был показать перед играми, что он по-прежнему контролирует ситуацию. Я считаю, что все, кто принимал решение о проведении этих непонятных Европейских игр в Беларуси — причем, имея опыт этих же игр в Азербайджане, которые не помогли, а только ухудшили ситуацию с правами человека — они сейчас причастны к убийству двух человек на территории Беларуси. (…) «Вы — соучастники, в том числе и Франция, – говорит Лукашенко европейцам. – Вы поощряете такую политику». Было бы логично, после такого жеста, нахального, наглого, отменить свое участие в играх.

RFI: А как относится к вопросу о смертной казни белорусское общество?

Андрей Санников: Он не информировано, и оно относится так, как ему вещают пропагандистские каналы. (…) Мнения большинства нельзя узнать, так как в Беларуси невозможны (независимые — RFI) опросы общественного мнения. Ни в коем случае нельзя проводить референдум о смертной казни.

RFI: Тем более, что его результаты могут быть сфальсифицированы.

Андрей Санников: На моей памяти уже было несколько осужденных и казненных ошибочно. Например, теракт в минском метро — все больше и больше сведений говорит о том, что это были отнюдь не те, кого казнили, не Ковалев и Коновалов. Для того, чтобы спасти политическую судьбу Лукашенко и его режима, двух молодых ребят просто убили — нагло, цинично, на глазах у всех, никак не доказав их вину в подрыве в минском метро.

Ссылки по теме
 
К сожалению, время подключения истекло, действие не может быть выполнено.