Гасан Гусейнов о словах и вещах
Морис Метерлинк о жизни чекистов
Морис Метерлинк в возрасте 40 лет
 
Слушать Скачать Подкаст
  • *Новости 15h00 - 15h10 GMT
    Выпуск новостей 16/07 15h00 GMT
  • *Передача RFI 15h10 - 16h00 GMT
    Дневная программа 15/07 15h10 GMT
  • *Новости 18h00 - 18h10 GMT
    Выпуск новостей 15/07 18h00 GMT
  • *Передача RFI 18h10 - 19h00 GMT
    Дневная программа 15/07 18h10 GMT
Чтобы просматривать мультимедиа-контент, в вашем браузере должен быть установлен плагин (расширение?) Flash. Чтобы войти в систему вам следует включить cookies в настройках вашего браузера. Для наилучшей навигации, сайти RFI совместим со следующими браузерами: Internet Explorer 8 и выше, Firefox 10 и выше, Safari 3 и выше, Chrome 17 и выше...
ЕВРОПА

Выборы в Европарламент 2019: Австрия между мигрантами и «русскими деньгами»

media  
Мигранты на австрийской границе. 2016 г. REUTERS/Srdjan Zivulovic

Европейские выборы прошли 26 мая в Австрии на фоне глубокого политического кризиса. Правительственная коалиция консерваторов и крайне правых развалилась в результате «Ибица-гейт», скандала с предположительно российскими деньгами. Парламент объявил канцлеру Себастьяну Курцу вотум недоверия. «Русский след» в последнюю неделю перед выборами стал главным вопросом предвыборной компании. Но среди острых тем, которые обсуждаются как в австрийском парламенте, так и в венских кафе, продолжает доминировать и тема «миграционного кризиса». Корреспондент русской службы RFI Гелия Певзнер отправилась в Вену, чтобы выяснить, с какими настроениями граждане Австрии пришли к избирательным урнам.

Знаменитые венские трамваи украшены в мае европейскими флагами. На улицах Вены — предвыборные плакаты, активисты семи австрийских партий еще на прошлой неделе подходили к прохожим, объясняя свои программы. Среди основных тем, которые должны были склонить выбор австрийцев в ту или иную сторону — «миграционный кризис». Именно так демографическую ситуацию в Австрии называют консерваторы и крайне правые.

Цифры рисуют несколько иную картину. В Австрии проживают 8 800 000 человек, страна занимает 15 место в Европейском союзе по численности населения (более 6 400 000 человек старше 16 лет имели право в минувшее воскресенье прийти к избирательным урнам). Наибольшее число мигрантов прибыло в страну в 2015 году — но более 60% из пересекших тогда границу не остались в стране, а отправились в Германию. Просьбу о предоставлении убежища в стране подали 89 000 человек. В 2017 году с такой же просьбой к австрийским властям обратились только 24 000 человек.

Австрия — одна из немногих стран Евросоюза, сохраняющая контроль на внутренних границах. Австрийский закон о миграции, принятый в 2018 году, — один из самых суровых в Европе. Он дает, в частности, право полиции проверять мобильные телефоны мигрантов при пересечении ими границы. Все меньшее число людей получают из министерства внутренних дел положительный ответ на прошения об убежище, и все дольше приходится ждать даже отрицательного ответа, дающего возможность подать на апелляцию.

Соня Фейгер из НКО Shalom Alaikum, которая оказывает помощь мигрантам, рассказывает: «Подав просьбу о предоставлении убежища, люди ждут как минимум полтора года. Это может быть и два с половиной года, и даже три. Если ответ из министерства приходит отрицательный, мы подаем в суд и снова ждем. То есть многие из тех, кто приехал в 2015 году, все еще не знают, что их ждет. Из тех, кем мы занимаемся лично, количество людей с „подвешенными” судьбами составляет 70%. В самом начале беженцы из Сирии получали убежище довольно быстро. Но с осени 2016 года до весны 2018 ответов не было».

Shalom Alaikum — маленькая НКО, у которой нет даже офиса, здесь работают только волонтеры и, как говорит Соня, исключительно «глаза в глаза», на человеческом контакте. Сесиль Бальбус представляет НКО Queer Base, которая частично финансируется австрийским государством и помогает мигрантам ЛГБТ добиваться урегулированного своего статуса на территории Австрии. Сесиль говорит также о том, что существуют негласные указания как можно чаще отказывать в предоставлении убежища.

Австрийская НКО Shalom Alaikum помогает мигрантам и их семьям с 2015 года Guelia Pevzner

Сесиль Бальбус: «Некоторые чиновники сами нам об этом говорят или дают понять. И когда мы разговариваем с другими ассоциациями, работающими с мигрантами, то понимаем, что приходим к одинаковым выводам. В Австрии 40% отказов, которые пришли из миграционной службы, потом отменяют суды. То есть суды в 40% случаев принимают решения в пользу мигрантов, и это огромный процент».

Два случая, широко обсуждавшиеся прессой, доказывают, насколько пристрастными могут быть и решения судов. Одному из мигрантов ЛГБТ суд оказал в убежище, посчитав, что его поведение настолько манерно, что наверняка это просто «спектакль». У другого в телефоне не нашли «гей-видео», вдобавок у соискателя была короткая стрижка, и суд не признал его членом ЛГБТ-сообщества. «Как нужно выглядеть, чтобы признали твою гомосексуальную ориентацию?» — задается вопросом Сесиль Бальбус.

Пристрастны не только суды, но и полиция. Ханс Шиндлауэр, глава НКО Zara, рассказывает, что еще недавно полицейские проходили тренинги против расизма, но с новым правительством ситуация изменилась. Zara, которая борется с проявлениями расизма, все чаще оказывает юридическое сопровождение мигрантам, пострадавшим от действий полиции, и все реже выигрывает дела.

Председатель австрийской НКО Queer Base, защищающей права мигрантов ЛГБТ Сесиль Бальбус Guelia Pevzner

Ханс Шиндлауэр: «Пять-семь лет назад ситуация была лучше. Полиция предпринимала разные интересные инициативы по просветительской работе среди личного состава. Но год назад мы поняли, что таких инцидентов все больше, а люди все реже хотят подавать в суд на полицию. Они боятся. Мы, наверное, единственные в Австрии, кто оказывает юридическую помощь в случаях, когда замешана полиция — потому что шансов выиграть такое дело практически нет. Но мы уверены, что это нельзя оставлять безнаказанным».

По мнению Ханса Шиндлауэра, такое развитие ситуации связано с крайне правым дискурсом, который так усиленно навязывают населению, что никто в стране не может избежать его влияния. «В настоящее время он поддерживается не только политиками, но и государственными институтами, — утверждает Шиндлауэр. — Антиммигрантские чувства разжигаются с помощью нагнетания страха. Ну, а полицейские — тоже люди и тоже попадают под влияние подобных высказываний. В интернете за последние два года высказывания стали по-настоящему отвратительными, они неописуемы. Мы не можем представить и допустить подобные речи в Австрии, стране, где родился Адольф Гитлер».

Крайне правые в Австрии — это не только Австрийская партия свободы, которая до последних дней входила в правительственную коалицию и очень сильно сдала позиции на выборах, рассказывает Антон Шеховцов, специалист по националистическим и крайне правым течениям в Европе.

Антон Шеховцов: «Есть более мелкие партии, не имеющие политического веса. Есть и очень интересный австрийский феномен (и отчасти немецкий), „буршеншафтен”, студенческие братства, это в какой-то степени — культурный бэкграунд Австрийской партии свободы. Осталась еще и откровенно нацистская субкультура, но их не видно. Прежде всего потому, что в Австрии очень строгие законы — даже, возможно, строже, чем в Германии — относительно демонстрации символики. Наиболее активные из правоэкстремистских кругов — это так называемые идентитеры».

Среди представителей крайне правых течений в Австрии — Александр Марковиц, один из основателей идентитарного движения (защищающего концепцию «идентичности»), которое считает себя последним поколением, способным спасти Европу. Марковиц также входил в одно из братств, о которых рассказывает Антон Шеховцов, — буршеншафт «Олимпия». В него же входят многие члены Австрийской партии свободы. По мнению Марковица, мигранты — не проблема, а только ее проявление. Главное, с чем необходимо бороться, это американизм и либерализм европейских политиков, которые привели к «великому замещению» (крайне правая теория о намеренном замещении европейского населения неевропейским — RFI).

НКО Zara вот уже двадцать лет борется в австрии с расизмом Zara

Александр Марковиц: «„Великое замещение” стало возможно только потому, что ему предшествовало разрушение европейских культур. Основная проблема — это либерализм, а не присутствие мигрантов. Это только одно из проявлений. Иммиграция ведет не только к тому, что мигранты теряют свою родину и связь с собственной культурой и цивилизацией, но она разрушает и нашу родину, Австрию. И это последствие либерализма и капитализма».  

Страхи, связанные с «миграционным кризисом», вызваны не самими мигрантами, утверждает Сесиль Бальбус: Австрия — многонациональное государство. Основное, что беспокоит австрийцев, это экономические антиммиграционные меры, которое принимает правительство в последние годы и которые затрагивают всех жителей страны. Речь в первую очередь идет о пособиях, объясняет Ханс Шиндлауэр, их постоянно снижает правительство, объясняя это тем, что в связи с прибытием большого числа мигрантов денег на всех не хватает.

Ханс Шиндлауэр: «Правительство снизило минимальный прожиточный минимум. Сначала они хотели его снизить только для иностранцев, но это оказалось противозаконным. Тогда они снизили его для всех. Официальное объяснение было такое: высокий прожиточный минимум привлекает сюда мигрантов. Так что пусть страдают все. Мы очень богатая страна. Но самые бедные будут получать еще меньше. И это официальное объяснение дала не АПС, а канцлер Курц».

С 2019 года речь идет о введении так называемого семейного бонуса, который дает семьям с детьми налоговые льготы. Пособия для мигрантов были урезаны практически вполовину. Пребывание мигрантов на австрийской территории оказывается тем более проблематичным, что у людей, подавших просьбу на политическое убежище и ожидающих ответа в течение нескольких лет, нет права на работу. Как считает Рут Шеффель, представитель миграционного агентства ООН в Вене, необходимо срочно заняться интеграцией уже получивших убежище людей.

Несмотря на то, что поток мигрантов с 2015 года резко снизился, только в первом полугодии 2018 года 10 000 человек из прибывших ранее получили, наконец, положительный ответ. Им особенно необходимо владеть немецким языком. Правительственные дотации на преподавание языка недостаточны, при том что знание его на уровне В1 необходимо для получения документов.  Ассоциации дают уроки немецкого бесплатно, помогают детям вписаться в школьную программу, решают самые обычные бытовые проблемы, с которыми сталкиваются люди, оказавшиеся в чужой стране.

Соня Фейгер рассказывает, что поначалу членам ассоциации приходилось добывать для прибывших все — «от одежды и безопасных бритв до мест в школах и детских садах». Но самое трудное было впереди — людям требовалась серьезная юридическая помощь.

Между тем, австрийская экономика развивается успешнее, чем во многих других странах ЕС. Если в 2008 году в Австрии, как и в других промышленно развитых странах, наблюдался серьезный экономический кризис, то уже в 2011 дефицит госбюджета снизился до 3%. Развивается строительство (один из основных секторов австрийской экономики), в 2017 году рост ВВП был равен 3%. Да и уровень преступности, согласно правительственным данным, неуклонно ползет вниз.

Ханс Шиндлауэр говорит, что «преступность не была на таком низком уровне, как в этом году, вот уже двадцать лет, а официальная статистика показывает, что Австрия — самая безопасная страна в мире — и процветающая. Но людям при этом говорят, что в Австрии — кризис». Он добавляет: «А все потому, что есть мигранты, „эти люди” — они приезжают к нам и меняют даже цвет нашей кожи. И у них много детей» — ну и дальше, про «великое замещение».

Мигранты попадают в Австрию, в том числе, со стороны Италии. На фото: итало-австрийская граница REUTERS/Dominic Ebenbichler

Во время предвыборной кампании о легитимности теории «великого замещения» открыто заявил вице-канцлер Австрии Хайнц-Кристиан Штрахе. Теперь уже бывший вице-канцлер. Это он на Ибице предлагал подставной «племяннице русского олигарха» государственные контракты в обмен на медийную поддержку перед выборами и затем был вынужден уйти в отставку.

В результате тема российского вмешательства в выборы — одна из основных тем, которую освещали СМИ непосредственно перед выборами. Но она присутствовала в австрийском политическом дискурсе и до «Ибица-гейт». Видео, на котором президент России Владимир Путин вальсирует с министром иностранных дел Австрии Карин Кайсль, обошло все экраны мира. Австрийские крайне правые видят в России лидера борьбы с либеральным миром и американским влиянием. Йохан Штадлер (Альянс за будущее Австрии) и Йохан Гуденус (АПС, это он помогал с русским переводом во время встречи Штрахе с «племянницей олигарха») были наблюдателями во время непризнанного референдума, повлекшего за собой аннексию Россией Крыма. Бывший вице-мэр города Линца Детлеф Виммер выступал в этом году на Ялтинском форуме.

Александр Марковиц, например, ратует за то, чтобы австрийские политики чаще прислушивались к современным российским «философам», в частности, к Александру Дугину. В настоящее время Марковиц является генеральным секретарем Суворовского института, который он представляет как экспертно-аналитический центр. Организация близко связана с идеями Александра Дугина и с самим Дугиным. Основатель Суворовского института Патрик Поппель на момент интервью находился в Луганске, а Марковиц объяснял, что необходимо отменить европейские санкции в отношении России, поскольку они вредят австрийской экономике. Россия для него — достойный заслон от «либерализма и капитализма».

Александр Марковиц: «Канцлер Себастьян Курц — хороший друг Джорджа Сороса и следует его интересам. Но избиратели голосовали не за это. Австрия страдает от антироссийских санкций. Поэтому мы рекомендуем то, что предлагают „новые правые”. Нам также близки политические теории Александра Дугина. Я встречался с ним в Москве, и еще раз — в Вене. В прошлом году мы организовали совместное мероприятие, посвященное будущему европейской цивилизации».

Однако в развитии экономических связей с Россией заинтересованы не только крайне правые круги, но и традиционные австрийские партии. Почему — объясняет Антон Шеховцов: «Все большие партии — и Народная партия, и Социал-демократическая партия Австрии — достаточно дружелюбно относятся к России. Там очень много так называемых Putinversteher (путинофилов – RFI). Например, бывший канцлер Кристиан Керн сейчас получил приглашение войти, я так понимаю, в совет директоров одной из российских компаний. Это очень напоминает ситуацию с Герхардом Шредером в Германии. Весь политический истеблишмент, который связан с компаниями, инвестирующими в Россию, как минимум нейтрально к ней относится».

Прочные связи между Россией и Австрией привели к тому, рассказывает Сесиль Бальбус, что по отношению к русскоязычным ЛГБТ-людям австрийские власти придерживаются особой миграционной политики.

Сесиль Бальбус: «Русскоязычные мигранты — особый случай. Некоторые судьи предпочитают затягивать окончательное решение, чтобы не создавать политической полемики. В Австрии первый этап получения убежища — собеседование в МВД. Если ответ отрицательный, то можно пойти в административный трибунал. По истечении пяти лет Австрия может выдать гуманитарную визу. И тогда через пять лет люди получают вид на жительства, но без предоставления политического убежища. Просьбы об убежище со стороны русскоговорящих ЛГБТ-людей для судей очень неудобны. Потому что в России вроде бы нет проблемы, и гомосексуальность вообще не существует. Или, по крайней мере, не составляет часть русской культуры. Так заявляют политики, а судьи не хотят полемики. И никто не хочет ссориться с Россией, у которой очень тесные отношения с австрийским правительством и австрийскими крайне правыми. Это приводит к тому, что досье русскоговорящих ЛГБТ оказываются очень сложными со всех точек зрения, люди ждут ответов годами».

Пред выборами в Европарламент тема российского влияния на австрийскую политику слилась с темой иммиграции в газетных статьях и в разговорах избирателей. Но они соединились и в конкретных историях людей, которые тоже решались 26 мая.

Ссылки по теме
 
К сожалению, время подключения истекло, действие не может быть выполнено.