Слушать Скачать Подкаст
  • *Новости 15h00 - 15h10 GMT
    Выпуск новостей 19/06 15h00 GMT
  • *Передача RFI 15h10 - 16h00 GMT
    Дневная программа 19/06 15h10 GMT
  • *Новости 18h00 - 18h10 GMT
    Выпуск новостей 19/06 18h00 GMT
  • *Передача RFI 18h10 - 19h00 GMT
    Дневная программа 19/06 18h10 GMT
Чтобы просматривать мультимедиа-контент, в вашем браузере должен быть установлен плагин (расширение?) Flash. Чтобы войти в систему вам следует включить cookies в настройках вашего браузера. Для наилучшей навигации, сайти RFI совместим со следующими браузерами: Internet Explorer 8 и выше, Firefox 10 и выше, Safari 3 и выше, Chrome 17 и выше...
ЕВРОПА

Встреча стран и поколений: молодые французы узнали из первых уст о Холокосте в Беларуси

media  
Таблички в память о расстрелянных в Малом Тростенце, установленные родственниками погибших RFI/ Г.Шарипкин

В Беларуси стартовал уникальный педагогический проект — французские лицеисты приехали изучать историю Шоа от пуль.

Черта оседлости, определенная Екатериной II после второго раздела Речи Посполитой, сконцентрировала еврейское население на западных территориях Российской империи. Евреи составляли до 70% жителей белорусских местечек (какое-то время селиться в деревнях было запрещено), один из четырех государственных языков в первые годы БССР — идиш. На июнь 1941 года количество евреев в Беларуси (с учетом присоединенных в 1939 году территорий Речи Посполитой — Западной Беларуси) составляло до 1 миллиона человек. Политика Гитлера не оставляла шансов ни белорусским евреями, ни тем, кого привозили в вагонах из стран Западной и Центральной Европы. Оценки разнятся — на территории Беларуси погибло од 600 000 до 950 000 евреев.

Во французской системе образования историю Шоа преподают, поездка старшеклассников в Аушвиц-Биркенау (Освенцим) в Польше (французских евреев депортировали в лагеря смерти) — это уже практически традиция, необходимый элемент для понимания Катастрофы. Тема Холокоста от пуль — на оккупированных территориях СССР гитлеровцы не стали строить фабрики смерти с газовыми камерами и крематориями — малоизвестна неспециалистам. Поэтому ассоциация «Яхад-ин Унум» и образовательное учреждение ORT France решились на педагогический эксперимент — привезти на несколько дней в Беларусь группу французских лицеистов. Историческая мастерская в Минске помогла разработать маршрут и провести экскурсии по белорусской столице. Сотрудник мастерской, историк Кузьма Козак назвал приезд французских школьников «знаковым визитом, знаковым началом» сотрудничества, ведь мастерская — «это еврейский дом, это центр встреч не только между странами, но и между поколениями». Первый визит ознаменовался открытием памятной доски в мастерской — с участием французского посла Дидье Канесса. На встрече со школьниками дипломат отметил особенности темы в Беларуси.

Памятный знак у входа в Малый Тростенец RFI/ Г.Шарипкин

Дидье Канесс: «Как только мне представили ваш проект, я очень обрадовался, что он будет реализован в Беларуси. Для этого есть несколько причин. Во-первых, Беларусь является той землей, на которой жило многочисленное еврейское сообщество. Как вы знаете, во время Российской империи черта оседлости как раз пролегала по территории нынешней Беларуси и затрагивала часть Украины. Еврейское сообщество внесло значительный вклад в экономику и культуру этих земель. И это та часть Европы, которая наиболее пострадала от Холокоста. Речь идет о 800 000 евреев, которые были убиты на территории Беларуси — это Холокост от пуль.

Во-вторых, почему я обрадовался вашему приезду, — ваш визит является наглядным примером для Беларуси. То, что юные французские лицеисты проехали пол-Европы, чтобы познакомиться с историей Холокоста на этих землях, это очень важный сигнал для Беларуси. Как вы, может быть, уже заметили, речь идет о некоей стертости памяти, того вклада, который внесли евреи в развитие и становление этой страны. На местах расстрелов здесь очень часто два памятника: одни из них датированы советским временем и речь на них идет о массовых расстрелах гражданского населения — без упоминаний евреев; на тех, что датированы 90-ми годами, уже добавлена надпись и на иврите.

Но недавно я был в одном из школьных музеев Витебска — начало войны там день атаки на СССР, во-вторых — там ни слова о Холокосте. То есть и сейчас о Холокосте здесь не говорится абсолютно ясно и четко. Вы будете встречаться со сверстниками в одной из минских гимназий, поэтому очень важно, чтобы донесли до них послание, что нельзя забывать память о Холокосте, что вы здесь для того, чтобы и белорусы, и вы помнили, какой след оставил Холокост и здесь, и в мире».

В Минске лицеисты встретились с бывшими узниками гетто Фридой Рейзман и Владимиром Трахтенбергом, посетили территорию гетто, место старого еврейского кладбища и мемориал «Яма» — место гибели.

Следующий день визита — поездка по стране. Малый Тростенец — место расстрелов мирных жителей, военнопленных и евреев, депортированных из Австрии, Польши, Германии и Чехословакии, всего — 206 500 человек. Советская традиция — на памятнике у входа ни слова о евреях, говорится о гражданском населении из Европы. Дальше, правда, уже совсем новые таблички — там уже иные надписи.

Владимир Неселовский отвечает на вопросы ассоциации «Яхад-ин Унум» и детей RFI/ Г.Шарипкин

В Столбцах школьники встречаются со свидетелем Шоа, но это не узник гетто, как в Минске, это белорус Владимир Неселовский, свидетель унижений, преследований и гибели еврейской части местечка. Вопросы анкеты «Яхад-ин Унум» четкие и сухие, а свидетель плачет, мокрые глаза и у слушателей из Франции.

Владимир Неселовский: Начало осени или конец лета… Дождь сыпал, пасмурная погода… Крик, плач… Боже мой! Слышно из гетто прямо у нас тут.

«Яхад-ин Унум»: Это когда их вели?

Владимир Неселовский: Да, когда грузили на машины.

«Яхад-ин Унум»: Расскажите, пожалуйста, как это происходило?

Владимир Неселовский: Эта местность называлась Рвы. Вот там их всех и расстреляли.

«Яхад-ин Унум»: А кто-то из тех евреев, кто до войны уехал, потом сюда вернулся, после войны уже?

Владимир Неселовский: Не помню, чтобы вернулись. Никто не вернулся.

В Мире (где гетто устроили прямо в древнем замке) дети осматривают экспозицию, отдельный стенд посвящен Освальду Руфайзену, брату Даниэлю, еврею и католическому монаху, спасшему из гетто более двух сотен обреченных на смерть. Он стал прототипом романа Людмилы Улицкой «Даниэль Штайн — переводчик».

Мирскую иешиву, один из самых известных еврейских духовных центров, привлекавших студентов даже из США и Австралии, школьники осматривают только снаружи — в здании сейчас почта, а она работает до 17:00.

Что думают дети после поездки? Тео, семнадцатилетний лицеист ОРТ, уже был в Аушвице, его прадеды — участники Сопротивления, так что о войне и Холокосте наслышан.

Тео: «В сегодняшнем путешествии больше всего оказался под впечатлением от рассказа свидетеля. Тем более, этот рассказ дал немного другое видение ситуации по сравнению со вчерашними встречами с евреями, которые были жертвами Холокоста. Тут меня поразил масштаб этих убийств и сам факт всего этого. Антисемитизм не исчез после Второй мировой войны, он продолжал существовать, в том числе и во Франции. И сегодня во Франции есть расисты. Известно, что в проблемных ситуациях нужен козел отпущения, часто какой-то конкретный образ врага даже и не предлагается, люди находят его сами, схема известна в истории — и люди следуют этой схеме».

Ворота, ведущие к месту расстрелов в Малом Тростенце RFI/ Г.Шарипкин

Керен Акун говорит, что до поездки думала, что Беларусь — это какие-то горы в Восточной Европе.

Керен Акун: «Мои дедушки и бабушки жили в Алжире, они — сефарды. Их не коснулись депортации и все, что следовало за ними, но из школ им пришлось уйти, им было предписано носить на одежде желтые звезды, евреям запрещалось занимать государственные должности. Более дальние родственники пережили все ужасы этой войны. Беларусь — очень спокойная, очень чистая страна. Но очень удивило, что люди живут совсем рядом с местами массовых убийств и захоронений, где убивали сотнями тысяч. И то, что в принципе на этой территории проживало столько евреев, что они были настолько значимой частью здесь, — я об этом ничего не знала».

Как отметил Пьер-Жером Бискара из «Яхад-ин Унум», поездка лицеистов — это не разовый проект.

Пьер-Жером Бискара: «Наша организация работает с Беларусью с 2008 года — за это время собрано около тысячи свидетельств Холокоста в Беларуси, найдено 505 ранее широко не известных мест уничтожения евреев. Нам кажется, именно на Беларуси стоит сделать акцент в новых образовательных проектах. И уже на март 2020 года запланирована поездка студентов-историков. В 2021 году — поездка студентов политических наук из Страсбурга. Кроме того, в 2020–2022 годах будут еще поездки учащихся ORT France».

Преподаватель истории Бернар Костальола после поездки замечает: «Такие места, как Тростенец, я думаю, станут обязательными к посещению и у ваших школьников, вы придете к этому — как мы пришли во Франции, без этого не обойтись».

Ссылки по теме
 
К сожалению, время подключения истекло, действие не может быть выполнено.