Гасан Гусейнов о словах и вещах
Морис Метерлинк о жизни чекистов
Морис Метерлинк в возрасте 40 лет
 
Слушать Скачать Подкаст
  • *Новости 15h00 - 15h10 GMT
    Выпуск новостей 20/07 15h00 GMT
  • *Передача RFI 15h10 - 16h00 GMT
    Дневная программа 20/07 15h10 GMT
  • *Новости 18h00 - 18h10 GMT
    Выпуск новостей 20/07 18h00 GMT
  • *Передача RFI 18h10 - 19h00 GMT
    Дневная программа 20/07 18h10 GMT
Чтобы просматривать мультимедиа-контент, в вашем браузере должен быть установлен плагин (расширение?) Flash. Чтобы войти в систему вам следует включить cookies в настройках вашего браузера. Для наилучшей навигации, сайти RFI совместим со следующими браузерами: Internet Explorer 8 и выше, Firefox 10 и выше, Safari 3 и выше, Chrome 17 и выше...
ЕВРОПА

Между НАТО и Кремлем: Минск в поисках внешнеполитического равновесия

media  
Александр Лукашенко и Владимир Путин в Сочи, 15 февраля 2019 Sergei Chirikov/Pool via REUTERS

Ход евразийской интеграции не устраивает Минск, на западном направлении хотелось бы взаимоуважения — «мы с ними должны разговаривать, мы не должны на них смотреть, как на врагов», заявляет глава белорусского государства.

Между НАТО и Кремлем: Минск в поисках внешнеполитического равновесия 11/03/2019 - Геннадий Шарипкин (Минск) Слушать

Совещание Александра Лукашенко с руководством правительства об участии Беларуси в интеграционных структурах и сотрудничестве с европейскими организациями прошло через несколько дней после так называемого «Большого разговора», где белорусский руководитель не один раз упрекал Запад в агрессивных устремлениях. Но на совещании сказал о том, что ни Беларуси, ни ее соседям не нужны новые разделительные линии, «поэтому следует налаживать взаимоуважительные отношения с НАТО, которые в конечном итоге укрепляли бы безопасность нашей страны». «Западный и восточный векторы белорусской внешней политики должны уравновешивать друг друга», — сказал Александр Лукашенко.

«Риторика „Большого разговора“ — о Польше, ракетах и так далее — была рассчитана на Москву. На самом деле Минск хотел бы большего внимания со стороны НАТО», — отмечает в интервью RFI координатор аналитического проекта Belarus Security Blog Андрей Поротников.

Андрей Поротников: «НАТО — это блок, где решения принимаются консенсусом, и, насколько можно судить, далеко не все страны Альянса готовы расширять взаимодействие с Беларусью, притом что, как ни парадоксально, даже сегодняшний уровень диалога НАТО с Россией значительно более обширен, чем с Беларусью. Поэтому в данном случае это долговременная задача, которая стоит не первый год — по расширению и улучшению договорной базы взаимодействия Беларуси и НАТО, для того чтобы дотянуться хотя бы до того уровня, который имеют другие страны ОДКБ — Казахстан, Армения, или в СНГ Азербайджан. Тут вопрос о каком-то прорыве, рывке не стоит, просто, скажем так, задана рабочая планка того уровня, который уже нащупан другими постсоветскими странами».

Беларусь сейчас не воспринимается Североатлантическим альянсом как самостоятельный игрок в регионе, подчеркивает аналитик.

Андрей Поротников: «Большая проблема сейчас, потому что в условиях конфронтации в регионе основополагающим все-таки является мнение генералов, а не политиков. А генералы, как и положено, исходят из худшего варианта. Пока что, к сожалению, превалирует такое мнение, что Минск либо вообще критически зависит от Москвы в вопросах безопасности — это самая мягкая точка зрения, либо что Беларусь является троянским конем, то есть что существует белорусско-российская игра с целью дезориентировать НАТО. Есть определенный раскол мнений генералов и гражданских политиков, гражданские политики выступают за расширение диалога, но тут опять-таки нет единства внутри Альянса по взаимодействию с Беларусью. Тем более Беларусь не является значимым партнером, у НАТО есть куча других внутренних задач и точек напряжения — Трамп, отношения США и Европы. Проблема в том, что внутри Альянса некому лоббировать расширение сотрудничества с Минском».

Что может принести Минску активизация контактов с НАТО?

Андрей Поротников: «Главный плюс — это начало диалога, то есть это не значит, что кто-то будет учитывать мнение Минска, но (это) хотя бы начало диалога о продвижении инфраструктуры НАТО на Восток. Потому что, условно говоря, они [НАТО] готовы обсуждать эти вопросы с русскими, но, если посмотреть на карту, продвигаются-то они объективно в основном к нашим границам, а с нами они этот вопрос вообще не обсуждают. Второй момент, очень важный, это участие в образовательных программах, которые есть внутри Альянса для стран-партнеров, возможность академических обменов, каких-то языковых курсов, подготовки к миротворческой деятельности, подготовки к спасательным операциям, потому что НАТО — это не только чисто милитарный блок, там еще есть и вопросы, связанные с гуманитарной и спасательной деятельностью. И третий момент — это необходимое условие выхода [Беларуси] из внешнеполитической изоляции и улучшение позиции Беларуси на международной арене, потому что на сегодняшний день с точки зрения даже региональной политики Беларусь — это глубокое захолустье».

На этом же совещании говорилось и о проблемах евразийской интеграции. «Многие экономические вопросы из повестки Союзного государства перенесены на площадку ЕАЭС, — цитирует Лукашенко пресс-служба президента. — К сожалению, процесс евразийской интеграции поворачивается вспять, если уже не повернулся. Мне докладывают о барьерах, препятствиях и ограничениях для наших субъектов хозяйствования, а отсутствие конкретной работы по их устранению прикрывается некой цифровой повесткой».

Андрей Поротников: «Я не очень понимаю, на что он [Лукашенко] рассчитывал, если предыдущие попытки создать общий рынок без изъятий и ограничений в доступе в рамках СНГ — все-таки есть зона свободной торговли СНГ, до этого был Таможенный союз, до этого еще что-то там (ЕврАзЭС — RFI) — заканчивались тупиком. Все говорят: да, мы готовы, мы хотим, и потом через какое-то время оказывается, что есть ограничения и есть препятствия, которые, с одной стороны, вроде как субъективны, носят узкокорыстный характер для той или иной страны, но, с другой стороны, они непреодолимы, никто не готов идти на компромисс и на уступки».

Высказывания Лукашенко, распространенные пресс-службой, — это послание Москве, считает Андрей Поротников.

Андрей Поротников: «Посыл Москве для того, чтобы они как-то шевелились, и знак того, что Минск надо заинтересовать, что Минск разочарован и надо что-то дать, какую-то конфету. Потому что Лукашенко — достаточно циничный политик, и этот Евразийский экономический союз представлял интерес не столько именно как экономический союз, сколько как необходимое условие получения каких-то преференций со стороны России в разных областях. Точно так же, как и участие в ОДКБ — это не оборонительный блок, это вообще не блок, это необходимая демонстрация лояльности Москве для того, чтобы решить вопросы двусторонних отношений совсем в других сферах».

Помимо разочарования из-за несбывшихся надежд, как считает эксперт, Минск беспокоит «уход в минус — мы проигрываем экономическую конкуренцию Москве». По мнению Андрея Поротникова, Минск попытается сформировать «квазиальянс внутри Евразийского экономического союза, скорее всего, с Казахстаном и Кыргызстаном, чтобы попытаться надавить на Москву коллективом».

«Можно говорить, что евразийская интеграция зашла в тупик, существует очень высокая вероятность того, что ЕАЭС уже очень скоро упрется в потолок своих возможностей и дальше будет топтаться на месте точно так же, как это было со всеми прежними постсоветскими структурами, — полагает Андрей Поротников. — Вместе с тем говорить о том, что Минск готов к выходу или развороту своей экономической политики в направлении интеграции в какой-то форме в европейский рынок, пока не приходится».

Ссылки по теме
 
К сожалению, время подключения истекло, действие не может быть выполнено.