Слушать Скачать Подкаст
  • *Новости 16h00 - 16h10 GMT
    Выпуск новостей 14/11 16h00 GMT
  • *Передача RFI 16h10 - 17h00 GMT
    Дневная программа 14/11 16h10 GMT
  • *Новости 19h00 - 19h10 GMT
    Выпуск новостей 14/11 19h00 GMT
  • *Передача RFI 19h10 - 20h00 GMT
    Дневная программа 14/11 19h10 GMT
Чтобы просматривать мультимедиа-контент, в вашем браузере должен быть установлен плагин (расширение?) Flash. Чтобы войти в систему вам следует включить cookies в настройках вашего браузера. Для наилучшей навигации, сайти RFI совместим со следующими браузерами: Internet Explorer 8 и выше, Firefox 10 и выше, Safari 3 и выше, Chrome 17 и выше...
Европа

Чему учит Северная Македония нашу Северную Евразию?

media  
Гасан Гусейнов RFI

Чему вообще может молодой и маленький научить большого и старого? Конечно же, очень многому. Но для этого большому нужно дольше думать. Да пока очевидная мысль доберется до отдаленных уголков все еще необъятной страны, в столицах пять раз власть поменяется!

Но пока этого не случилось, есть смысл поздравить Балканы и их соседей с появлением на карте Европы старо-нового государства — Северной Македонии. Рождение это было тем более мучительным, что у другой стороны в споре — у Греции — на руках были настоящие, а не шуточные козыри. Что бы могли сказать греки соседям-славянам?

Чему учит Северная Македония нашу Северную Евразию? 14/01/2019 - Гасан Гусейнов Слушать

По нашей, греческой, мифологии, по нашей истории, по нашей поэзии политики и простые граждане по всему свету гадают, наши драмы разыгрывают три тысячи лет подряд. Без перерыва. Мы щедро поделились с вами нашим алфавитом — вашей азбукой. Да и без нашего словаря — без самих этих слов — «история» и «политика», «логика» и «грамматика», «огурцы» и «свекла», «офтальмология» и «копрофагия», «эстетика» и «мизантропия», ну куда бы вы все делись, а? И все-таки это не помешает нам достичь с вами компромисса. Вы — наши соседи, а мы — ваши соседи. Мир меняется. Мы больше не идем друг на друга войной в борьбе за имя. Да и молиться на это имя глуповато. Разве нет? Мы предлагаем хороший мир. Мы признаем реальность. Нас, греков, совсем мало. И вас, наших северных соседей, не так уж много. Еще дальше на севере у вас есть какие-то самопровозглашенные друзья и братушки. Но они пока не обучаемы. Вон, россияне, клянутся в братстве украинцам, а сами грабят своих — ну, пусть не братьев, но соседей. Но и соседей грабить нехорошо: законы не позволяют.

За имя, за слово идет борьба. В истории славянской Македонии тоже ведь накопились свои тысячи страниц и даже целое тысячелетие. А уж о последнем столетии и говорить нечего. Когда великие державы — с одной, а покоренные народы — с другой стороны кроили наследие Оттоманской империи, македонцам не повезло: никак не получилось у них остаться микроимперией, которая объединила бы мусульман и христиан, славян и албанцев, турок и болгар, и была эта страна разделена, по Бухарестскому мирному договору 1913 года, между Сербией, Болгарией и Грецией. Та часть, что досталась после Второй мировой войны Югославии — второй социалистической империи в Восточной Европе после СССР, — стала республикой с собственным именем. Как оказалось — слишком громким, чтобы его могли признать соседи.

Это имя — Македония — должны были бы изучать в школах бывшего СССР по корреспонденциям Льва Троцкого с балканской войны 1912 года, по рассказам Владимира Солоухина, путешествовавшего по Болгарии в начале 1960-х годов. Но не преподавали в Советском Союзе истории Балканских войн, крутили длинную фильму о старших и младших братьях. Под маской марксистской научности пестовалось массовое дикарство, которое завело в такой страшный тупик постсоветскую Российскую Федерацию. Подобно некоторым горячим головам в Бывшей Югославской Республике Македонии, мечтавшим о великой Македонии, в которую вошли бы и части современных Болгарии и Греции, многие и в Российской Федерации никак не могут избавиться от миража Русского Мира, который должен-де непременно включать и младших восточных братьев — белорусов и малороссов.

Изучать имена государств Восточной Европы после распада Восточного Блока в 1989 году было бы поучительно и для Российской Федерации, называющей себя также Россией. По-русски любят говорить о «распаде» и «расчленении» великой державы, когда думают о роспуске СССР. Это — тяжелые, больные слова для всякого бывшего советского гражданина. Еще бы ты был у себя дома от Таллинна до Кушки, от Калининграда до Владивостока, и вот вдруг оказывается, что от той великой России осталась только Северная Евразия (Южная — современная Турция с почти европейским Стамбулом). Почему же Россия, позволившая в 1991 году выйти из себя на свободу полутора десяткам старо-новых государств, все начало XXI века посвятила возвращению хоть чего-то, что можно урвать?

Конечно, общего рецепта, как сохранить достоинство, сокращая свои государственные пределы, не существует. Да и вообще, большие и старшие не привыкли учиться у маленьких и младших. А как было бы здорово. Вот от Австро-Венгрии отпали братья-славяне чехи и словаки. И вот образовали они свое государство. Но после освобождения от Большого брата — Советского Союза, решили чехи и словаки жить поврозь, в двух новых, совсем уж крошечных, по меркам бывшего СССР, государствах. И ведь, смешно сказать, получилось!

Так и новое европейское государство — Северная Македония — соглашением с Грецией открывает новую историю самоограничения. За сто с лишним лет, прошедших на Балканах со времен окончания Илинденского восстания, у граждан этой страны и ее соседей появляется шанс на долгий, прочный мир. Такой же, как существующий между чехами и словаками.

Два слова нужно сказать все-таки о Великой Греции. Так называли, как вы помните, вовсе не ту Грецию, границы которой горячие головы могли бы захотеть прочертить по Анатолийскому побережью, а то и по пределам, до которых дошел Александр Македонский… Нет-нет, Великая Греция — это южная Италия, те города, куда греки отправляли своих колонистов, откуда греческая культура пришла и к этрускам и к латинянам.

Если, по аналогии с Великой Грецией, и существует Великая Россия, то где она? Может быть, и она живет архипелагом? Часть — в Кремниевой долине в Соединенных Штатах. А почему не на Аляске? Там еще говорят по-русски. Великая Россия (не путать с нашей Федерацией — бывшей Великороссией) говорит по-русски и, страшно сказать, в современной Украине. Только там русский язык — это не язык донбасских повстанцев и крымских оккупантов, а свой, живой, критический язык сатирического «Квартала» украинского телевидения, язык философа Анатолия Ахутина или писателей Андрея Дмитриева и Андрея Куркова. Ну, как вам сказать, русская речь, которая не должна огрызаться на мир за неуважение к фантомным имперским болям, но и терпеть над собой того глумления и поругания, которому его подвергают соловьи и соловьихи «Раши тудэй» или «Первого канала». Тех самых московских каналов, где ни разу за время необъявленной войны с Украиной не выслушали русских философов из такой близкой и так постыдно отдаленной от себя недалекими соседями страны. Смешно, но ведь даже слова «Федерация» люди в современной России не понимают. Десять лет пытались понять, в 1990-е, но пока не справились.

Из непонимания слов часто рождаются раздражение и гнев, разочарование и отчаяние. Может быть, сама чекистская реконкиста, предпринятая окружением Владимира Путина после отстранения от власти Бориса Ельцина, была для многих желанной, потому что этим многим милей была эстетика великой державы, а не какого-то там обломка империи, пусть и довольно большого? Может быть, жить в чувстве причастности к большому и страшному многим людям просто нравится куда больше, чем двигаться, ловя в паруса ветер свободы и личного риска, но и с осознанием ограниченности скромных человеческих возможностей? Кто возьмется ответить на эти вопросы? И все-таки, как здорово было бы, если бы большая Великороссия могла бы поучиться уму-разуму у маленькой Северной Македонии.

Ссылки по теме
 
К сожалению, время подключения истекло, действие не может быть выполнено.