Слушать Скачать Подкаст
  • *Новости 15h00 - 15h10 GMT
    Выпуск новостей 21/10 15h00 GMT
  • *Передача RFI 15h10 - 16h00 GMT
    Дневная программа 21/10 15h10 GMT
  • *Новости 18h00 - 18h10 GMT
    Выпуск новостей 21/10 18h00 GMT
  • *Передача RFI 18h10 - 19h00 GMT
    Дневная программа 21/10 18h10 GMT
Чтобы просматривать мультимедиа-контент, в вашем браузере должен быть установлен плагин (расширение?) Flash. Чтобы войти в систему вам следует включить cookies в настройках вашего браузера. Для наилучшей навигации, сайти RFI совместим со следующими браузерами: Internet Explorer 8 и выше, Firefox 10 и выше, Safari 3 и выше, Chrome 17 и выше...
ЕВРОПА

Юбилей в изгнании: главред «Хартии’97» о двадцати годах борьбы

media  
Главный редактор «Хартии’97» Наталья Радина Facebook/ Nata Radina

«Хартия’97» отмечает двадцатилетие. Сейчас оппозиционный новостной ресурс работает в изгнании, его главный редактор Наталья Радина бежала в 2011 году из Беларуси, находясь под подпиской о невыезде.

Юбилей в изгнании: главред «Хартии’97» о двадцати годах борьбы 17/09/2018 - Геннадий Шарипкин (Минск) Слушать

Наталья Радина пришла работать в «Хартию’97» еще студенткой, с 2001 года — редактор издания. После Площади-2010 была арестована, провела в тюрьме КГБ полтора месяца, выпущена под подписку о невыезде, затем вместо приезда на допрос — побег в Европу через Россию, сначала — Вильнюс, сейчас живет и работает в Варшаве.

«Хартию’97» часто упрекают в излишней радикализации, редакция ресурса не скрывает свой четкой оппозиционной направленности, но даже противники признают — сайт известен и популярен у белорусов, это один из самых посещаемых ресурсов в стране. 24 января 2018 года Министерство информации заблокировало доступ на территории страны к «Хартии’97».

В интервью RFI Наталья Радина говорит, что создатели «Хартии’97» были уверены в популярности интернет-издания, но не рассчитывали на два десятилетия по сути подпольной работы.

Наталья Радина: Я была уверена, что «Хартия» будет востребована. Конечно, я надеялась, что «Хартия» будет работать в свободной Беларуси гораздо раньше, но наша борьба затянулась на 20 лет, мы по-прежнему на марше, продолжаем делать свое дело, потому что знаем, что белорусам необходима свободная, независимая, неподцензурная информация. И как бы ни было трудно, в каких бы условиях мы ни работали, какие бы потери ни несли — мы продолжаем делать эту работу. Как говорится, кто — если не мы?

RFI: Как сказалась блокировка?

До блокировки сайта «Хартия» в январе этого года наша посещаемость составляла порядка двух с половиной миллионов уникальных посетителей каждый месяц, мы имели около 45 миллионов просмотров статей в месяц, за несколько месяцев до блокировки нас прочитало четыре миллиона уникальных посетителей из Беларуси — это примерно половина взрослого населения страны. Конечно же, после блокировки аудитория несколько упала, но сегодня мы смогли вернуть уже половину аудитории, белорусы активно используют пути обхода блокировки. Мы поняли, что людям важна информация, которая есть на «Хартии», что они любят этот сайт, что они не могут без него обойтись и готовы предпринимать все необходимые меры для того, чтобы читать наши статьи. Итого, сегодня мы имеем более ста тысяч уникальных посетителей в день, более миллиона уникальных посетителей в месяц и более двадцати миллионов просмотров наших статей в месяц. Мы по-прежнему остаемся лидером среди независимых белорусских сайтов.

Недавно вы сообщили об угрозах в свой адрес.

Я получала и будучи в Беларуси такие угрозы, которые, в общем-то, были реализованы, когда меня бросили в тюрьму КГБ, где пришлось пройти, в том числе и через пытки. Потом были угрозы, когда я смогла сбежать из Беларуси в Вильнюс, они были в Литве и были некоторое время в Варшаве, в первые годы моей работы здесь. Потом на некоторое время прекратились. Сейчас все возобновилось. Думаю, что к этим угрозам нужно относиться серьезно, поскольку мы видим, что сегодня творят, например, российские спецслужбы за границей.

Несколько дней назад я участвовала в конференции ОБСЕ в Варшаве по вопросам человеческого измерения, и там представители оппозиции Таджикистана говорили о том, что власти этой страны засылают сегодня в Европу эскадроны смерти, которые устраняют политических оппонентов за рубежом. То есть это уже тенденция: диктаторские режимы расправляются со своими оппонентами не только внутри страны, но и за границей, поскольку борьба может продолжаться и вне страны. Коммуникации значительно упрощены благодаря технологиям, и власти этого очень боятся и пытаются противодействовать любыми методами. Власти стран Евросоюза должны понимать это и предпринимать необходимые меры по защите людей, которые находятся на территории их стран и продолжают работать для развития демократии у себя на родине.

В начале сентября вы заявили о критической ситуации вокруг «Хартии’97», о смене европейской политики в отношении негосударственных СМИ в Беларуси, обратились за помощью к своим читателям.

Сегодня складывается очень тяжелая ситуация с поддержкой независимых медиа и гражданского общества в Беларуси. Происходит постоянное сокращение помощи как медиа, так и правозащитным организациям. Сегодня, наверное, нет ни одной независимой организации в стране, которая бы не испытывала финансовые трудности. Это же касается независимых сайтов и газет, которые еще остались в Беларуси. Такие же проблемы сегодня испытывает сайт «Хартия-97», несмотря на то, что мы работаем уже 20 лет, являемся лидером белорусского интернета и действительно противостоим не только лукашенковской, но и российской, путинской пропаганде.

Очень многие фонды, которые декларируют поддержку демократии в Беларуси, сегодня нам отказывают в помощи по надуманным основаниям. Я вижу в этом определенную тенденцию, поскольку все мы наблюдаем сегодня усиление контактов европейских чиновников с режимом Лукашенко, и создается ощущение, что руководители этих фондов не хотят злить диктатора поддержкой вот таких оппозиционных, независимых, неподконтрольных режиму организаций, как «Хартия» или другие белорусские независимые организации. И я вам хочу сказать, что такая тенденция сегодня очевидна на всем постсоветском пространстве.

Одновременно с «Хартией» объявила о финансовых трудностях российская «Новая газета», старейшее популярное в России и очень профессиональное издание. Cерьезные проблемы испытывает крымско-татарский телеканал АТR, который чуть ли не единственный пытается вещать на оккупированную территорию Крыма. На той же конференции ОБСЕ я разговаривала с армянскими представителями и журналистами, которые рассказывают о том, что также испытывают проблемы с финансированием. Правозащитник из Азербайджана Эмин Гусейнов мне рассказал, что поддержка независимых СМИ Азербайджана за последние годы сократилась в десять раз. То же самое говорили и представители гражданского общества Казахстана. Ситуация на самом деле тяжелая, и она ведет к катастрофическим последствиям.

Об этом сегодня необходимо вести дискуссии, говорить об этом прямо и спрашивать европейских чиновников: «Что происходит?» Мы постоянно слышим громкие заявления европейских политиков о том, что ведется борьба с путинской пропагандой, мы знаем, что на это выделяются огромные деньги, но куда деваются эти деньги? Почему медиа, которые действительно ведут эту самую борьбу, которые несут жертвы — многие журналисты гибнут, оказываются сегодня в очень тяжелой ситуации, фактически на грани закрытия?

Обращение к читателям имело смысл?

Безусловно. Мы поняли, насколько мы нужны людям, люди начали нам активно помогать, наши читатели стали пересылать средства. Понятно, что они не могут перечислять какие-то большие суммы, поскольку сегодня в стране серьезный экономический кризис. Но люди продолжают слать — кто сколько может. И мы очень благодарны всем, кто нас поддержал.

Я также обращаюсь к белорусским бизнесменам, которые сегодня находятся в очень незавидном положении — мы видим, что в условиях экономического кризиса Лукашенко пытается изыскать средства всеми возможными способами, и бизнес сегодня идет в тюрьмы широкими шеренгами. Так было всегда, когда власти нужны деньги. Мы знаем по свидетельствам политзаключенных, которые выходили из тюрем, что огромное количество заключенных сегодня — это бизнесмены. Так вот я обратилась в том числе к ним с просьбой помочь сайту «Хартия», другим независимым медиа, надеюсь, мой призыв будет услышан. Для них это шанс вернуть себе уважение и шанс на изменения в стране. Только сами белорусы могут помочь себе, своим независимым организациям и таким образом изменить ситуацию к лучшему.

Наталья, жизнь и работа «Хартии’97» в изгнании: ресурс, как считают не только ваши противники, все более отрывается от реальной ситуации в Беларуси, полностью уходит в баррикадную журналистику. Что ответите на это?

Посещаемость сайта «Хартия», его популярность внутри страны говорит сама за себя. Мы адекватно оцениваем ситуацию в стране, говорим правду о том, что на самом деле происходит в Беларуси. Более того, в Беларуси сегодня работают подпольно корреспонденты сайта «Хартия», они не могут об этом заявлять открыто, поскольку сразу же подпадут под каток репрессий. Самое главное наше преимущество работы за рубежом — мы не подвергаемся цензуре со стороны властей и у нас нет самоцензуры. Самоцензура в Беларуси сегодня зашкаливает. Я не собираюсь ни в чем никого обвинять, я прекрасно понимаю, насколько тяжело работать внутри страны, но факт остается фактом. О многом не пишется сегодня в независимых медиа. Но об этом может написать «Хартия».

Ко мне часто обращаются журналисты белорусских СМИ и просят опубликовать материалы, от которых отказались их редакторы из-за боязни закрытия издания. Кроме того, я напомню еще об одной очень важной теме. Мы уже давно заявляли о том, что в Беларуси работают с независимыми СМИ кураторы из КГБ, которые осуществляют прямую цензуру медиа. Эту информацию мне рассказывали еще в 2012 году главреды белорусских независимых СМИ, конечно, непублично. Но сегодня эту информацию уже открыто подтвердил бывший главный редактор «Еврорадио» Виталий Зыблюк, он об этом рассказал в интервью газете The Washington Post. Это тоже важный момент, о котором нужно говорить и который показывает уровень свободы независимой журналистики в Беларуси.

На ваш взгляд, последние события вокруг белорусских СМИ — обыски, дело БелТА, еженедельные штрафы фрилансерам и сотрудникам неаккредитованных в Беларуси зарубежных изданий и телеканалов — все, оттепель, о которой заговорили после снятия европейских санкций, закончилась?

В общем-то никакой оттепели в Беларуси никогда не было. Просто на какое-то время власти от арестов перешли к штрафам, потом снова возобновились аресты. Сегодня политическая воля людей подавлена, а режим остается точно таким же жестким. В Беларуси сегодня на сто тысяч населения в семь раз больше сотрудников правоохранительных органов, чем было в СССР. Это абсолютно полицейское государство, которое сегодня пытается контролировать всех и всякого. Говорить о некоей оттепели просто не приходится. Все выборы по-прежнему фальсифицируются. Сейчас нужно просто адекватно оценивать ситуацию в стране и работать на ее изменение без каких-то ложных иллюзий.

Ссылки по теме
 
К сожалению, время подключения истекло, действие не может быть выполнено.