Слушать Скачать Подкаст
  • *Новости 15h00 - 15h10 GMT
    Выпуск новостей 25/05 15h00 GMT
  • *Передача RFI 15h10 - 16h00 GMT
    Дневная программа 25/05 15h10 GMT
  • *Новости 18h00 - 18h10 GMT
    Выпуск новостей 25/05 18h00 GMT
  • *Передача RFI 18h10 - 19h00 GMT
    Дневная программа 25/05 18h10 GMT
Чтобы просматривать мультимедиа-контент, в вашем браузере должен быть установлен плагин (расширение?) Flash. Чтобы войти в систему вам следует включить cookies в настройках вашего браузера. Для наилучшей навигации, сайти RFI совместим со следующими браузерами: Internet Explorer 8 и выше, Firefox 10 и выше, Safari 3 и выше, Chrome 17 и выше...
ЕВРОПА

«Гражданская смерть»: жизнь в Беларуси с психическими нарушениями

media  
На учете в психиатрических учреждениях Беларуси состоит более 200 тысяч человек DR

В Беларуси число пациентов с психическими расстройствами, подлежащих обязательной диспансеризации, выросло за 15 лет почти на 40%. В 2015 году их было 18 тысяч человек. Удел большинства — жизнь в закрытом интернате, в котором человек лишен всех гражданских прав и обречен на «доживание, как в хосписе». Проблема психоневрологических интернатов обсуждалась на международной конференции, которую провел в Минске Офис по правам людей с инвалидностью.

Как живут белорусы с психическими нарушениями 07/05/2018 - Геннадий Шарипкин (Минск) Слушать

 

 

Как отмечают эксперты, белорусское общество начинает постепенно осознавать проблемы людей с психическими нарушениями, учится принимать их «инаковость» и задумывается об их социальной адаптации. Но тема закрытых интернатов для подобных больных по-прежнему находится вне сферы широкого общественного внимания.

Между тем число пациентов с психическими расстройствами, подлежащих обязательной диспансеризации, выросло за 15 лет почти на 40%. В 2015 году их было 18 тысяч человек — примерное количество жителей одного белорусского районного центра. Вообще на учете в психиатрических учреждениях Беларуси состоит более 200 тысяч человек, по данным ВОЗ, в той или иной степени такие нарушения бывают у каждого четвертого жителя планеты.

Офис по правам людей с инвалидностью пытается начать дискуссию в обществе, используя «информационные стратегии как инструмент поддержки людей с интеллектуальными и/или психическими нарушениями». Глава офиса Сергей Дроздовский рассказывает RFI, что есть немногие пациенты, которых могут содержать и которым могут помогать семьи, кто-то любыми способами скрывает свой диагноз, но удел большинства (не менее 16 тысяч человек) — это жизнь в закрытом интернате.

Сергей Дроздовский: «Более типичные условия — это когда люди попадают в интернаты, вот там стандартное житье-бытье. И там, к большому сожалению, степень инвалидности почти не влияет на качество жизни — оно у всех одинаково стандартное. И этот стандарт, как однажды сказали исследователи, даже неэтично сравнивать с обычной жизнью. Эта гигантская стигматизация касается всех — безусловно, в большей или меньшей степени, но всех. Когда эти люди вынуждены справляться с ярлыками, которые на них навешивают: „эти безумные глаза“, „окровавленный топор за углом“… Исследования показывают, что в 80% случаев они (люди с психическими нарушениями) страдают, а не наоборот. Серьезный недостаток сервисов. Общество развивается — мы не успеваем за ним. (Не хватает) именно сервисов, которые позволяли бы человеку самостоятельно проживать, но в Беларуси мы до сих пор еще вынуждены жить с полным лишением дееспособности. С правами человека это никак не соотносится. Человек лишается полностью гражданских прав — он ни в коей мере не распоряжается собственностью, не вправе вообще решать свои вопросы самостоятельно: вопросы семьи и брака, вопросы детей… Он не вправе трудиться, не вправе получать образование, он даже по общему правилу не вправе обратиться с жалобой, то есть любая инстанция вправе ему отказать на основании того, что „мы не будем с вами разговаривать, только с вашим опекуном“. То есть, по большому счету, лишение дееспособности — это то, что мы называем „гражданская смерть“. Остается человеческое существо».

Интернаты — это другой мир, о котором вообще мало что известно неспециалистам.

Сергей Дроздовский: «Даже если взять просто правовой анализ — это совершенно иной мир, то есть это мир закрытых учреждений. Это люди, фактически запертые в четырех стенах, вынужденные общаться только друг с другом, лишенные ряда прав, которые есть у других людей, а в психоневрологических интернатах — всех прав. Все решает опекун, это жизнь по распорядку. Если обобщать, то, как правило, это прообраз хосписа. Даже если человек туда попадает в 18 лет, то вся его дальнейшая жизнь в этом самом интернате — это, скорее, доживание, нежели что-то еще. Говорить о любом развитии или о перспективах практически не приходится».

Но и тем, кто живет с психическим расстройством вне интернатов, в белорусском обществе сложно выжить. «Стигма заставляет человека даже отказываться от лечения, чтобы никто не заподозрил в нем „опасного больного“, в итоге человек запускает проблему и вполне может попасть в число подлежащих диспансеризации», — говорит Ольга Рыбчинская, директор общественной организации «Клубный дом». Организация помогает людям с психическими расстройствами адаптироваться в социуме и избавляться от самостигматизации.

Ольга Рыбчинская: «Это стигматизация и такой ее элемент, как самостигматизация, когда сам человек с психическим расстройством навешивает на себя ярлыки, где-то услышанные — у врача, у друзей, в интернете. Это большая проблема, потому что из-за стигматизации люди не обращаются за помощью, потому что они стыдятся, что кто-то узнает. Второе — люди значительно сокращают свой круг общения, а общение с друзьями, хорошая сеть поддержки — это залог психического здоровья, одиночество ухудшает его. Кроме того, стигма влияет на то, что человеку трудно найти работу, трудно реализовать себя в каком-то деле. Проблема на самом деле большая. Еще дело в том, что термин для нас новый и, действительно, те, кто не работает в социальной сфере, медицине, плохо представляют себе, что это такое — стигма, и какие проблемы с этим связаны».

Где стигматизация — там и дискриминация. По словам Ольги Рыбчинской, 99% работодателей отказывают соискателю вакансии, если узнают, что его инвалидность связана с психическим нарушением.

На конференцию, приуроченную к европейскому Дню независимого проживания, Офис по правам людей с инвалидностью пригласил коллег из соседней Литвы. Там после вступления в Евросоюз ситуация стала меняться, хотя и не так быстро, как хотелось бы инициаторам изменений — неправительственным организациям, рассказала RFI представительница общественного объединения «Перспективы психического здоровья» Эгле Шумскене.

Эгле Шумскене: «Закрывались эти старые дома-интернаты, у нас они называются более красиво — дома социальной опеки, но они все еще остаются главными поставщиками услуг для людей с инвалидностью, они там живут, они там проводят весь свой день и всю свою жизнь все еще проводят там. Но главное, что там все равно нарушаются права человека. У них нет права выбирать, где, с кем жить, они хотят жить дома, со своей семьей, они хотят, может быть, жениться, они хотят жить с другим соседом по комнате, а не с этим, с которым они должны жить. Вот этого права у них нет. Хотя у нас уже появляются инновативные услуги, по инициативе, конечно, неправительственных организаций, которые делают какие-то пилотные проекты. Например, дома самостоятельного проживания, дневные центры для взрослых, какие-то услуги для семей, детей. Такие пилотные услуги появляются, и понемногу государство берет на себя ответственность за это, финансовую и организационную. Но нам, как неправительственным организациям, конечно, хотелось бы, чтобы это развивалось поскорее».

Эгле Шумскене говорит об ошибке середины нулевых годов, когда деньги Евросоюза были направлены не на реформу старой системы, а на модернизацию существующих советских интернатов. «Получилась ловушка и для правительства, и для пациентов — деньги инвестированы в старую систему, а все понимают, что нужно ее полностью менять. Поэтому сейчас главной движущей силой перемен и становятся НГО», — сказала эксперт.

Убеждать чиновников в необходимости изменения существующей системы, которая полностью лишает человека с психическими нарушениями всех прав и помещает его под замок, дело медленное и без всяких гарантий результата. Скорее, белорусские НГО, работающие с этой темой, изберут путь рассказа о своем опыте в медиа и привлечения через СМИ внимания всего общества к проблеме. И это тоже, как показывает опыт, путь не скорый, но другого нет, считают в Офисе по правам людей с инвалидностью.

Проблема психоневрологических интернатов обсуждалась на международной конференции, которую провел в Минске Офис по правам людей с инвалидностью при финансовой поддержке Европейского союза.

Ссылки по теме
 
К сожалению, время подключения истекло, действие не может быть выполнено.