Слушать Скачать Подкаст
  • *Новости 15h00 - 15h10 GMT
    Выпуск новостей 19/07 15h00 GMT
  • *Передача RFI 15h10 - 16h00 GMT
    Дневная программа 19/07 15h10 GMT
  • *Новости 18h00 - 18h10 GMT
    Выпуск новостей 19/07 18h00 GMT
  • *Передача RFI 18h10 - 19h00 GMT
    Дневная программа 19/07 18h10 GMT
Чтобы просматривать мультимедиа-контент, в вашем браузере должен быть установлен плагин (расширение?) Flash. Чтобы войти в систему вам следует включить cookies в настройках вашего браузера. Для наилучшей навигации, сайти RFI совместим со следующими браузерами: Internet Explorer 8 и выше, Firefox 10 и выше, Safari 3 и выше, Chrome 17 и выше...
ЕВРОПА

Лукашенко и экономика: плачевные итоги, «таежный» союз с Россией и рост по приказу

media  
Владимир Путин и Александр Лукашенко, 26 декабря 2017. putnik/Alexei Druzhinin/Kremlin via REUTERS

Зарплат в 500 долларов белорусы не дождались, ВВП растет в разы медленнее мирового, Евразийский экономический союз не работает, как ожидалось, — Александр Лукашенко недоволен экономическими результатами Беларуси.

Лукашенко и экономика: плачевные итоги, «таежный» союз с Россией и рост по приказу 05/03/2018 - Геннадий Шарипкин (Минск) Слушать

В конце минувшей недели Александр Лукашенко встретился с правительством для разговора о проделанной работе за год и планах на будущее. Об успехах в этот раз глава белорусского государства не говорил. Наоборот, пугал переходом Беларуси в сектор стран третьего мира, ведь «за семь лет мировой ВВП вырос на 25%, в то же время рост ВВП Беларуси не дотянул даже до 6%», признал, что с обещанным ростом средней зарплаты до 500 долларов в месяц не получилось: «у половины — ниже 650 рублей (около 270 евро — RFI), а 10% населения страны смогли заработать не более 300 рублей (чуть больше 120 евро — RFI)». Рост цен для населения, по словам Лукашенко, по-прежнему является проблемой номер один.

Досталось и России, инициатору создания Евразийского экономического союза. По мнению Александра Лукашенко, ЕАЭС работает не так, как планировалось, а последние обвинения Россельхознадзора в манипуляциях с молоком Лукашенко пообещал не оставить без ответа. «Это уже становится смешным. Средства массовой информации у нас ерничают — что это у вас за „таежный“ союз такой, что отношение к странам-членам жестче, чем к другим? Я не говорю про молоко, которое стало наглым политическим инструментом совсем недавно. Даже наш цемент не можем свободно продавать. Вот это экономический союз!» — заявил белорусский руководитель.

Обычно в период выборов в своих странах Минск и Москва избегают взаимных обвинений, но тут традиция прервалась, хотя до избрания президента в России осталось совсем чуть-чуть. «Но искать тут тайные пружины не стоит, — считает директор по развитию Центра Острогорского, политолог Рыгор Астапеня. — Наболело, видимо, у белорусского президента».

Рыгор Астапеня:  «Это не разговор Лукашенко с Путиным, это разговор Лукашенко с какими-то российскими чиновниками. Вряд ли Путин сейчас беспокоится из-за белорусского молока. Думаю, в Кремле есть определенный круг чиновников, которые считают Лукашенко слишком зарвавшимся, поэтому они иногда и продвигают идею „надавить на Минск“. Вспомним недавнюю попытку заставить Беларусь использовать российские порты для транзита белорусской нефтепереработки — эта идея продвигалась министром транспорта России. Это уже привычная форма российско-белорусского союзничества — Минск и Москва конфликтуют, торгуются, вымогают уступки. Победителем в таких спорах чаще выходил Лукашенко, но это было раньше. После того как Минск не показал рвения в поддержке действий России в Украине, Москва перестала щедро инвестировать белорусскую власть — не очень-то и рентабельно. К тому же у Москвы действительно стало меньше денег, да и внутренних забот прибавилось, тем более, выборы на носу».

Беларусь не станет предпринимать демарши в Евразийском экономическом союзе. «ЕАЭС, похоже, это наша судьба», — иронизирует Рыгор Астапеня. Эксперт по вопросам реформы государственной службы и руководитель проекта «Кошт урада» Владимир Ковалкин также замечает, что политической подоплеки в молоке, несмотря на то, что оно названо политическим инструментом, пока не видно.

Владимир Ковалкин:  «Пока Путин, по крайней мере, явных каких-то претензий Лукашенко „не выкатывал“. Может быть, „выкатит“, мы пока этого не знаем, может быть, это пока не на поверхности».

«Публичная выволочка эффектно выглядит, но не гарантирует результат в виде экономического роста», — отмечает Рыгор Астапеня.

Рыгор Астапеня:  «Лукашенко время от времени нужно кого-то публично наказывать, а кто, как не белорусские чиновники, является лучшим объектом наказания. Ну и Лукашенко верит в такую вот мобилизационную экономику, то есть пока не накричишь, эффекта не будет. Чтобы исполнить приказ поднять экономику, чиновники будут хвататься за все — тоже кричать на подчиненных, но и попытки либерализации хоть где-то будут. Тем более, примеры есть — та же легализация криптовалют. Но главная проблема остается в отсутствии политической воли на комплекс реформ — министерства очень по-разному относятся и понимают реформы, кроме того, Лукашенко не хочет роли лидера реформ, ему ближе роль того, кто кричит на подчиненных».

Владимир Ковалкин говорит о внутреннем конфликте Лукашенко — экономическая модель перестала работать, а к новой переходить мешает нелюбовь к свободному рынку.

Владимир Ковалкин:  «Здесь скорее внутриличностный конфликт Лукашенко выходит наружу. Дело в том, что долгие годы (в Беларуси) работала рентная модель — извлечение ренты из природных ресурсов России, эта рента направлялась на инвестиции в госсектор и на покрытие убытков госсектора. Эта модель приказала долго жить уже, наверное, в году 2011-м. В 2014 году были попытки снова через инвестиции разогнать экономический рост, но вот эта вот дохлая лошадь — госпредприятия — к сожалению, не ожила, этот впрыск адреналина в сердце этой самой лошади не возымел никакого эффекта. Поэтому, на мой взгляд, здесь идет речь о внутриличностном конфликте Лукашенко — он привык, что если инвестировать какие-то средства в госпредприятия, то через определенный срок эти предприятия начинают давать некую отдачу, появляется хоть и небольшой, но экономический рост. К сожалению, то, что происходило в нулевых, к концу десятых годов уже не происходит».

По мнению эксперта, Александр Лукашенко до сих пор убежден, что экономика может расти по приказу, хотя в правительстве уже не все разделяют такую точку зрения.

Владимир Ковалкин:  «Экономика не растет по указам, по декретам, по распоряжениям. Для того, чтобы экономика росла, нужны определенные условия. Он (Лукашенко) понимает, ему доносят, что нужно делать, но он на это не согласен. Он хочет по старой модели, а старая модель не работает — вот такой вот конфликт. Мы видим, как изменилось правительство, мы видим, что внутри правительства на уровне министерств экономического блока, их замов уже появились люди, которые понимают, как работать в рыночной экономике, люди, которые способны проводить реформы, пускай вяло, пускай очень осторожно, пускай озираясь на Лукашенко, но они сами стали принимать решения, а не ждать вот этого самого приказа свыше».

Во время совещания Александр Лукашенко просто поставил задачу: «В следующей пятилетке нам кровь из носу надо достичь планки ВВП в 100 миллиардов долларов, только это позволит иметь зарплату 1 тысячу долларов и не скатиться в ловушку бедности». О реформах публично не заявлялось.

В прошлом году ВВП Беларуси составил 54,4 миллиарда долларов. Премьер-министр Владимир Семашко уже откликнулся на слова президента в эфире белорусского телевидения: «Задача выйти на ВВП в 100 миллиардов долларов — очень-очень сложная, но не фантастическая». По словам премьера, такие задачи решаются, «если правильно поставить, правильно организовать дело».

Ссылки по теме
 
К сожалению, время подключения истекло, действие не может быть выполнено.