Слушать Скачать Подкаст
  • *Новости 16h00 - 16h10 GMT
    Выпуск новостей 18/12 16h00 GMT
  • *Передача RFI 16h10 - 17h00 GMT
    Дневная программа 18/12 16h10 GMT
  • *Новости 19h00 - 19h10 GMT
    Выпуск новостей 18/12 19h00 GMT
  • *Передача RFI 19h10 - 20h00 GMT
    Дневная программа 18/12 19h10 GMT
Чтобы просматривать мультимедиа-контент, в вашем браузере должен быть установлен плагин (расширение?) Flash. Чтобы войти в систему вам следует включить cookies в настройках вашего браузера. Для наилучшей навигации, сайти RFI совместим со следующими браузерами: Internet Explorer 8 и выше, Firefox 10 и выше, Safari 3 и выше, Chrome 17 и выше...
ЕВРОПА

Le Monde: Как Евросоюз оказался перед балканской дилеммой

media Глава Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер REUTERS/Francois Lenoir

6 февраля Евросоюз представил стратегию по расширению на Западные Балканы. Сербии и Черногории к 2025 году обещают перспективу вступления в ЕС. Для этого Брюссель требует от двух кандидатов провести реформы. Для остальных стран — Македонии, Албании, Боснии и Герцеговины, а также Косово — перспектива вступления в европейскую семью кажется менее определенной. Французская газета Le Monde рассуждает о том, как ЕС оказался перед балканской дилеммой.

В течение ближайших двух лет страны Западных Балкан получат 500 миллионов евро на проведение реформ. Укрепить правовое государство, улучшить инфраструктуру, побороть коррупцию — это далеко не все, чего Брюссель требует от своих балканских партнеров для сближения. Глава Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер считает, что континенту необходима интеграция этих стран с малоразвитой экономикой.

Однако европейские столицы не так уж и гостеприимны. У стран-членов ЕС — свои заботы, да и срок до 2025 года кажется нереалистичным для такого амбициозного плана реформ. Самая продвинутая на европейском пути страна — Сербия. Вот уже десять лет как она объявила о вступлении ЕС, но до сих демократия этого государства далека от европейских стандартов. Трудно представляется газете Le Monde и перспектива членства Косово, независимость которого до сих пор не признали пять стран Евросоюза. Что же касается Македонии, то она еще не разрешила спор с Грецией относительно названия своего государства. Одним словом, преград на европейском пути достаточно много.

Помимо этого, многие европейские лидеры опасаются, что любое упоминание о расширении ЕС может лить воду на мельницу популистов и евроскептиков в ходе предвыборной кампании. Выборы в Европарламент пройдут весной 2019 года. «Ни одно правительство не готово сделать шаг в этом направлении. В противном случае придется объяснять общественности, что нам придется столкнуться с наплывом рабочей силы, как это было при предыдущих расширениях ЕС», — говорит Энрико Летта, бывший премьер-министр Италии.

После вступления Хорватии в Евросоюз в 2013 году политика расширения ЕС претерпела изменения. В Брюсселе принимают во внимание настороженность европейских стран, которые устали от финансового кризиса и нависшей над евровалютой угрозой. В 2004 году сразу десять стран Восточной Европы стали членами ЕС. Это было самое крупное расширение после падения Берлинской стены. Даже если никто не сомневался в необходимости пополнения европейской семьи, многие до сих пор критикуют то, каким образом это произошло. «Еврокомиссия была ослеплена. Одно дело, когда объединяются 15 стран с сопоставимым уровнем развития. Другое дело — 28», — говорит анонимный источник Le Monde, который наблюдал за процессом расширения.

Французы — одни из ярых критиков «тяжеловесности» Евросоюза. Президент Франции Эмманюэль Макрон требует сократить состав комиссаров до 15, но никто не готов отказываться от своих полномочий. Хотя трудно представить работу Еврокомиссии, когда ЕС будет насчитывать 33 государства.

«Мы должны были принимать все эти страны не одновременно, а постепенно. В ЕС должны были вступить те, кто действительно был готов», — говорит бывший глава правительства Италии Энрико Летта о расширении 2004 года.

Три года спустя вступление Румынии и Болгарии в Евросоюз вызвало не меньше критики. Le Monde пишет, что тогда не был учтен реальный уровень развития этих стран. Франция поддерживала Бухарест, пытаясь сдержать таким образом растущее влияние Германии в Центральной Европе. Прием в европейскую семью автор статьи называет жестом благодарности в отношении этих двух стран за предоставление их воздушного пространства авиации НАТО во время войны в бывшей Югославии.

И все же Болгария и Румыния так и не вступили в Шенгенскую зону. За последние десять лет отчеты по мониторингу Евросоюза в этих двух странах показали, что побороть массовую коррупцию там так и не удалось.

На Балканах Евросоюз заманивал страны европейской перспективой сразу после войны в Косово в 1999 году. «Это было логично, как с точки зрения географии, так и истории. В 1989 году Югославия по уровню экономического развития была ближе к странам ЕС, чем Центральная Европа. ЕС страдает от угрызения совести за то, что после войны проявил пассивность», — говорит Пьер Мирель, бывший представитель Еврокомиссии на Балканах.

Сегодня в отличие от стран Центральной Европы, которые форсированным маршем начали реформы, балканские страны влачат жалкое существование, пишет Le Monde.

«Мы делали вид, что интегрируем их, а они делали вид, что осуществляют реформы», — отмечает Пьер Мирель. Единственной страной, которая прошла все этапы для вступления в ЕС, оказалась Хорватия. Газета подчеркивает, что Брюссель извлек уроки из прошлых кампаний по расширению и в отношении Загреба проявил крайнюю строгость. Сегодня европейские столицы не готовы смягчать критерии по вступлению в ЕС даже в угоду геостратегических императивов.

Ссылки по теме
 
К сожалению, время подключения истекло, действие не может быть выполнено.