Слушать Скачать Подкаст
  • *Новости 16h00 - 16h10 GMT
    Выпуск новостей 18/12 16h00 GMT
  • *Передача RFI 16h10 - 17h00 GMT
    Дневная программа 18/12 16h10 GMT
  • *Новости 19h00 - 19h10 GMT
    Выпуск новостей 18/12 19h00 GMT
  • *Передача RFI 19h10 - 20h00 GMT
    Дневная программа 18/12 19h10 GMT
Чтобы просматривать мультимедиа-контент, в вашем браузере должен быть установлен плагин (расширение?) Flash. Чтобы войти в систему вам следует включить cookies в настройках вашего браузера. Для наилучшей навигации, сайти RFI совместим со следующими браузерами: Internet Explorer 8 и выше, Firefox 10 и выше, Safari 3 и выше, Chrome 17 и выше...
ЕВРОПА

«Отпраздновали независимость, а теперь строим страну» — Косово 10 лет

media Косовцы готовятся к годовщине, 16 февраля 2018 год REUTERS/Ognen Teofilovski

17 февраля Косово отмечает десятилетие независимости от Белграда. В конце 90-х в этом автономном крае Сербии вспыхнул вооруженный конфликт между югославской армией и албанскими повстанцами, унесший жизни 13 000 человек. Конец кровопролитию положила военная операция НАТО, в результате которой Косово оказалось под международным протекторатом. За десять лет при помощи США и ЕС здесь построили государственные институты, а 115 стран признали независимость республики. Специальный корреспондент RFI в Приштине выяснила, с какими трудностями сталкиваются жители Косова на пути к самостоятельности.

«Косово становится нормальной страной»

Десять лет спустя после провозглашения независимости под стенами косовского парламента снова акция, но не праздничная. 31 января этого года в Приштине граждане вышли на массовые протесты против загрязнения воздуха, которое достигло критической отметки. «Спасем Приштину!», «Не травите нас» — скандируют участники акции. Власти временно запретили грузовым машинам въезжать в город, однако эту меру протестующие называют недостаточной. Воздух в Приштине загрязняют две угольные электростанции, расположенные в пригороде столицы. Несколько сот человек, в том числе и полицейские пришли на акцию в защитных масках. «Отпраздновали независимость, а теперь строим страну», — говорит один из ее участников.

«Мы в числе самых загрязненных городов мира. Людей волнует то, каким воздухом будут дышать наши дети. В Косово половина населения — моложе 25 лет. Если люди выходят на протесты из-за грязного воздуха, это значит, что Косово становится нормальной страной, — говорит автор телепрограммы «Жизнь в Косово» Йета Джара, основательница «Балканской сети расследований (BIRN).

Сегодня Йета рада тому, что косовцы беспокоятся о проблемах экологии и здравоохранения, и уже не приходится думать о выживании и угрозе уничтожения албанцев в Косово. Это говорит о том, что война в прошлом, но проблемы остаются, и они стали сложнее.

Попытка снять с себя судимость

Многие из сегодняшних проблем так или иначе связаны с войной. В конце декабря 2017 года 43 депутата из правящей коалиции выступили с инициативой упразднить Специальный суд по военным преступлениям. Инициативу поддержали действующие власти. В прошлом, занимая должность заместителя премьер-министра, президент Хашим Тачи убеждал депутатов внести поправки в Конституцию, чтобы создать этот трибунал. Что и было сделано два с половиной года назад под давлением ЕС и США. Создать Специальный суд по Косово решили после того, как в 2010 году эмиссар Совета Европы Дик Марти обнародовал доклад о преступлениях, «совершенных членами Армии освобождения Косово (АОК) в отношении этнических меньшинств и политических противников в 1998–2000 годах». Действовать суд будет в Гааге, но на основании законов Косово.

По информации местных СМИ, в списках суда уже числятся около 60 бывших командиров и членов АОК, в том числе и родственники высших лиц государства.

Бывший лидер и депутат оппозиционного движения «Самоопределение» Альбин Курти считает, что власти изначально поддержали суд, полагая, что их судебный процесс не коснется.

«Несколько месяцев назад Хашим Тачи заявил, что у него была договоренность с международным сообществом. Она заключалась в признании независимости Косова новыми странами, в предоставлении визовой либерализации, членстве в ЮНЕСКО и т. д. Сейчас он говорит, что выполнил свою часть договоренностей, а международное сообщество — нет. Он таким образом признался, что у него были секретные переговоры, имевшие отрицательный результат… Он скорее всего попытается добится устранения не самого суда по Косово, а своего имени из его списков», — говорит политик.

Попытка предотвратить создание Специального суда спровоцировала жесткую реакцию со стороны Запада. Франция, Германия, Италия, Великобритания и США пригрозили прекратить партнерство с Приштиной. Косовская общественность также не осталась безучастной. Не желая оказаться в еще большей международной изоляции, активисты подписали петицию с требованием не упразднять суд.

Журналист Йета Джара уверена в том, что ответственные за военные преступления должны быть наказаны, однако создание специального суда она считает «очередным экспериментом над Косово», как и те, что проводились миссией ООН и ЕС за последние 18 лет. В успех их работы журналист не верит. Основными спонсорами «Балканской сети расследований» (BIRN), в которой работает Йета Джара, являются Еврокомиссия и ряд европейских стран, но это ничуть не смягчает критики журналиста в адрес Запада.

«Эта бюрократия обосновалась здесь ради собственных командировок и зарплат, а не ради справедливости для населения. Доклад Дика Марти был обнародован в 2010 году, а суд до сих пор ничего не сделал. Мы начинаем терять веру. Проблема не в том, почему некоторые депутаты против этого суда, а в том, почему этот суд создается через восемь лет после обнародования доклада. Как если бы журналист делал расследование ине опубликовал его результат. Источники перестанут ему верить. Вот и жертвы тех преступлений, зная, какой коррумпированной может быть наша система юстиции, сомневаются в том, а не заплатили ли, чтобы замедлить процесс», — возмущается Йета Джара.

Президент Косова Хашим Тачи, 13 февраля 2018 год. REUTERS/Hazir Reka

Разочарование на пути к Европе

Несмотря на всеобщее разочарование, Косово до сих пор остается прозападным государством. В Приштине часто можно встретить американские флаги, на крыше гостиницы «Виктория» возвышается маленькая копия статуи «Свободы», а центральный бульвар столицы, названный в честь Билла Клинтона, пересекается с улицей имени Джорджа Буша, при котором США признали независимость Косово. Политолог Кренар Гаши говорит, что у людей сохранилось чувство глубокой благодарности по отношению к США и ЕС, которые помогли восстановить Косово. Здесь почти не осталось заметных следов прошедшей войны.

«В этом регионе Косово — единственное государство, у которого нет рычага давления в отношениях с международным сообществом. Наша политика ориентирована на ЕС и США. Косовские власти пытаются использовать вопрос Специального суда для создания себе такого механизма рычага. А ЕС этот суд нужен для того, чтобы после неудачной последней миссии сохранить лицо и имидж success story в регионе», — говорит политолог Кренар Гаши.

Косово объвило курс на вступление в ЕС и НАТО. Здесь  расплчиваются в евро. Однако до сих пор пять стран-членов Евросоюза (Греция, Испания, Кипр, Румыния и Словакия) не признали независимость Косово. И хотя ЕС по-прежнему остается крупнейшим инвестором в Косово, сигналов к сближению из Брюсселя не поступает. 6 февраля Еврокомиссия представила новую стратегию по расширению ЕС на Западные Балканы. В ней отмечены шаги, необходимые для завершения процесса вступления Сербии и Черногории в Евросоюз к 2025 году. Об интеграции Косова ничего не сказано. Нет упоминания и об отмене виз. Прежде чем отменить визы, европейские власти требуют от Приштины побороть коррупцию и ратифицировать соглашение по демаркации границы с Черногорией.

«Мы очень разочарованы результатом работы европейской миссии (с годовым бюджетом 18 млн евро). Она шесть лет расследовала здесь крупные коррупционные дела, а мы все еще продолжаем слышать от тех же властей ЕС, что мы не можем из-за коррупции получить визы. Особенно страдает молодежь, люди искусства, журналисты, бизнес-сообщество, весь средний класс. Процесс получения визы очень унизительный, люди часами ждут на холоде, чтобы сдать документы. Это, конечно же, не делает людей более проевропейски настроенными», — говорит Йета Джара.

Из всех стран Западных Балкан Косово — единственное государство, граждане которого не могут свободно ездить в ЕС. Разочарование вызвано и социальными трудностями. Косово — одна из самых беднейших стран Европы. Треть населения безработные, а каждый десятый живет за чертой бедности. На этом фоне решение премьер-министра удвоить свою зарплату после прихода к власти в конце декабря прошлого года вызвало резкие протесты в обществе. Увеличение своей зарплаты с полутора до трех тысяч евро Рамуш Харадинай мотивировал потребностью купить новую одежду. «Мне нужен галстук, рубашка, я же не могу идти на работу в чем попало», — заявил он. В ответ на это активисты вывесили в знак протеста триста галстуков на забор здания правительства.

Жительница Косово с албанским флагом. Косово, 16 февраля, 2018 год. REUTERS/Ognen Teofilovski

Албанский флаг, паспорт с «безвизом» и выход к морю

Волна критики обрушилась на премьер-министра и после того, как 12 января, в ходе рабочего визита в столицу Албании Тирану, он получил албанский паспорт. Таким образом Рамуш Харадинай, в отличие от своих сограждан, оказался в привилегированном положении. Он теперь может пользоваться безвизовым режимом, действующим между Албанией и ЕС. Албанский премьер-министр неоднократно говорил о возможном объединении с Косово, а в 2015 году назвал этот процесс неизбежным. Радикально настроенные косовские албанцы действительно мечтают о Великой Албании.  А сербское меньшинство отвергает власть Приштины и хочет быть частью Сербии. «Если послушать ярых националистов с обеих сторон, то Косова вообще не должно быть как государства», — говорит политолог Кренар Гаши.

Проблема идентичности в Косово по-прежнему актуальна как для сербов, так и для албанцев, которые составляют 90% населения. Даже десять лет спустя после провозглашения независимости вопрос о том, считаете ли вы себя косовцем, вызывает неоднозначные реакции. На улицах Косова можно увидеть чаще албанский, чем косовский флаг. Он развевается лишь над государственными учреждениями и зданиями гостиниц. Но флаг — это не паспорт. Албанский черный орел на красном фоне — это история о «запретном плоде» еще в эпоху Югославии. После развала флаг появился везде, где жили албанцы и где этот символ был запрещен.

«Албанцы живут в Черногории, Македонии, Греции… У Албании нет монополии на использование этого флага. Он существовал еще до того, как Албания стала государством», — объясняет Йета Джара.

Большинство жителей Косова не хотят быть ни сербским краем, ни албанской провинцией. Променять отвоеванную десять лет назад независимость не готовы даже на «безвиз» и выход к морю. То, что есть у Албании и нет у Косова.

 
К сожалению, время подключения истекло, действие не может быть выполнено.