Слушать Скачать Подкаст
  • *Новости 15h00 - 15h10 GMT
    Выпуск новостей 21/08 15h00 GMT
  • *Передача RFI 15h10 - 16h00 GMT
    Дневная программа 21/08 15h10 GMT
  • *Новости 18h00 - 18h10 GMT
    Выпуск новостей 21/08 18h00 GMT
  • *Передача RFI 18h10 - 19h00 GMT
    Дневная программа 21/08 18h10 GMT
Чтобы просматривать мультимедиа-контент, в вашем браузере должен быть установлен плагин (расширение?) Flash. Чтобы войти в систему вам следует включить cookies в настройках вашего браузера. Для наилучшей навигации, сайти RFI совместим со следующими браузерами: Internet Explorer 8 и выше, Firefox 10 и выше, Safari 3 и выше, Chrome 17 и выше...
ЕВРОПА

«Дело Регнума»: как в Беларуси наказали публицистов российских изданий

media  
Суровый приговор авторам «Регнума» мог подпортить наступившее затишье в белорусско-российских отношениях, но и отпустить просто так подсудимых Минск не мог. На фото: Владимир Путин (слева) и Александр Лукашенко, 26 декабря 2017. Alexei Druzhinin/Kremlin via REUTERS

Белорусские авторы российских ресурсов находились в СИЗО более года — с декабря 2016-го, суд счел их виновными в разжигании национальной вражды, но дал трехлетнюю отсрочку в исполнении приговора — каждый получил по пять лет лишения свободы.

«Дело Регнума»: как в Беларуси наказали публицистов российских изданий 05/02/2018 - Геннадий Шарипкин (Минск) Слушать

Авторов информагентства «Регнум» (они также публиковались на ресурсах «Лента.ру» и «Евразия Дейли») задержали в разгар нефтегазового конфликта с Москвой, сопровождавшегося выпадами в российских СМИ против политики союзника. В обиходе дело историка Юрия Павловца, главного редактора журнала «Новая экономика» Сергея Шиптенко и сторожа из Бреста Дмитрия Алимкина получило название «дело Регнума» — российское агентство активно пропагандирует идеи «русского мира», возрождения Российской империи, не забывая и о величии (в своем понимании) Советского Союза.

Публицисты из Беларуси сомневались в действительном союзничестве Минска с Москвой, обвиняли белорусских чиновников в прозападных настроениях, писали об искусственной государственности страны. Вот какие цитаты из статей обвиняемых фигурировали в суде: «белорусский язык никому не нужен, кроме обезумевшего недогосударства, стремящегося свернуть себе шею на Майдане по примеру соседей»; «в Беларуси все русское последовательно уничтожается»; «в белорусском языке даже нет всех слов, чтобы высказаться»; «абсолютное большинство белорусов хочет объединиться со своей исторической родиной — Россией».

Республиканская экспертная комиссия при Министерстве информации в этих статьях установила попытку разжигания национальной розни: «определяют историю Беларуси как мифическую, белорусский язык — как мертвый, нацеливаясь на российскую аудиторию читателей для формирования враждебного отношения к белорусам как к чуждой группе, занижая их значимость и дискриминируя», «оценивают проводимую белорусскими властями политику как антироссийскую и направленную на дискриминацию русскоязычного населения Беларуси и пророссийски настроенных граждан, создают у российских читателей чувство возмущения в отношении властей Беларуси».

Авторам грозило до 12 лет лишения свободы. Но фон изменился — Минск и Москва уладили свой очередной нефтегазовый спор, резких выпадов в адрес друг друга поубавилось. Российское руководство практически не говорило об этом процессе — можно вспомнить разве что обращение пресс-секретаря МИД России Марии Захаровой к белорусской стороне о «максимально ответственном» подходе при рассмотрении «дела Регнума». Суровый приговор мог подпортить наступившее затишье в белорусско-российских отношениях, но и отпустить просто так подсудимых — после года отсидки в СИЗО — Минск не мог.

Авторы «Регнума» были отпущены на свободу в зале суда — сразу после оглашения приговора: пять лет лишения свободы каждому с отсрочкой исполнения наказания на три года. Осужденные намерены обжаловать приговор. При этом, как заявил журналистам один из фигурантов дела Сергей Шиптенко, он не ожидал столь мягкого приговора. Осужденный считает процесс «неадекватной реакцией» на статьи свои и коллег.

Сергей Шиптенко: «Там (в СИЗО) не курорт, но я не чувствую себя раздавленным. Я не провожу редакционную политику, я высказываю свои взгляды, свое отношение к тем явлениям, которые мы все наблюдаем. Кому-то не нравится мое отношение к этим явлениям, но… реакция неадекватная на то, что написано, на то, что высказано. Я надеюсь, что те фундаментальные гражданские права и свободы, которые дались нам столь дорогой ценой, не будут утеряны, и в конечном итоге мы все сделаем правильные выводы из того, что произошло. Я никогда не акцентировал свое внимание на конкретно какой-то персоне, я всегда обращал внимание на явления, которые происходили, как таковые».

Сергей Шиптенко заявляет, что не поменял свои взгляды и продолжит их излагать, только «более аккуратно». Уезжать из Беларуси осужденный не собирается.

Сергей Шиптенко: «Я не намерен скрывать свои взгляды и в дальнейшим. Другое дело, что я, наверное, буду аккуратнее их высказывать. Я принципиального своего отношения не изменил. Что касается диалога, то я думаю, что его из тюремной клетки вести очень сложно, и это не та площадка, где стоит обмениваться мнениями, нужны цивилизованные форматы диалога и обсуждения вполне очевидных всем проблем и процессов. Как только мы начнем общаться цивилизованно, тогда, может быть, мы приблизимся к решению достаточно острых и давних проблем».

Отметим, что процесс вызвал дискуссию среди активной общественности, правозащитников, журналистов. С одной стороны, агрессивные выпады авторов одиозных в глазах белорусской демократической общественности ресурсов, с другой стороны, уголовное преследование за высказывания публицистов. Как стало известно RFI, Белорусская ассоциация журналистов не смогла принять официальное заявление по приговору из-за разности позиций членов правления БАЖ. «Репортеры без границ» осудили приговор. Сразу после его оглашения представитель «Репортеров без границ» Александр Янусик заявил RFI, что организация остается на прежней позиции — процесс, заключение под стражу и приговор неадекватны действиям подсудимых.

Александр Янусик: «Хорошо, что их выпустили. С другой стороны, плохо, что этот процесс вообще имел место. Позиция („Репортеров без границ“) не изменилась: оснований криминального преследования фактически не было, их действия не привели к насилию и не могли привести к насилию».

По мнению Андрея Поротникова, координатора аналитического проекта Belarus Security Blog, само появление уголовного дела объясняется не проснувшимися вдруг патриотическими чувствами белорусского руководства, а имиджем «Регнума» — ресурса, пусть и чрезмерно агрессивно, но работающего с позволения и одобрения Кремля на пространстве бывшего СССР во имя возрождения великой России.

Андрей Поротников: «Тут есть такой момент, что „Регнум“ — сложно сказать, насколько это обоснованно — ассоциируется с определенными кругами в Кремле. То, что „Регнум“ допускал такие высказывания, воспринималось как проявление умонастроений в российских верхах, чуть ли не какой-то такой официальный дискурс. И возникла необходимость обозначить красную линию, за которую переходить нельзя, что и было сделано. Вопрос в самом факте, что это (статьи осужденных) звучало с территории Беларуси».

По мнению аналитика, «дело Регнума» — исключительно политическое.

Андрей Поротников: «То, что они год сидели, это вопрос — что это было? Я думаю, что изначально это дело возникло не как правовое явление, а как политическое. Соответственно, и решение по нему — тоже решение политическое. Это решение мог принять только один человек. Оно было принято, и результат мы увидели. Кстати, результат не такой уж легкий с точки зрения этих людей, они получили пять лет с отсрочкой на три года. Это значит, что в течение этих трех лет они будут находиться под контролем, в их отношении будут действовать ограничения, эти ограничения могут быть достаточно жесткими. И по истечении этих трех лет будет решаться вопрос, что с ними делать дальше. И в качестве одного из вариантов решения возможно направление для отбывания наказания на пять лет в места лишения свободы. Безусловно, это решение будет базироваться на определенных фактически обстоятельствах, насколько они будут соблюдать наложенные на них ограничения, не допустят ли они каких-то новых преступлений, правонарушений административного характера. И второй момент, что никто им не позволит стать какими-то публичными персонами. То есть любая попытка пропиариться, выступить в качестве каких-то публичных деятелей будет очень жестко и максимально быстро пресечена. То есть это знак всем остальным, что власть может действовать достаточно жестко в отношении тех людей, которых она заподозрила в связях с Кремлем и которые пытаются играть в кремлевских интересах. Это очень четкий знак».

Как замечает Андрей Поротников, запугивание пророссийских активистов — это не решение проблемы для белорусской власти, «страх быстро проходит». Тогда, по словам эксперта, либо будут новые процессы, подобные делу «Регнума», либо официальный Минск «выстроит систему, которая не допустит появления таких выпадов в принципе».

Андрей Поротников: «Я все-таки думаю, что они попытаются выстроить какую-то систему, связанную с ограничением распространения из России негативной информации, информации, которая может быть воспринята как противоречащая интересам официального Минска, с одной стороны, и с другой стороны, они попытаются сформировать, они уже пытаются, свой пробелорусский дискурс на российском информационном поле».

Андрей Поротников напоминает, что осенью прошлого года при Совете безопасности Беларуси был создан комитет по обеспечению национальных интересов в информационном пространстве, в который вошли представители органов исполнительной власти, основных государственных СМИ и структур, которые отвечают за кибербезопасность. Скорее всего, по мнению эксперта, этот комитет и попытается вести «системную работу с людьми, которые здесь рассматриваются в качестве пророссийских активистов». При этом Андрей Поротников сомневается в большой эффективности такой работы, особенно если России понадобится задействовать всю мощь своей отлаженной пропагандистской машины, а не нескольких не самых популярных интернет-ресурсов.

Ссылки по теме
 
К сожалению, время подключения истекло, действие не может быть выполнено.