Слушать Скачать Подкаст
  • *Новости 15h00 - 15h10 GMT
    Выпуск новостей 14/10 15h00 GMT
  • *Передача RFI 15h10 - 16h00 GMT
    Дневная программа 14/10 15h10 GMT
  • *Новости 18h00 - 18h10 GMT
    Выпуск новостей 14/10 18h00 GMT
  • *Передача RFI 18h10 - 19h00 GMT
    Дневная программа 14/10 18h10 GMT
Чтобы просматривать мультимедиа-контент, в вашем браузере должен быть установлен плагин (расширение?) Flash. Чтобы войти в систему вам следует включить cookies в настройках вашего браузера. Для наилучшей навигации, сайти RFI совместим со следующими браузерами: Internet Explorer 8 и выше, Firefox 10 и выше, Safari 3 и выше, Chrome 17 и выше...
ЕВРОПА

Озолотят ли Беларусь биткоины

media  
Белорусский Парк высоких технологий 11 декабря 2017 REUTERS/Vasily Fedosenko

Лидеры белорусского IT-бизнеса грезят о восточноевропейских Сингапуре и Гонконге, эксперты сомневаются в том, что декрет о развитии цифровой экономики станет спасением для Беларуси — риски, по их мнению, превышают пока не совсем очевидные выгоды.

Декрет № 8 разрешает резидентам белорусского Парка высоких технологий (местного варианта Кремниевой долины) практически все. Подписанный накануне нового года закон делает Беларусь первым государством, в котором легализуются и законодательно регулируются все новинки IT-сферы — криптовалюты, токены, технология блокчейн, смарт-контракты, беспилотные автомобили. Декрет предусматривает использование элементов английского права, продлевает налоговые льготы для резидентов ПВТ. Один из главных идеологов нового закона, IT-бизнесмен Виктор Прокопеня, называет декрет «наиболее захватывающей законодательной инициативой Беларуси нашего поколения» и предрекает стране скорое превращение в европейский Сингапур. Коллеги Прокопени также отметились «эйфорическими» постами о декрете в соцсетях. Но один из аргументов IT-бизнеса в пользу декрета — мол, невиданная либерализация этого сектора вынудит к переменам и развитию всю экономику — резко критикуется белорусскими экономистами.

Финансовый аналитик компании Alpari Вадим Иосуб называет революционной «попытку прописать в законодательстве и легализовать некоторые вещи». Возможно, именно эта попытка и вызывает эйфорию, но, отмечает эксперт, «нужна еще масса подзаконных актов, масса разъяснений, чтобы понять, как это работает и будет ли это работать вообще».

Вадим Иосуб: Что касается продления и углубления льгот ПВТ, тоже, мне кажется, радоваться особо нечему. Льготы такого рода вряд ли можно было бы распространить на всю экономику: и льготу по налогам на юрлиц, серьезные льготы на подоходный налог, на отчисления в ФСЗН (Фонд социальной защиты населения — RFI.). Но, по крайней мере, было бы логично, если бы попробовали эти льготы распространить хотя бы на всю отрасль IT, а не на этот островок внутри этой отрасли под названием ПВТ. То есть, много вопросов с точки зрения логики, с точки зрения банальной справедливости. Кстати говоря, даже один момент, что касается подоходного налога. Ну, схема осталась прежней, что люди зарабатывают, сколько зарабатывают, а подоходный налог и ФСЗН, кстати, платят не со своей зарплаты, а со средней зарплаты по стране. Ну, вообще говоря, насколько я представляю, в мире было две модели обложения физических лиц. Есть прогрессивная модель, то есть чем больше доход, тем больше процент налога. Есть плоская шкала, как сейчас у нас, — независимо от дохода платишь 13%. А тут, похоже, введен, на самом деле даже не сейчас, а еще прошлая версия законодательства о ПВТ, регрессивный налог. То есть, те, кто входят в ПВТ, больше зарабатывают, но при этом меньше отчисляют, меньше в процентном выражении отчисляют. В некоторой степени это достаточно революционно.

Что касается новых технологий, токенов и биткоинов, то Вадим Иосуб не уверен, что «это может что-то дать стране в целом и IT-сектору в частности». А риски весьма велики.

Вадим Иосуб: Собственно, тут есть два варианта. Либо ничего вообще из этого не получится, ничего делаться не будет, либо, наоборот, в этом направлении что-то получится, но в этом случае есть серьезные риски получить "черную метку" от мировых регуляторов с точки зрения отмывания, с точки зрения финансирования абсолютно непонятных и непрозрачных целей. Если же оставить в стороне эти блокчейновые и криптовалютные технологии и говорить о секторе IT вообще, о том, что там новое законодательство не требует мокрых печатей, дает английское право, не надо бумажных документов, это может привести к развитию продуктовые модели, — вообще говоря, да, может. И может быть, выручка этого сектора увеличится с одного миллиарда, как оценивается в нынешнем году, скажем, до двух. Но ждать, что Беларусь станет криптостраной и одна IT-отрасль здесь будет кормить всех, ждать то, что это может заменить для нас машиностроение, сельское хозяйство и так далее, я не стал бы. То есть забывать о другой экономике тоже не стоит и что-то с ней делать, как-то решать ее проблемы тоже нужно — этот декрет не решает всех проблем страны.

Глава Ассоциации малого и среднего предпринимательства, юрист Сергей Балыкин не уверен в действительной свободе бизнеса, которую несет, по убеждению представителей IT-сектора, этот декрет.

Сергей Балыкин: Прежде всего самый главный минус заключается в том, что решение о целесообразности либо нецелесообразности включения некоего предприятия в состав резидентов Парка высоких технологий и предоставления соответствующих льгот происходит по решению чиновников, по решению администрации ПВТ. Это мешает свободе предпринимательства, то есть все-таки мы попадаем в некую зависимость от чиновников — они не являются предпринимателями, они не могут предсказать, какой проект выстрелит, какой проект принесет успех, а какой не принесет.

Эксперт по вопросам реформы государственной службы и руководитель проекта «Кошт урада» ("Стоимость правительства" —RFI) Владимир Ковалкин считает, что в декрет заложен коррупционный риск.

Владимир Ковалкин: Вопрос не о том, будет ли развиваться IT-отрасль в стране, вопрос, что будут владельцы бизнесов, которые смогут попасть в ПВТ на каких-то условиях. Как мы видим, сам декрет обсуждался абсолютно за закрытыми дверьми, он не публиковался нигде в интернете. Будет ли прозрачной и открытой деятельность резидентов ПВТ? Мне кажется, здесь даже загадывать не стоит, если уж законопроект был так закрыт. Вырастают коррупционные риски, потому что есть налоговые преференции, соответственно, резиденты ПВТ захотят их сохранить, те, кто пожелает войти в ПВТ, захотят их получить — здесь есть повод для кулуарного торга и для, собственно говоря, коррупции.

Белорусский Парк высоких технологий 11 декабря 2017 REUTERS/Vasily Fedosenko

Следует отметить, что средняя зарплата в Беларуси не достигает 500 евро, тогда как в IT-секторе получают и по нескольку тысяч, подчеркивает Владимир Ковалкин.

Владимир Ковалкин: Невозможно создать две Беларуси — это обязательно выльется в негодование людей, поскольку это нарушает в принципе тот социальный контракт, социальный договор, который существует в Беларуси. Получается, что люди, которые зарабатывают больше, платят налогов меньше. С обществом этот вопрос власть и бизнес так и не обсудили. Здесь может быть напряженность социальная — люди будут недовольны этим положением вещей, когда учитель, врач зарабатывает мизер, а при этом программист, руководитель, бизнесмен из ПВТ зарабатывают тысячи, а владельцы бизнесов и миллионы долларов, платят гораздо меньше налогов. Безусловно, все это отразится и уже отражается на рынке трудовой силы в Беларуси. Сегодня врачи, учителя, медсестры активно переучиваются на тестировщиков и программистов. В результате мы не получим ни квалифицированных «айтишников» внутри отрасли и при этом потеряем людей в других отраслях. То есть вот такие вот искусственно созданные оазисы для бизнеса на первый взгляд кажутся выгодными, ну, мол, протестируем здесь и сделаем (потом) для всей Беларуси. Но по факту они приводят к большим искажениям на рынке труда, к очень большой несправедливости, которая ощущается среди большинства населения, и они приводят к росту коррупционных рисков — все хотят не платить налоги и за эту возможность вполне готовы делиться с теми, кто принимает решения.

Эксперт отмечает, что власти Беларуси вместо реформирования экономики с ее убыточным госсектором снова ищут волшебный драйвер роста.

Владимир Ковалкин: Сама идея палочки-выручалочки и красной кнопки, которая вытащит всю экономику с помощью какого-то хитро придуманного способа, — она не ушла никуда. Программистов, если сравнить по количеству с рабочими, с учителями, с врачами, со всей экономикой, их — мизер, внутри ПВТ их работает около 25 тысяч. Что такое 25 тысяч на три с половиной миллиона трудоспособного населения в Беларуси? Даже если представить себе, что все остальные люди начнут как-то обслуживать этих программистов... ну, программисты столько денег не заработают, чтобы купить все эти сервисы, да и не нужны они. IT-отрасль с точки зрения трудоустройства и влияния на всю остальную экономику драйвером никогда не станет. Это будет небольшой клуб, достаточно богатый, достаточно закрытый, и это будет, безусловно, что-то вроде Мумбая, когда будет богатый некий финансовый центр — и вокруг нищета, низкие заработки, и, что самое интересное, с этих людей (вокруг) будут брать максимум налогов для того, чтобы поддерживать что-то, какую-то видимость государственной деятельности. Это офшор, правовой офшор внутри страны.

Владимир Ковалкин также говорит о рисках в применении новых технологий.

Владимир Ковалкин: Еще большой вопрос, как на это посмотрит Россия (потому что, безусловно, создание таких налоговых преференций не в интересах России), и как посмотрит на это Евросоюз. Там еще будет огромное количество вопросов к блокчейну. Я имею в виду не технологию блокчейна, а криптовалюты — биткоин и прочие. Здесь важно отличать технологию от применения этой технологии. Сложно отследить транзакции, потому что все зашифровано, и очень большой вопрос, как на это будут смотреть ЕС и Россия, не получим ли мы со стороны России очередные торговые войны, а со стороны ЕС дополнительные санкции. Даже без нашего желания какая-нибудь террористическая группировка через биткоин, эфириум или еще какую-нибудь валюту сделает транзакцию, и эта транзакция пройдет через Беларусь куда-то и потом через эту транзакцию будет куплено оружие, благодаря которому совершится теракт. Я думаю, что Европейский союз долго терпеть такое не будет. И вроде бы как выигрывая в краткосрочном периоде, стратегически мы имеем такие риски, что мы можем убить всю остальную экономику, просто попытавшись создать такой офшорчик внутри страны. Мне абсолютно очевидно, почему бизнесмены внутри ПВТ лоббируют это — им это выгодно, мне абсолютно непонятно, почему власти идут на это. Очевидно, что это вредит в долгосрочном периоде и обществу, и государству. И создает огромные риски.

Стоит отметить, что инвестором некоторых IT-проектов Прокопени выступает российский миллиардер Михаил Гуцериев, чья деятельность вызывает вопросы у Госдепартамента США.

Владимир Ковалкин, как и многие его коллеги, сомневается, что декрет выполнит одну из своих главных задач — привлечь крупнейших мировых IT-игроков в белорусскую Кремниевую долину.

Владимир Ковалкин: Здесь деньги не оставляют даже те игроки, которые здесь находятся. Если посмотреть на структуру капитала, все компании находятся за границей, тот же «Мир танков» находится на Кипре. Почему сюда не пойдут важные игроки? Очень просто — соотношение рисков и выгод таково, что даже при больших выгодах риски потерять капитал внутри Беларуси перевешивают желание выиграть. Сюда могут пойти только предприниматели авантюрного склада, которые готовы мириться с очень высокими рисками и при этом зарабатывать очень большие деньги. Как правило, такие люди делают ставку на личные договоренности с чиновниками. Да, внутри ПВТ — особый правовой режим, но никто же не отменял правовой режим в Беларуси, никто же не отменял возможности Следственного комитета — приехать внутрь ПВТ, арестовать оборудование, активы, посадить человека в тюрьму и держать его там до тех пор, пока он сам все не отдаст. Поэтому ожидать, что здесь штаб-квартира "Фейсбука", "Гугла", "Майкрософта" появится — абсолютно не стоит. Они предпочтут более дорогие юрисдикции, но с меньшими рисками и большей предсказуемостью, предпочтут, скорее, Ирландию, где английское право, где независимый суд и сравнительно низкие налоги по сравнению с другим миром. Пускай немного выше, чем в белорусском ПВТ, но достаточно низкие.

Декрет вступает в силу в марте этого года, но рынок труда уже реагирует, в одном из минских университетов, например, открывается новая программа под названием «Криптовалюты и деривативы». Будут ли востребованы новые кадры — покажет время и статистика сделок на будущих криптобиржах.

 
К сожалению, время подключения истекло, действие не может быть выполнено.