Слушать Скачать Подкаст
  • Новости 16h00 - 16h10 GMT
    Выпуск новостей 24/11 16h00 GMT
  • *Эфир RFI 16h10 - 17h00 GMT
    Дневная программа 23/11 16h10 GMT
  • Новости 19h00 - 19h10 GMT
    Выпуск новостей 23/11 19h00 GMT
  • *Эфир RFI 19h10 - 20h00 GMT
    Дневная программа 23/11 19h10 GMT
Чтобы просматривать мультимедиа-контент, в вашем браузере должен быть установлен плагин (расширение?) Flash. Чтобы войти в систему вам следует включить cookies в настройках вашего браузера. Для наилучшей навигации, сайти RFI совместим со следующими браузерами: Internet Explorer 8 и выше, Firefox 10 и выше, Safari 3 и выше, Chrome 17 и выше...
ЕВРОПА

Почему учения «Запад-2017» стали головной болью для властей Беларуси

media  
Замминистра обороны Беларуси Олег Белоконев на презентации учений "Запад-2017" 29 августа 2017 REUTERS/Vasily Fedosenko

Ажиотаж последних недель вокруг российско-белорусских учений «Запад-2017» уже и Александра Лукашенко заставил призвать белорусское Министерство обороны: «Хватит оправдываться — оборонительный характер наши учения носят, еще что-то». Почему регулярные военные учения стали для Минска головной болью и ударом по имиджу страны-гаранта региональной безопасности? На этот вопрос RFI ответили белорусские политологи и военные эксперты.

Совместные учения пройдут с 14 по 20 сентября. На территории Беларуси будет задействовано чуть более 10 тысяч человек, от России — всего лишь 3 тысячи. 370 единиц бронетанковой техники, в том числе около 140 танков, до 150 единиц артиллерии и реактивных систем залпового огня, более 40 самолетов и вертолетов. Но обеспокоенность возможными провокациями со стороны Москвы с белорусской территории выражали в течение всего года соседи Минска со стороны ЕС и Украина, белорусская оппозиция больше говорит об угрозе потери независимости — не останутся ли российские солдаты в стране значительно больше, чем на неделю учений?

Координатор аналитического проекта Belarus Security Blog Андрей Поротников утверждает, что случилась некоторая невыгодная Минску «омонимия» — регулярное для Беларуси мероприятие включено неуклюжими действиями Москвы в регионе в список угроз всей континентальной безопасности.

Андрей Поротников: Тут произошло смешение вообще событий, потому что есть российско-белорусские учения «Запад-2017» одновременно с которыми на территории России в Западном и Южном военном округах будут проходить российские учения — чисто российские. Причем там целый ряд мероприятий, в которых, по крайней мере со стороны НАТО утверждают официально, что там будет принимать участие, будет задействовано свыше 100 тысяч военнослужащих. То есть по сути Россия будет использовать фактор белорусско-российских учений для демонстрации зависимости Минска от Москвы и для такой своеобразной дискредитации белорусских властей как самостоятельного актора в сфере региональной безопасности. Это и произошло. Поэтому надо очень четко разграничивать: есть белорусско-российские учения, те заявления, которые прозвучали относительно них и с белорусской, и с российской стороны в принципе убедительны, пока нет оснований им не доверять. Я имею в виду то, что эти учения носят традиционно рутинный характер и не являются чем-то из ряда вон выходящим, и соответственно не представляют угрозы соседним государствам. Если взять весь комплекс, если рассматривать их в рамках этой большой ситуации от Северного до Черного моря, то тут есть вопросы, потому что мероприятия предполагаются масштабные, причем Москва идет умышленно на то, чтобы растворить эти белорусско-российские учения «Запад» в своих военных приготовлениях. Я хочу напомнить, что в сентябре в Калининградской, Ленинградской и Псковской областях пройдут учения трех дивизий Воздушно-десантных войск России, которые будут носить наступательный характер — и называться «Запад». То есть если смотреть весь комплекс ситуации, то конечно есть высокая степень неопределенности — и это держит в напряжении. Есть вероятность того, что Москва будет использовать эти масштабные учения как минимум как фактор политического давления (в регионе), но нельзя исключать и политических, информационных провокаций, а возможно и каких-то конкретных действий против Украины, прежде всего на линии разграничения на Донбассе.

Белорусские военные на учениях 25 августа 2017 REUTERS/Vasily Fedosenko

Политический обозреватель Александр Класковский подчеркивает, что основной ажиотаж вокруг учений — в соседних с Беларусью странах, белорусскому обывателю по большому счету это событие малоинтересно, в отличие, допустим, от налога на тунеядцев.

Александр Класковский: Тут отдельный разговор, тут можно подробно анализировать, почему украинские политики и военные делают такие резкие и тревожные заявления, почему польские, почему литовские... Я только подчеркну в двух словах, что здесь тоже много политической игры, на этом стараются получить какие-то дивиденды, ну и как всегда военное лобби хочет побольше ресурсов получить под шум о том, что вот — угроза повышается и мы очень нужны, дайте нам больше оружия. Хотя при этом, безусловно, стоит еще сделать акцент на том, что весь этот ажиотаж. по большому счету, объясняется посткрымским синдромом. Тогда Россия выступила реальным агрессором, и хотя сейчас, на мой взгляд, Путин уже совершенно в другой ситуации, он думает, как выпутаться из под этих санкций, у него тут на носу избирательная кампания и, грубо говоря, не та сейчас ситуация, чтобы на кого-то еще нападать и усугублять свое положение. Но вот этот поскрымский синдром работает и еще будет работать не один год, так что Россия расплачивается сейчас за агрессивные авантюристические шаги, предпринятые против Украины, а Беларусь, как союзник России, расплачивается за этот союз с империей. Потому что сколько бы ни говорили, что Лукашенко — диктатор, а режим — недемократический, да, режим — не белый и не пушистый, мягко говоря, но Беларусь — не империя, это очевидно.

«Да, Лукашенко хотел бы улучшить отношения с Европой, но Россия его переиграла в ситуации с учениями», - отмечает Андрей Поротников.

Андрей Поротников: Белорусские власти изначально хотели использовать эти учения для демонстрации открытости и транспарентности для того, чтобы показать, что у Беларуси есть отличная от России позиция по вопросам региональной безопасности, а Москва с этой позицией считается и ее принимает, и одновременно с этим использовать вот эту открытость и транспарентность как предлог для торга с Западом. Мы вам открытость — вы нам что-то взамен. Москва переиграла полностью, то есть Москва ничего взамен (от Запада) не требовала, но предоставила гораздо больший объем информации, гораздо более конкретную информацию, гораздо больший объем цифр, чем белорусские власти — абсолютно неожиданно для официального Минска. И, соответственно, на текущий момент звучат заявления на уровне заместителей министра иностранных дел стран НАТО о том, что фактор неопределенности белорусско-российских учений «Запад-2017» заключается в том числе и в том, что белорусская сторона предоставляет недостаточный объем информации. В отличие от российской.

Александр Класковский называет нынешнее «братство по оружию» Минска и Москвы, братство с империей, особенно дискомфортным для Александра Лукашенко.

Александр Класковский: В ситуации после Крыма особенно резко проявилось различие интересов руководителей двух стран. Лукашенко, напротив, хотел бы улучшить отношения с Европой, мягко дистанцироваться от России, потому что Россия, грубо говоря, это деградирующая страна со стагнирующей экономикой, у нее почти нет передовых технологий. В этом плане жизненно важен для Беларуси крепкий союз с Западом, с передовыми странами. И поэтому вот эти учения, нынешние, они особенно дискомфортны для Лукашенко. Если раньше и он, наверное, гордился этими учениями, потому что за ядерным щитом России он чувствовал себя уютно и мог поливать, грубо говоря, тот же Запад, Штаты, это было в прежние времена, когда сюда широкая река российских субсидий. Теперь времена изменились — и Лукашенко хотел бы уже с Западом иначе себя вести, но теперь приходится крутиться как ужу на сковородке, быть между двух огней и доказывать, что мы не верблюды, так сказать, что ни на кого мы не собираемся нападать и не дадим использовать свою территорию как плацдарм. То есть тут уже речь надо вести об огромной зависимости Беларуси от России во всех областях, в свое время был взят этот курс на братскую интеграцию, составной частью которой было братство по оружию, если использовать это еще советское клише. Но сегодня братство по оружию становится дискомфортным, оно уже для белорусского президента — источник головной боли.

8 сентября в Минске после призыва политика и бывшего политзаключеннного Николая Статкевича с протестом учениям «Запад-2017» вышло около 300 человек. По соцсетям прокатилась своя акция — вымышленная страна Вейшнория произвела фурор в интернете, у нее появилась своя страница в «Википедии», история, флаг, герб, МИД и население, вставшее в виртуальную очередь за паспортом «вейшнорца». Все дело в том, что Минобороны в этот раз придумало союзной группировке противника на своей территории — Вейшнорию в коалиции с государствами Весбарией и Лубенией. Вейшнории отвели северо-запад Беларуси, регион на границе с ЕС, с большим количеством католического населения и поддержкой лидера Белорусского народного фронта Зенона Позняка на первых выборах президента Беларуси в 1994 году.

 
К сожалению, время подключения истекло, действие не может быть выполнено.