Слушать Скачать Подкаст
  • 15h00 - 15h10 GMT
    Выпуск новостей 19/10 15h00 GMT
  • 15h10 - 16h00 GMT
    Дневная программа 19/10 15h10 GMT
  • 18h00 - 18h10 GMT
    Выпуск новостей 19/10 18h00 GMT
  • 18h10 - 19h00 GMT
    Дневная программа 19/10 18h10 GMT
Чтобы просматривать мультимедиа-контент, в вашем браузере должен быть установлен плагин (расширение?) Flash. Чтобы войти в систему вам следует включить cookies в настройках вашего браузера. Для наилучшей навигации, сайти RFI совместим со следующими браузерами: Internet Explorer 8 и выше, Firefox 10 и выше, Safari 3 и выше, Chrome 17 и выше...
ЕВРОПА

Приднестровское дежавю: Кишинев и Тирасполь готовятся к диалогу

media  
Избранный президент Молдовы Игорь Додон Reuters/Gleb Garanich

Вопрос приднестровского урегулирования возвращается в информационное поле Молдовы в условиях частичного обновления власти на двух берегах Днестра. 13 декабря Конституционный Суд Молдовы признал законным избрание социалиста Игоря Додона президентом страны. Спустя несколько дней в Тирасполе, 16 декабря, состоялась инаугурация новоизбранного лидера Приднестровья Вадима Красносельского.

Урегулирование замороженного с 1992 года приднестровского конфликта было одной из центральных тем президентской кампании Игоря Додона. После победы на выборах Додон выразил желание посетить Приднестровье до своего визита в Москву, где его в начале следующего года будет ждать президент России Владимир Путин.

В интервью «НТВ Молдова» 14 декабря Игорь Додон заявил, что видит разрешение приднестровского вопроса путем реинтеграции Молдовы.

Игорь Додон:  «Я выскажу свою мнение. Я думаю, что все должны понимать, что второго Калининграда не будет. Выход какой (для Приднестровья — прим. RFI), быть частью Украины? Я думаю, что мы легче и лучше найдем общий язык и предоставим специальный статус в рамках Республики Молдова. Я понимаю, что это будет непросто, но я честно считаю, что в течение следующих лет у нас появляется окно возможностей. Я имею в виду соотношение геополитических сил в регионе и не только, которые складываются в последние месяцы, недели и будут складываться и в будущем».

Диаметрально противоположный подход в разрешении приднестровского конфликта использует новоизбранный лидер Приднестровья Вадим Красносельский. В интервью местному телеканалу ТСВ 19 декабря Красносельский напомнил о референдуме, который прошел в Приднестровье в 2006 году. Тогда жители левого берега Днестра высказались за независимость региона с последующим его присоединением к России.

Вадим Красносельский:  «Я хочу сохранить стабильность приднестровского государства и его независимость. А когда идут заявления о федерации, конфедерации и так далее, во-первых, нужно спросить мнение приднестровского народа. А народ четко ответил: за независимость с последующим вектором на Россию, на великую Россию».

Международные переговоры по урегулированию приднестровского конфликта ведутся в формате «5+2», в которых участвуют Москва, Брюссель и Вашингтон. Российский еженедельник «Власть» предполагает, что Приднестровье может стать площадкой для сотрудничества России с Западом.

«Начался новый этап отношений Молдовы и Приднестровья, — сказал „Власти“ экс-глава приднестровского МИДа Валерий Лицкай. — У нас были разные периоды: были хорошие отношения, были ухудшения. Сейчас период больших надежд. Додон и Красносельский никак не связаны с конфронтацией и не несут ответственности за прошлое».

Лицкай уверен, что в ближайшие годы возможности для взаимопонимания и компромиссов появятся не только у Кишинева и Тирасполя, но и на уровне глобальных игроков — России, США и ЕС.

Все же в интервью RFI журналист и бывший советник экс-премьера Влада Филата Игорь Волницкий напомнил — отношения двух берегов Днестра после смены руководства на одном из них всегда переживали оттепель.

В 2001 году новоизбранный президент Владимир Воронин делает громкое заявление — он обещает разрешить Приднестровский конфликт в рекордные сроки — за три месяца.

Игорь Волницкий:  «Мы наблюдаем своего рода дежавю. Если вспомнить 2001 год, когда коммунисты пришли к власти в Молдове конституционным большинством (в парламенте — прим. RFI), Владимир Николаевич Воронин тоже заявил, что с этого момента начинается прогресс в области урегулирования приднестровской проблемы. Пару раз вышел вместе с господином Смирновым, тогдашним тираспольским лидером. Подписывали какие-то документы. В определенный момент сложилось впечатление, что вот-вот поезд сдвинется с места и недалеко до окончательного урегулирования приднестровской проблемы. А что последовало потом? Потом последовали проблемы с румыноязычными школами, которые находятся на левом берегу Днестра, последовала так называемая экономическая блокада Приднестровья, о которой кричали тогдашние власти из Тирасполя, и так далее, и тому подобное. А все это завершилось тем, что процесс переговоров по приднестровскому урегулированию был заморожен на целых шесть лет».

Прерванный переговорный процесс вновь стартовал в декабре 2011 года в Вильнюсе, на основе в том числе мезенбергских соглашений июня 2010 года между тогдашним президентом России Дмитрием Медведевым и канцлером Германии Ангелой Меркель.

Игорь Волницкий:  «Господин Филат пришел к власти в 2010 году. Одним из самых больших достижений, которое рекламировала команда господина Филата, было именно то, что удалось разблокировать переговорный процесс по Приднестровью после шести лет замораживания. И тогда господин Филат последовал по тому же пути, что и господин Воронин. Вместе с новым на тот момент лидером Приднестровья господином Шевчуком ходили на футбольные матчи в Тирасполе, ездили на святую гору Афон и так далее. Телефонные переговоры велись постоянно, и когда создавалось впечатление, что поезд вот-вот тронулся, вернулись к тому, что было и до этого».

Журналист считает, что срыв переговоров каждый раз обусловлен желанием Кишинева вскрыть так называемую «третью переговорную корзину», которая содержит вопрос политического статуса Приднестровья в составе Молдовы.

Игорь Волницкий:  «Между двумя берегами Днестра существуют три большие группы вопросов, которые постоянно обсуждаются. Это социальные, экономические и политические вопросы. Когда кишиневским лидерам хочется создать впечатление, что приднестровское урегулирование движется и не стоит на мертвой точке, они соглашаются решать кое-какие вопросы социального и гуманитарного плана или иногда экономического плана, но не более того. Приднестровским лидерам это выгодно, потому что это хорошо сказывается и на социальной инфраструктуре региона левого берега Днестра, и на благосостоянии граждан левого берега, и на их экономических вопросах. Они идут навстречу, потому что это никак не касается самого статуса Приднестровья, который и является камнем преткновения. Когда же кишиневские лидеры думают, что, решив пару социально-экономических вопросов, можно приступить к более важным вопросам, которые относятся к вопросам политического плана, статуса Приднестровья, перспектив урегулирования, приднестровские лидеры это расценивают как нападки в адрес своей независимости и суверенитета, делают шаг назад и замыкаются в себе. Тогда переговорный процесс заходит в тупик».

Волницкий считает, что на данном этапе в отношениях Кишинева и Тирасполя возможны совместные инициативы или пиар-акции, «создание некоторых иллюзий». «На самом деле ничего не изменится, потому что у приднестровских лидеров нет реальных интересов беседовать с Кишиневом, кроме как с позиции независимости Приднестровья», — заключил Волницкий.

Ссылки по теме
 
К сожалению, время подключения истекло, действие не может быть выполнено.