Слушать Скачать Подкаст
  • *Новости 16h00 - 16h10 GMT
    Выпуск новостей 15/11 16h00 GMT
  • *Передача RFI 16h10 - 17h00 GMT
    Дневная программа 15/11 16h10 GMT
  • *Новости 19h00 - 19h10 GMT
    Выпуск новостей 15/11 19h00 GMT
  • *Передача RFI 19h10 - 20h00 GMT
    Дневная программа 15/11 19h10 GMT
Чтобы просматривать мультимедиа-контент, в вашем браузере должен быть установлен плагин (расширение?) Flash. Чтобы войти в систему вам следует включить cookies в настройках вашего браузера. Для наилучшей навигации, сайти RFI совместим со следующими браузерами: Internet Explorer 8 и выше, Firefox 10 и выше, Safari 3 и выше, Chrome 17 и выше...
Европа

Центр «Вясна»: в чем системная проблема выборов в Беларуси

media  
Валентин Стефанович spring96.org

В Беларуси в воскресенье, 11 сентября, прошли парламентские выборы. По мнению Валентина Стефановича, юриста правозащитного центра «Вясна», эксперта кампании «Правозащитники за свободные выборы», проводимой «Вясной» и белорусским Хельсинским комитетом, обязательства, выдвинутые БДИПЧ ОБСЕ по результатам предыдущих избирательных компаний, не были выполнены, а одной из системных проблем белорусского избирательного законодательства остается досрочное голосование, что приводит к многочисленным нарушениям.

RFI: Сегодня основной день выборов, вечером начнется подсчет голосов. Каковы ваши выводы по результатам вчерашнего дня?

Валентин Стефанович: Мы наблюдали за выборами с самого начала, и по каждому этапу готовили отчет. Вчера закончилось досрочное голосование, мы подготовили отчет по всем пяти дням досрочного голосования, сегодня — основной день выборов, и мы будем получать отчеты от наблюдателей по ходу голосования в этот день и по процедурам подсчета голосов.

Каковы ваши основные выводы по вчерашнему дню?

Вчера мы готовили сводный отчет по пяти дням досрочного голосования и пришли к выводу, что, к сожалению, ничего нового не увидели: процедура досрочного голосования сама по себе остается одной из системных проблем белорусского избирательного законодательства. Рекомендации БДИПЧ/ОБСЕ, которые были сделаны по результатам наблюдения за предыдущими кампаниями, остаются в этом отношении актуальными.

В первую очередь, это связано с тем, что традиционно мы наблюдаем два вида нарушений, характерных именно для парламентских выборов: во-первых, некоторые категории избирателей голосуют в организованном администрацией учреждения, предприятия или местного органа власти порядке. В некоторых случаях это сопровождается методами контроля того, голосуют ли они или нет, угрозами санкций в отношении тех, кто не желает участвовать в голосовании. Это все является традиционным для наших выборов явлением. Поступая таким образом, власти создают почву для разных манипуляций, но, как минимум, это обеспечивает им достаточную явку.

За пять дней досрочного голосования проголосовал уже 31 процент избирателей, это довольно высокий процент — у нас от 20 до 30 процентов голосуют досрочно. Что касается общего количества проголосовавших на выборах вообще, на прошлых президентских выборах, например, явка досрочно составила 48%, то есть почти половина избирателей голосовали досрочно. При этом, в избирательном законодательстве досрочное голосование сформулировано скорее как исключение, нежели правило. Это значит, что проголосовать досрочно могут те избиратели, которые в основной день не смогут находится по месту жительства. Учитывая, что предъявлять какие-либо доказательства невозможности такого присутствия не требуется, власти этим пользуются. В частности, студенты у нас часто в организованном порядке принимают участие в выборах путем досрочного голосования.

Во-первых, это обеспечивает явку. Во-вторых, еще одно распространенное нарушение, которое мы заметили, это расхождение данных по явке участковой комиссии и данными, полученными по подсчетам наших наблюдателей. Мы наблюдаем на 3% участков, из тех, где присутствуют наши наблюдатели, в половине случаев данные наблюдателей не совпадают с данными участковых комиссий, в сторону увеличения последних: участковые комиссии завышают цифры явки, и на некоторых участках это носило аномальный характер — в 10 раз больше избирателей было занесено в протокол, чем то, что посчитали наблюдатели.

То есть идет завышение явки и на тех участках, которые мы наблюдали, и в целом по участкам, которые мы наблюдали, расхождение составило около 14%. В 2012 году, на парламентских выборах, эта цифра составляла 10%, сейчас, как видите, больше. То есть несуществующие избиратели голосуют. После этого остается только догадываться, каким образом обеспечивается соответствие количества бюллетеней в урнах количеству избирателей, которые якобы явились на избирательный участок в день голосования. Например, вчера в Минске доверенное лицо одного из кандидатов и наблюдатели от организации «Рух за свободу» зафиксировали вброс бюллетеней. На этом участке был прозрачный ящик, но далеко не везде таковые имеются, обычно речь идет об обычных деревянных урнах, так там было видно, что в урне лежит ровная пачка бюллетеней. Если бы избиратели их кидали по одному, они бы так никогда не легли, разлетелись бы по всей урне. Вот один из примеров того, как это все можно обеспечить, дав таким образом значительную фору «провластным» кандидатам. Затем, когда идет подсчет голосов, как, например, сегодня вечером, первыми подсчитываются ящики для досрочного голосования, и результат озвучивается комиссией. При этом мы часто становимся свидетелями очень странного дисбаланса в голосах: в день голосования кандидат от оппозиции может получить неплохой результат, иногда даже побеждать; результаты же досрочного голосования систематически будут против него. Как так могут распределяться голоса — сказать очень сложно. У комиссий, однако, на все есть ответ: оппозиция, мол, призывала не ходить на досрочные выборы, оттуда и такой разброс результатов. Но чисто математически это маловероятно, голоса, как правило, распределяются более-менее равномерно.

Теперь же мы ожидаем вечера, в 8 часов закроются участки и начнется подсчет голосов. Увы, ничего хорошего ожидать не приходится, поскольку рекомендации БДИПЧ ОБСЕ не были имплементированы в этой части. Наши предложения по поводу процедуры подсчета, поскольку в кодексе она не урегулирована, тоже были отклонены. Так что, думаю, мы столкнемся с традиционным для нас подсчетом голосов, когда члены комиссии одновременно считают все вместе бюллетени, каждый свою пачку, записывая результат также по отдельности, и в результате разобраться, что именно происходит, очень сложно. Мы классифицируем эту процедуру как непрозрачную, из которой сложно сделать выводы о результатах подсчета.

А как проходит само наблюдение? Насколько вам разрешают его проводить, а насколько у вас возникают препятствия?

Препятствия возникают, вчера удалили трех наблюдателей, сегодня — еще одного, при этом их лишают аккредитации. Конечно, можно сравнивать с другими временами, когда в офис врывались сотрудники милиции, конфисковывали всю технику и задерживали всех, кто там присутствовал. Такое случалось, например в 2010 году, теперь же такого не происходит. Но да, вот, вчера выставили троих наблюдателей, в Полоцке лишили аккредитации наблюдателя за абсолютно обоснованную жалобу с его стороны — бюллетень был выдан гражданке РФ, которая, соответственно, не имела права участвовать в выборах. Он написал по этому поводу жалобу и получил ответ, что мешает работать комиссии, после чего и был лишен аккредитации. Двоих девушек в Минске вчера выставили за 15 минут до окончания голосования, не дав сфотографировать итоговый протокол по досрочному голосованию — сколько человек приняло в голосовании участие за эти дни. Сегодня в отношении нашего наблюдателя была совершена провокация: на участок приехало доверенное лицо проправительственного кандидата, который, проходя мимо нее, упал, и стал кричать, что она ему подставила подножку. Затем туда приехала милиция, и мы конечно же опасались, что наблюдателя удалят и лишат аккредитации, а, возможно, и возбудят административное производство — вот такие у нас чудеса происходят.

Если вы задокументировали нарушения закона в ходе выборов, какие у вас есть легальные пути опротестовать эти действия?

Это очень сложно. Как вы докажете, что ваши наблюдатели насчитали на 14% меньше явки, чем официальные цифры? Это в судебном порядке и не обжаловать, вам попросту ответят, что наблюдатели были невнимательны и плохо считали, или даже делали это специально. Так что возможности обжалования достаточно ограничены, вы даже не можете обжаловать результат выборов в округе, поскольку в избирательном законодательстве говорится, что вы можете обжаловать только решения комиссии о признании выборов несостоявшимися. Если же выборы состоялись, то вы в судебном порядке обжаловать ничего и не сможете. Раньше мы пробовали это делать, но суды всегда выносят определение об отказе в возбуждении гражданского дела по причине неподведомственности суду. Теоретически, можно обжаловать результаты в окружную комиссию, а потом обжаловать ее решение в вышестоящую, областную или минскую городскую: на этом возможности заканчиваются. Завтра в 10:30 мы будем проводить пресс-конференцию, на которой представим результаты своей работы, ответим на все вопросы, которые возникнут у журналистов. Мы знаем, что наши доклады читают и представители международных миссий, которые в Беларусь приезжают, в частности БДИПЧ ОБСЕ. Уж не знаю, читают ли их представители СНГ, но, в любом случае, все они доступны на нашем сайте, любой желающий может там с ними ознакомиться.

Ссылки по теме
 
К сожалению, время подключения истекло, действие не может быть выполнено.