Слушать Скачать Подкаст
  • Новости 16h00 - 16h10 GMT
    Выпуск новостей 22/11 16h00 GMT
  • *Эфир RFI 16h10 - 17h00 GMT
    Дневная программа 22/11 16h10 GMT
  • Новости 19h00 - 19h10 GMT
    Выпуск новостей 22/11 19h00 GMT
  • *Эфир RFI 19h10 - 20h00 GMT
    Дневная программа 22/11 19h10 GMT
Чтобы просматривать мультимедиа-контент, в вашем браузере должен быть установлен плагин (расширение?) Flash. Чтобы войти в систему вам следует включить cookies в настройках вашего браузера. Для наилучшей навигации, сайти RFI совместим со следующими браузерами: Internet Explorer 8 и выше, Firefox 10 и выше, Safari 3 и выше, Chrome 17 и выше...
ЕВРОПА

Экономика Беларуси между банкротством предприятий и девальвацией рубля

media  
Новые белорусские купюры AFP/ MAXIM MALINOVSKY

Нацбанк Беларуси последовательно выполняет одну из рекомендаций Международного валютного фонда — снижение инфляции. Во всяком случае, миссия фонда если и хвалит белорусское руководство, то именно за проведение жесткой денежно-кредитной политики в последний год.

Semaine en belarus 08-08-16 08/08/2016 - Геннадий Шарипкин (Минск) Слушать

Вместе с тем, обуздание инфляции — то есть остановка печати «пустых» денег и прекращение выдачи их проблемным госпредприятиям (а убыточных и низкорентабельных — уже более половины) — привело к тому, что Беларусь стоит на пороге очередного финансового кризиса. На этот раз речь идет об ухудшении финансового состояния госсектора экономики: у предприятий растет проблемная задолженность перед банками, а государство не может их спасать в очередной раз, так как — согласно все той же новой денежно-кредитной политике — сокращает объемы льготного кредитования. Кроме того, для белорусского правительства сейчас — пока МВФ не принял решение о новом кредите для страны — критическим остается проблема выплаты госдолга и процентов по нему.

Сами же белорусские предприятия стали зарабатывать гораздо меньше: российский и украинский рынки — главные потребители белорусской продукции — находятся в кризисе, на европейском рынке белорусская продукция, за редким исключением, пока неконкурентноспособна.

В среднем по экономике объём проблемных кредитов за год вырос в 2 раза. Удельный вес нерентабельных организаций на 1 мая 2016 года составил 29%. При этом у 45,5% предприятий, остающихся на плаву, показатель рентабельности находится в пределах от 0 до 5%.

О двух возможных сценариях развития событий в интервью RFI рассуждает эксперт по вопросам реформы государственной службы проекта BIPART (Белорусский институт реформы и трансформации публичного администрирования), экономист и политолог Владимир Ковалкин.

Владимир Ковалкин:  «Вариант первый, традиционный для белорусской экономики: устроить эмиссию денег, раздать предприятиям и получить очередной кризис, очередную девальвацию в перспективе год-два. Это в том случае, если правительство, президент опять сорвутся в эту старую политику, которая уже три или четыре раза за последние 10 лет приводила к жестким девальвациям. Второй вариант: если будет продолжаться жесткая денежно-кредитная политика, то это будет означать, что до половины предприятий в обозримом будущем — год-два — де-факто станут банкротами. То есть они не смогут обслуживать кредиты банков, потому что у них не будет финансовых средств и они не смогут платить по долгам своим кредиторам, расплачиваться за поставленные продукцию, энергоносители, будут также проблемы с уплатой налогов и выплатой зарплат».

Какие же варианты действий предпримет белорусское правительство после фактического банкротства половины предприятий?

Владимир Ковалкин:  «Вариантов несколько. Первый вариант — это банкротить предприятия, людей, соответственно, отпускать с этих предприятий, заниматься улучшением социальной политики, увеличивать пособия по безработице. Но, скорее всего, такой сценарий в голове нашего правительства не стоит, потому что он совсем уж нетрадиционный».

Можно отдать активы госпредприятий банкам за долги — по сути, провести скрытую приватизацию экономики. Но, как отмечает эксперт, у такой схемы спасения предприятий будут слишком серьезные для политической системы Беларуси последствия. «Это означает потерю рычагов влияния на трудовые коллективы — это около 1,5 миллиона избирателей, половина трудоспособного населения, это очень большая цифра для 9-миллионной страны», — считает Владимир Ковалкин.

Владимир Ковалкин:  «Третий сценарий, на мой взгляд, наиболее вероятный — это превращение вот этих госпредприятий в своеобразные предприятия-зомби. То есть, по сути, правительство не будет делать ничего, предприятия будут потихоньку умирать, банкротить их не будут, но и кредиторы, соответственно, никакие долги взыскать не смогут, потому что не будет официальной процедуры банкротства. Таким образом, правительство и президент сделают вид, что вроде как бы ничего и не произошло, но на самом деле произойдет фактическое банкротство без юридического. И на самом деле это один из худших сценариев, потому что эти вот все „токсичные“ долги, „токсичные“ предприятия с долгами будут находиться в рынке, их поставщики, их кредиторы, банкиры не смогут взыскать хотя бы часть этих долгов через процедуру банкротства — и это очень плохо отразится на всей остальной части экономики ввиду того, что убытки будут, но списать их будет невозможно. И это может привести к череде банкротств уже среди частного бизнеса и, возможно, даже среди банков».

Глава Ассоциации малого и среднего предпринимательства Сергей Балыкин в комментарии RFI подчеркивает, что из возможных негативных вариантов развития ситуации белорусское правительство способно выбрать все сразу.

Сергей Балыкин:  «К сожалению, белорусское руководство, идя по пути ужесточения денежно-кредитной политики и одновременно отказываясь от проведения реальных реформ, из двух зол выбирает оба. В принципе, не первый раз, тенденция наступать на старые грабли в Беларуси очень сильна. Сокращая финансирование госсектора, проводя так называемую финансовую диету, что стало, в общем-то, модным трендом в Беларуси в последнее время и модным выражением, белорусская власть, по сути дела, разрушает белорусскую экономику. Для того, чтобы жесткая кредитно-денежная политика не приводила к негативным последствиям, необходимо проводить экономические реформы, то есть давать предприятиям больше самостоятельности, содействовать появлению новых производств, новых бизнесов, прежде всего, малых и средних бизнесов — но власть ведь не делает ничего для этого. Просто сокращая или ограничивая количество денег в обороте формально чиновники исполняют требование Международного валютного фонда, но какой ценой? Ценой огромных социальных потрясений. И государство всегда балансировало между желанием угодить международным кредиторам и необходимостью каким-то образом поддерживать штаны у белорусского населения. Поэтому в зависимости от того, кто сейчас создает больше проблем или от того, кто сейчас более важен, оно жертвует интересами либо тех, либо других. Не исключаю, что по мере обострения социально-экономических проблем государство просто напечатает новые деньги и фактически обнулит свои достижения в жесткой денежно-кредитной политике».

Между тем, как свидетельствует статистика Нацбанка, белорусы изо всех сил пытаются сохранить привычное докризисное качество жизни. С начала года население ежемесячно продает банкам около 200 миллионов долларов, а с депозитов снимает только около 100 миллионов — это, по мнению специалистов Нацбанка, говорит о том, что при снижении доходов белорусы активно принялись опустошать ранее накопленные сбережения. На какое время гражданам страны хватит «заначек» — Нацбанк не прогнозирует.

Ссылки по теме
 
К сожалению, время подключения истекло, действие не может быть выполнено.