Слушать Скачать Подкаст
  • *Новости 15h00 - 15h10 GMT
    Выпуск новостей 15/07 15h00 GMT
  • *Передача RFI 15h10 - 16h00 GMT
    Дневная программа 15/07 15h10 GMT
  • *Новости 18h00 - 18h10 GMT
    Выпуск новостей 15/07 18h00 GMT
  • *Передача RFI 18h10 - 19h00 GMT
    Дневная программа 15/07 18h10 GMT
Чтобы просматривать мультимедиа-контент, в вашем браузере должен быть установлен плагин (расширение?) Flash. Чтобы войти в систему вам следует включить cookies в настройках вашего браузера. Для наилучшей навигации, сайти RFI совместим со следующими браузерами: Internet Explorer 8 и выше, Firefox 10 и выше, Safari 3 и выше, Chrome 17 и выше...
ЕВРОПА

Белорусская АЭС возбуждает аппетит МАГАТЭ

media Белорусская АЭС в Островце. RFI/ G. Charipkin

Гендиректору Международного агентства по атомной энергии Юкия Амано настолько понравилась строящаяся АЭС в Островце, что через три года он собирается вместе с супругой «насладиться великолепным видом действующей станции» под белорусскую кухню. Юкия Амано в Островце о Чернобыле не вспоминал, хотя посетил Беларусь в канун 30-летия самой страшной техногенной аварии в мировой истории, особенно страшной для Беларуси — почти четверть территории страны 26 апреля 1986 года стала радиоактивной. Корреспондент RFI посетил строящуюся Белорусскую АЭС и сам Островец, который благодаря грандиозному для страны проекту уже не восьмитысячный поселок — предполагается, что к пуску станции в городе будет жить около 35 тысяч человек.

Собравшихся на АЭС журналистов, среди которых было довольно много представителей литовских и польских СМИ, вице-премьер Беларуси Владимир Семашко заверил: всё идет по плану.

RFI/ G.Charipkin

Основной партнёр Республики Беларусь в проекте по строительству АЭС — российская компания «Атомстройэкспорт», в качестве субпоставщиков выступают белорусские производственные организации. Станция будет состоять из двух энергоблоков с реакторами типа ВВЭР-1200 (водо-водяной корпусной энергетический ядерный реактор) мощностью до 1 200 МВт каждый. Проектируемая мощность АЭС — 2 400 Мвт. Заявленный срок окупаемости станции, под которую Россия выделила Беларуси кредит в 10 млрд долларов, 15-20 лет.

Владимир Семашко:  «Генеральным контрактом предполагается, что в ноябре 2018 года мы должны пустить первый блок, к 1 июля 2020 года — второй. Я вам должен доложить, что у нас всё идет по графику. Если есть какие-то маленькие рабочие отклонения — это же обычно, это грандиозная стройка стоимостью в 8 миллиардов (долларов), плюс почти 3 миллиарда пошло на Островец. Из поселка в 8 с половиной тысяч, каковым был Островец ещё 4–5 лет назад, нужно сделать современнейший районный центр. Как президент сказал, это должен быть самый красивый, самый функциональный, самый инфраструктурно развитый центр в Республике Беларусь».

По словам Семашко, сейчас строительство АЭС находится в своем экваторе — с начала первых работ прошло 29 месяцев, станция строится обычно около 5 лет.

Глава МАГАТЭ Юкия Амано хвалит белорусов: на него произвёл «большое впечатление прогресс в строительстве станции». Главная персона мировой ядерной энергетики подчеркивает, что МАГАТЭ «ни в коей мере не оказывает воздействия на принятие решения о строительстве АЭС в странах-новичках» в такой энергетике, но после того, как страна принимает решение о вхождении в «атомный клуб», «МАГАТЭ» всегда готово оказать помощь «в деле использования атомной энергетики».

Амано оптимистично смотрит на перспективы «мирного атома», опять же без упоминания Чернобыля, но, правда, один раз говорит о Фукусиме.

Юкия Амано:  «Сразу после аварии на Фукусиме были заявления, что это конец атомной энергетики, но жизнь показала, что это не так. Сейчас около 30 стран используют атомную энергетику. Более того, доля атомной энергии постоянно растёт. Это способ увеличения производства энергии без нанесения ущерба климату. Ядерная энергетика является необходимым условием для продолжения промышленного прогресса и социального развития».

Глава МАГАТЭ считает, что Беларусь уже готова к вступлению в «атомный клуб».

На главу МАГАТЭ (третий слева) произвел «большое впечатление прогресс в строительстве станции». RFI/ G.Charipkin

Юкия Амано: «Беларусь является одной из двух стран, наиболее подготовленных к роли новичка в вопросах развития ядерной энергетики. За последние три десятилетия Беларусь стала в ряд стран, которые развивают мировую ядерную энергетику. Я надеюсь, что через два, максимум три года, вы запустите атомную электростанцию, я думаю, что я смогу приехать на пуск вместе со своей супругой и насладиться не только великолепным видом действующей атомной станции, но и великолепной белорусской кухней».

Разделяют ли оптимизм Амано и Семашко сами жители Островца? Аварии побаиваются люди старшего поколения, да и не только аварии. Есть и другие страхи.

«Страшно, боимся будущего. Всё-таки неизвестно, что произойдет, — говорит пенсионерка Анна Федоровна. — У нас тихий городок был, хорошо было, сейчас приезжих очень много, понимаете, всякие есть, как говорится, — „дружба народов“. И украинцы есть тут, и узбеки, из Турции приехавшие есть — в гостинице работают, китайцы тоже у нас работают».

«Прошли через это всё, столько этих переселенцев было (из зоны радиоактивного заражения — прим. RFI), — вспоминает жительница Островца, не пожелавшая представиться. — И наша зона такая чистая, красивая. Хотелось бы, чтобы она и осталась чистой. Заявляют, что она (АЭС — прим. RFI) безопасна, но ведь человеческий фактор срабатывает. Поэтому и страшно».

Кто-то боялся, но успокоился за эти 29 месяцев стройки.

«Я надеюсь, конечно, на лучшее. Чего бояться уже? Всё это строительство в процессе. Поначалу были какие-то опасения, но люди разговаривают между собой, один одного успокаивают, где-то слышат более-менее профессиональную информацию… Надеемся на то, что всё будет хорошо», — говорит воспитательница детсада Алла.

Ожидается, что к запуску станции в Островце будут жить около 35 тысяч человек. RFI/ G.Charipkin

Молодая пара с ребенком больше боится консервантов в продуктах, чем возможных неприятностей с атомом: «Нет никаких тревог! Посмотрите, какая у нас теперь жизнь: везде консерванты, канцерогены, так если что нам грозит, то АЭС — не самое большое. Курение и алкоголь, мне кажется, гораздо страшнее. Вероятность, что „бахнет“, меньше, чем раньше. Кому это выгодно? Никому же невыгодно, чтобы „бахнуло“».

Работники станции или не хотят ничего говорить, увидев диктофон, или очень лаконичны: «Все хорошо. Я в декрете, но я там работаю. Думаю, вряд ли тут что-то случится».

«По статье 73-й Конституции Беларуси нас были обязаны спросить, хотим мы АЭС или нет, — озвучивает главную претензию противников строительства станции Николай Уласевич, антиядерный активист, живущий в соседней с АЭС деревне Варняны. — Там говорится, что для решения важнейших вопросов государственной и общественной жизни могут проводиться референдумы. Но мнение народа никто не спросил, когда решали строить АЭС, хотя всем известно, какую память о себе оставила нам Чернобыльская АЭС».

В Беларуси было несколько инициатив против строительства АЭС, в конце 2007 года в Киеве даже была учреждена Белорусская антиядерная кампания, главная цель — не допустить начала стройки. Но, как видим, уже говорится о пуске станции. Сам Уласевич, прошедший через суды, обыски и постоянное давление властей за свою «антиядерную» активность, признает, что время упущено и повернуть процесс вспять невозможно. Почему антиядерная кампания во всех своих ипостасях провалилась?

Антиядерный активист Николай Уласевич. RFI/ G.Charipkin

Николай Уласевич: «Ответ на этот вопрос, по-моему, для всей Беларуси примерно одинаковый. Это безразличие, родимое пятно для Беларуси. Беларусь находится как в летаргии по всем вопросам общественной и политической жизни, и ничего тут не меняется. Аналогичная ситуация и с атомной станцией: люди просто безразличны, они не верят в то, что от них что-то зависит. Надо признать, что наша власть всегда очень сильно действует на упреждение. И все эти меры, конечно, сказываются. Строительство атомной станции — это проект престижа и гордости первого лица государства. Поэтому тут кому-то поднимать голову против — это очень опасно, это чревато. Я через это прошел, поэтому знаю, насколько всё это неблагодарно. Наверняка и люди это знают, наверняка чувствуют, что если проект проталкивает глава государства, то такая борьба абсолютно бессмысленна».

Активисту отказали в проведении пикета в Островце 26 апреля — в годовщину чернобыльской аварии: «В таком ответе властей я и не сомневался».

Ещё один аргумент против АЭС — Гудогайское землетрясение 1908 года мощностью в 6–7 баллов. Гудогай — селение в 40 км от Островца. Аргумент МАГАТЭ: строительство АЭС запрещено в районах с сейсмичностью выше 9 баллов.

Развивать же регион, считает Уласевич, успешно можно и без атомного объекта.

Николай Уласевич:  «Островец — это жемчужина белорусской природы, это часть Нарочано-Вилейской рекреационной зоны, скорее, тут надо строить какие-нибудь здравницы, дома отдыха, оздоравливать людей. Строить АЭС, от которой риски протянутся на столетия, даже после её закрытия, это очень неблагодарно. Мы должны думать и о тех, кто придет после нас».

Сейчас противники АЭС уповают только на экономический кризис в России и Беларуси.

Николай Уласевич:  «Кризис может остановить стройку. Знакомые рабочие-бетонщики уже жалуются: год тому назад получали 8–12 миллионов рублей, сейчас — около трех (менее 150 евро — RFI). Бегут уже с этой АЭС».

Объект может стать слишком дорогим для экономик двух стран, а его продукция нерентабельной — официально никто не рискует назвать себестоимость электроэнергии Островецкой АЭС и потребителей этой энергии. Ранее подчеркивалось, что собственная АЭС сможет диверсифицировать энергетический рынок Беларуси, полностью зависимый от российских газа и нефти. С учетом падения цен на нефть такой аргумент уже не столь убедителен, к тому же, ядерное топливо будет тоже закупаться в России, отходы — перерабатываться за деньги там же.

Островецкая АЭС может стать слишком дорогой для белорусской и российской экономик. RFI/ G.Charipkin

Кроме того, под вопросом экспорт электроэнергии в Евросоюз: Литва, через которую возможна поставка, угрожает отказом от покупки белорусской продукции — литовцы не видят гарантий безопасности при строительстве по соседству АЭС российского образца за российские деньги и частично российскими специалистами.

И еще один экономический аргумент против: в регионе, где строится АЭС, нет собственных крупных промышленных предприятий. Такие производства сконцентрированы на юге страны — придется вести линии электропередачи через всю Беларусь. Деньги на это ссудили китайцы, но есть еще одна проблема: по оценкам экспертов, потери электроэнергии при транспортировке составят до 40%. К тому же и без АЭС сегодня Беларусь производит больше электроэнергии, чем потребляет.

Проблемы подтверждает и послание белорусского руководителя Александра Лукашенко народу и парламенту. 21 апреля глава государства не вспоминал Чернобыль, но сказал о необходимости «формирования вокруг АЭС кластера энергоемких производств и повышения конкурентоспособности всей экономики». Но на формирование такого кластера нужны немалые деньги, а их сейчас у Беларуси нет.

Ссылки по теме
 
К сожалению, время подключения истекло, действие не может быть выполнено.