Гасан Гусейнов о словах и вещах
Морис Метерлинк о жизни чекистов
Морис Метерлинк в возрасте 40 лет
 
Слушать Скачать Подкаст
  • *Новости 15h00 - 15h10 GMT
    Выпуск новостей 18/07 15h00 GMT
  • *Передача RFI 15h10 - 16h00 GMT
    Дневная программа 18/07 15h10 GMT
  • *Новости 18h00 - 18h10 GMT
    Выпуск новостей 18/07 18h00 GMT
  • *Передача RFI 18h10 - 19h00 GMT
    Дневная программа 18/07 18h10 GMT
Чтобы просматривать мультимедиа-контент, в вашем браузере должен быть установлен плагин (расширение?) Flash. Чтобы войти в систему вам следует включить cookies в настройках вашего браузера. Для наилучшей навигации, сайти RFI совместим со следующими браузерами: Internet Explorer 8 и выше, Firefox 10 и выше, Safari 3 и выше, Chrome 17 и выше...
ЕВРОПА

Станет ли Грузия «ассоциированным партнером» НАТО

media  
Вопросы сближения Грузии с НАТО грузинский президент Георгий Марвелашвили обсудил в Париже с президентом Франции 21 апреля 2016 REUTERS/Charles Platiau

Североатлантический альянс готов предложить Грузии на Варшавском саммите новый статус «ассоциированного партнера». Грузинский министр обороны Тинатин Хидашели заявила, что Тбилиси будет добиваться в Варшаве только полноправного членства в НАТО.

Тбилисская газета «Резонанси», близкая к прозападным кругам страны, сообщила, что в штаб-квартире НАТО рассматривается возможность предоставления Грузии на саммите в Варшаве нового статуса «ассоциированного партнера» Североатлантического альянса. Издание сослалось на заявление заместителя генерального секретаря НАТО Александра Вершбоу. Эту информацию подтверждают и в грузинском внешнеполитическом ведомстве, уточняя, что идея «находится в стадии проработки».

Судя по всему, руководство НАТО готово предложить Грузии новый статус и новую программу сотрудничества взамен MAP — «Плана действий по членству», то есть «дорожной карты» по вступлению в альянс. По вопросу предоставления Тбилиси MAP среди государств-членов НАТО нет консенсуса. Особенно активно против столь радикального шага выступают наиболее авторитетные и влиятельные европейские государства — Франция и Германия. Руководство этих стран опасается, что дальнейшее ускорение интеграции Грузии в НАТО может вызвать раздражение России и подорвать стабильность на Южном Кавказе. Тем более в условиях, когда подразделения российских войск в Южной Осетии дислоцированы всего в 500-х метрах от стратегически важной для всех южно-кавказских государств автотрассы Тбилиси-Поти, связывающей Закавказье с черноморскими портами.

Каковы параметры новой программы «ассоциированного партнерства», пока не сообщается. Сейчас Грузия находится на этапе «интенсивного диалога» с НАТО — третьем этапе сотрудничества и интеграции с Североатлантическим альянсом. На данном этапе страна добилась немалых успехов. В частности, в ходе Уэльского саммита Грузия получила от партнеров т.н. «существенный пакет усиленного сотрудничества». Он предусматривает проведение ежегодных совместных учений с государствами-членами альянса, а также открытие в пригороде Тбилиси «совместного тренировочного центра», первого объекта, созданного под эгидой НАТО на территории Грузии. Этот центр успешно функционирует с осени прошлого года.

Однако четвертый этап интеграции — «план действий по членству», или MAP — по-прежнему для Тбилиси недосягаем. Согласно сложившейся практике и уставу НАТО, любое государство, желающее стать полноправным членом альянса, должно пройти этап получения «плана действий».

Впрочем, министр обороны Грузии, Тинатин Хидашели считает иначе. На днях она заявила журналистам, что в ходе Варшавского саммита грузинская делегация потребует даже не «плана действий», а полноправного членства в НАТО: «MAP — это прошлое для нас. «Дорожная карта» уже не является частью политического процесса. Наша задача не «план действий по членству», а полноправное членство», — подчеркнула первая женщина-министр обороны кавказской страны.

Еще совсем недавно Хидашели утверждала, что если Грузия не станет членом НАТО, страна может вообще исчезнуть с политической карты мира. «В случае новой агрессии России, мы все умрем как герои», — эмоционально заявила госпожа Хидашели в интервью BBC.

По мнению бывшего ректора Тбилисской дипломатической академии Иосифа Цинцадзе, «ассоциированное партнерство» — это «отговорка» в условиях, когда альянс не в состоянии предоставить Грузии «дорожную карту» по вступлению в НАТО.

Иосиф Цинцадзе: По большому счету, это просто отговорка. Что такое «ассоциированное партнерство?». Это же «вилами на воде писано». На самом деле, действует очень жесткая формула: либо ты член НАТО, есть какие-то гарантии, и на тебя распространяется пункт о «коллективной обороне», либо ты не член НАТО, и в этом случае никаких обязательств по отношению к твоей безопасности НАТО не имеет. Третьего тут не дано.

RFI: А как же «план действий по членству в НАТО?

Вот именно: предоставили бы нам хотя бы «дорожную карту», но в том то и дело, что брюссельские чиновники даже на это не идут. Причина понятна: пока Россия против, нам ничего из Брюсселя не светит. Как и в Варшаве. Мы сейчас дожили до того, что госпожа министр обороны наша требует прямо членства в НАТО без MAP. А ведь даже MAP для нас — недостижимая цель. Сейчас говорят еще об «ассоциированном партнерстве». Но мы уже партнеры НАТО. Причем давно. Разве «ассоциированное партнерство» — еще одна ступень к членству? Ни в одном учредительном документе альянса такого термина не существует. Так что, это некое «квазикреативное решение».

Эксперт Ираклий Мачавариани настроен более оптимистично.

Ираклий Мачавариани: Не только министр Хидашели, но и многие другие говорили, что пресловутый MAP — необязательная стадия процесса вступления в НАТО. И что могут быть разные пути, разные формы. И не исключено, у Грузии этот путь будет несколько иным. Такие заявления тоже звучали.

RFI: То есть, на ваш взгляд, данный вопрос может иметь перспективу в ходе Варшавского саммита?

Я уверен, что любые отношения с НАТО имеют для Грузии огромное значение. Даже те отношения, которые есть сейчас. Наша страна нуждается в определенных гарантиях безопасности. НАТО — та организация, которая может лучше и полнее всех (кроме нас самих, разумеется) обеспечить эту безопасность. Поэтому я к сотрудничеству с НАТО отношусь с большим оптимизмом. Конечно, существует некоторый страх перед Россией. Единственная причина затягивания процесса – отношение России к данному вопросу. Других проблем я не вижу. Да, этот страх существует, но когда-то он будет преодолен: Запад увидит, что односторонними уступками Россию «задобрить» невозможно. Чем больше уступают, тем больше она требует, нарушая международные правила. Прецедент с Украиной однозначно подтверждает этот тезис. В один прекрасный день европейские члены НАТО (американцы все прекрасно уже понимают) тоже поймут: задобрить Россию уступками невозможно. Принятие Грузии в НАТО покажет России, что уступки закончились. Думаю, этот день наступит. Не знаю, произойдет ли это в Варшаве или на другом саммите, но то, что рано или поздно этот день наступит — я в этом уверен».

Предоставление Грузии статуса «ассоциированного партнера» — не единственное новое предложение Cевероатлантического альянса. Выступая в Киеве на конференции по безопасности, заместитель генерального секретаря НАТО Александр Вершбоу озвучил еще одну инициативу: НАТО может создать на Черном море военно-морскую группировку по формуле 28+2, которая апробирована на Балтике с участием Швеции и Финляндии. Имеется в виду, что в черноморском бассейне к действительным членам НАТО (Турции, Болгарии и Румынии) присоединятся Украина и Грузия.

Александр Вершбоу объяснил необходимость такого формата сотрудничества с Грузией и Украиной «российскими действиями в Черноморском регионе», которые, по его мнению, «подрывают баланс сил». Заместитель генерального секретаря НАТО уточнил, что имеет в виду «наращивание российских сил в Крыму и вероятное размещение Москвой ядерного вооружения на полуострове».

Впрочем, как и в случае предоставления Грузии статуса «ассоциированного партнера» НАТО, пока непонятны конкретные параметры сотрудничества на Черном море в рамках формулы 28+2. В частности, неизвестно, имеется ли в виду размещение на черноморском побережье Грузии какой-либо инфраструктуры альянса, использование уже существующей инфраструктуры самой Грузии для дислокации военных кораблей или создание совместного командования для координации действий.

Но в любом случае, даже если Грузия не получит (и скорее всего, не получит) MAP на Варшавском саммите, именно этот саммит может стать переломным для страны, которая уже многие годы стремится к большему сближению с самым могущественным военно-политическим альянсом на планете.

У вопроса интеграции Грузии в НАТО есть и чисто внутриполитическая составляющая: Варшавский саммит пройдет за несколько месяцев до парламентских выборов. Правящей коалиции «Грузинская мечта» необходимо продемонстрировать существенный прогресс на внешнеполитической арене. Главным образом, именно в отношениях с Европейским союзом и НАТО.

Европейский Союз обещал ввести безвизовый режим для грузинских граждан уже с лета текущего года. Правда, в последние дни из Брюсселя зазвучали несколько иные заявления: ЕС оставит за собой право оперативно отменить «визовую либерализацию» в случае наплыва из Грузии незаконных мигрантов или невыполнения грузинским руководством обязательств по реадмиссии. По сути, безвизовый режим с Грузией вводится условно — на определенный испытательный срок. Решение Еврокомиссии, к тому же, еще должно быть одобрено советом глав государств и правительств ЕС, а также Европарламентом, где высказываются различные мнения на этот счет.

Для официального Тбилиси тем более важно, чтобы на саммите НАТО Грузии и грузинской общественности был направлен четкий сигнал о готовности евроатлантического сообщества углубить сотрудничество с кавказской страной. Такой сигнал станет важным подспорьем для правящей коалиции в предвыборной борьбе с главной оппозиционной силой — партией Михаила Саакашвили «Единое национальное движение».

 
К сожалению, время подключения истекло, действие не может быть выполнено.