Слушать Скачать Подкаст
  • 15h00 - 15h10 GMT
    Выпуск новостей 26/07 15h00 GMT
  • 15h10 - 16h00 GMT
    Дневная программа 25/07 15h10 GMT
  • 18h00 - 18h10 GMT
    Выпуск новостей 25/07 18h00 GMT
  • OLD //18h10 - 19h00 GMT
    Дневная программа 25/07 18h10 GMT
Чтобы просматривать мультимедиа-контент, в вашем браузере должен быть установлен плагин (расширение?) Flash. Чтобы войти в систему вам следует включить cookies в настройках вашего браузера. Для наилучшей навигации, сайти RFI совместим со следующими браузерами: Internet Explorer 8 и выше, Firefox 10 и выше, Safari 3 и выше, Chrome 17 и выше...
ЕВРОПА

Эксперт о соглашении между Лондоном и ЕС: «В нем нет проигравших»

media Французский политолог, глава Института Жака Делора Ив Бертонсини в студии RFI © Luc Nakache

Глава Института европейских исследований им. Жака Делора Ив Бертонсини (Yves Bertoncini) в интервью RFI объясняет положения достигнутого в пятницу в Брюсселе соглашения об условиях сохранения членства Великобритании в составе ЕС.

RFI: Можно ли согласиться с британским премьер-министром Дэвидом Кэмероном, который называет достигнутое в Брюсселе соглашение «настоящей победой для Великобритании»? Или это взаимовыгодное соглашение?

Ив Бертонсини: Это соглашение позволяет Дэвиду Кэмерону вернуться в Лондон с чувством, что он приложил максимум усилий, сделал все, что смог, и теперь может начать свою кампанию [за сохранения членства в ЕС]. Для него это самое главное.

Европейскому Союзу это соглашение позволило сохранить основное. В договоре есть несколько красных линий, уступок [Лондону], которые можно назвать символическими. Великобритания добилась особого статуса [внтури ЕС], однако этот статус был у нее раньше. Там есть две уступки, которые нужно детально изучить — отношения Лондона с еврозоной и временные ограничения на въезд в Великобританию для временных работников [из других стран ЕС].

В целом, в этом соглашении нет проигравших. Теперь дело за англичанами. Дэвид Кэмерон должен будет организовать, а главное — выиграть этот референдум. И это уже другая история.

Тем не менее, нельзя отрицать, что ЕС пошел на удивительные уступки Лондону. В частности, в том, что касается ограничения социальных выплат для иммигрантов из других стран Евросоюза. Раньше Брюссель называл такие меры «дискриминирующими» …

Да, на первый взгляд, такие меры могут показаться удивительными. В то же время, эти семь лет, прописанные в соглашении, в течение которых Великобритания сможет накладывать ограничения [на выплату пособий] иммигрантам, у Лондона уже были. Дело в том, что когда к Евросоюзу присоединяется новая страна, другие страны-члены ЕС имеют право в течение семи лет не только ограничивать допуск к социальным пособиям для граждан этой страны, но и также закрыть для них свой рынок труда. Франция, например, уже прибегала к таким мерам в то время, как Великобритания, Ирландия и Швеция оставались открытыми для иммигрантов. Поэтому, в некотором смысле, Брюссель просто возвращает Лондону эту возможность, у которой, впрочем, есть ограничения. Главным из этих ограничений является то, что граждан Польши (потому что нужно их назвать), которые уже находятся на территории Великобритании, эти меры не коснутся. Коснутся они только вновь прибывших. В течение четырех лет они не будут иметь доступа к социальным услугам. И я не уверен, что эта мера многих остановит. Просто потому, что Великобритания по-прежнему остается одной из самых привлекательных стран для иммиграции — из-за английского языка, гибкости рынка труда и динамичной экономики.

Вы сказали, что Кэмерон сможет теперь начать кампанию за сохранение Великобритании в составе ЕС. Удастся ли ему, по-вашему, убедить «еврофобов»?

Пытаться убедить «еврофобов» — дело заведомо проигрышное. Остаются две категории. Это, во-первых, евроскептики. Их много в правительстве самого Кэмерона. Наверняка четверо или пятеро министров будут вести кампанию за выход из ЕС. А во-вторых, — и это важно — в Великобритании много неопределившихся и равнодушных. Для того, чтобы убедить их, Кэмерон будет частично играть на этом тексте [достигнутого в Брюсселе соглашения], а главное — на контексте. Он уже начал в пятницу, когда сказал, что текст не идеален, но принадлежность Великобритании к ЕС — это не история любви, а история интересов, и если все просчитать Лондону не выгоден этот прыжок в неизвестность. Лучше сражаться, будучи внутри Евросоюза, сказал Кэмерон и привел в пример борьбу с терроризмом. Это будет сложная кампания, но во всяком случае у него теперь есть дорожная карта, и победа кажется близкой.

Может ли это соглашение стать примером для других европейских стран попытаться шантажировать Брюссель выходом из ЕС для того, чтобы тоже добиться себе уступок?

Да, это возможно. Евросоюз взял на себя такой риск. В то же время, Великобритания всегда находилась на особенном положении. Там всегда были сильные евроскептики, к которым сегодня добавились еврофобы во главе с Найджелом Фараджем (UKIP). Я думаю, что в других странах ЕС положение дел обстоит иначе. А главное, как мне кажется, что даже если какая-то из европейских стран решит выступить подобным образом, Евросоюз будет куда-менее уступчив, особенно учитывая все те проблемы, которые есть сейчас у ЕС. И это еще одна хорошая новость этого соглашения: британцы чего-то добились, теперь им предстоит принять решение, сделать демократический выбор. Евросоюз — не тюрьма, если они захотят выйти из него, то они это сделают, но в это время европейские руководители смогут сосредоточиться на своих настоящих приоритетах и неотложных проблемах — миграционном кризисе, терроризме и Владимире Путине.

Ссылки по теме
 
К сожалению, время подключения истекло, действие не может быть выполнено.