Слушать Скачать Подкаст
  • *Новости 16h00 - 16h10 GMT
    Выпуск новостей 15/11 16h00 GMT
  • *Передача RFI 16h10 - 17h00 GMT
    Дневная программа 15/11 16h10 GMT
  • *Новости 19h00 - 19h10 GMT
    Выпуск новостей 15/11 19h00 GMT
  • *Передача RFI 19h10 - 20h00 GMT
    Дневная программа 15/11 19h10 GMT
Чтобы просматривать мультимедиа-контент, в вашем браузере должен быть установлен плагин (расширение?) Flash. Чтобы войти в систему вам следует включить cookies в настройках вашего браузера. Для наилучшей навигации, сайти RFI совместим со следующими браузерами: Internet Explorer 8 и выше, Firefox 10 и выше, Safari 3 и выше, Chrome 17 и выше...
Европа

Новая военная доктрина Беларуси: оборона от экономики и оппозиции

media  
Президент Беларуси Александр Лукашенко в целом одобрил новую военную доктрину. REUTERS/Vasily Fedosenko

22 января в Минске состоялось заседание Совета безопасности, посвященное рассмотрению военной доктрины Беларуси. С момента принятия действующей прошло 15 лет, обстановка во всем мире кардинально изменилась, отметил глава государства Александр Лукашенко.

Новая военная доктрина Беларуси: оборона от экономики и оппозиции 25/01/2016 - Геннадий Шарипкин (Минск) Слушать

Руководитель страны в целом одобрил новую военную доктрину, в ближайшее время проект закона, предусматривающий ее утверждение, будет внесен на рассмотрение в парламент.

Содержание нового документа пока неизвестно, но пресс-служба Александра Лукашенко приводит несколько ключевых цитат главы государства из его выступления на заседании Совбеза. Так, было заявлено о подтверждении миролюбивой политики Беларуси, решимости в отстаивании национальных интересов, о «цветных революциях» по всему миру для «свержения законной власти», о появлении гибридных войн, о стабильности и безопасности как о важнейшей задаче власти. Кроме того, Александр Лукашенко сказал не о совместном с Россией противостоянии враждебным силам, а об усилении противоречий между Российской Федерацией и государствами-членами НАТО. «И между ними оказались мы, как между молотом и наковальней», — заявил глава белорусского государства.

В интервью RFI руководитель Центра политического анализа и прогноза в Варшаве Павел Усов отмечает, что военная доктрина, если судить по заявлениям Лукашенко, будет «сконцентрирована на установлении какой-то системы внутренней безопасности, которая будет направлена против подрыва государственного устройства».

Павел Усов:  «Лукашенко обратил внимание на то, что именно „цветные революции“ в последнее время стали одним из механизмов смены политических режимов. Естественно, что частью этого механизма будет являться оппозиция. Чтобы обезопасить систему — если это будет включено, потому что пока что это только из слов Лукашенко — внутренняя политика и давление на оппозицию становятся элементом именно военной доктрины с целью избежать дестабилизации обстановки со стороны неких демократических сил».

Военный обозреватель, создатель аналитического портала Belarus Security Blog Андрей Поротников не исключает, что новая военная доктрина уделит больше внимания такому, например, вопросу, как чрезвычайное положение в государстве.

Андрей Поротников:  «Есть понимание того, что любая внешняя опасность будет реализовываться только в условиях, когда будут внутренние проблемы. Соответственно, можно ожидать, что достаточно большое внимание будет уделено поддержанию внутренней безопасности и, как вариант, будут более детально прописаны функции армии в условиях, например, чрезвычайного положения».

Павел Усов обращает также внимание на термин «гибридная война», прозвучавший на заседании Совета безопасности.

Павел Усов:  «„Гибридная война“, ранее не рассматривалась как элемент каких-то военных действий, но для Лукашенко и властей это сегодня представляется одной из угроз. Как мы знаем, термин „гибридная война“ был озвучен в связи с агрессией России в Украине, как один из элементов внешней экспансии. Здесь речь идет уже о том, что власти ощущают некую угрозу со стороны России, несмотря на то, что во всех концепциях и предыдущей военной доктрине Россия рассматривалась как верный союзник Беларуси, и никогда со стороны Востока не предусматривалось неких угроз. Хоть это и не напрямую было сказано, но косвенно подтверждает тот факт, что власти Беларуси, конечно, видят и опасаются украинского сценария, ситуации, когда Россия может осуществлять некие, скажем так, гибридные формы воздействия на политическую ситуацию в Беларуси».

Александр Лукашенко, во всяком случае, в передаче его слов пресс-службой, в этот раз не говорил об угрозе для Беларуси со стороны Запада, а сосредоточился на стабильности страны в неблагоприятный экономический период, отмечает Павел Усов.

Павел Усов:  «Нужно сказать, что, по крайней мере, в его выступлении — не знаю, как это будет озвучено в военной доктрине — не прозвучало острого тезиса относительно того, что Запад — это враг. Ну и последний момент, довольно интересный и ключевой, это то, что Лукашенко призвал народ. Его можно даже процитировать — что белорусы сейчас возмущаются и обвиняют власти в том, что цены растут, что нету „шмоток“, так он выразился, таких, каких надо, что ничего нельзя в магазинах купить, что зарплаты маленькие. Я думаю, что это станет одним из ключевых моментов военной доктрины, которая будет привязана к социальным проблемам и экономическому кризису в Беларуси. То есть общество должно быть мобилизовано вокруг власти, которая защищает это общество, и не жаловаться на ухудшающееся экономическое положение в стране, ибо стабильность и безопасность гораздо важнее, чем колбаса и высокие цены на продукты. Как сказал Лукашенко, если власть обеспечит безопасность и стабильность в стране, то белорусы не будут особо жаловаться на ситуацию. Как пример основного манипуляционного механизма, который используется всегда, это то, что происходит в Украине. Думаю, что военная доктрина будет сосредоточена не на разработке неких новейших форм осуществления безопасности в стране, а, скорее, на усилении внутреннего политического, экономического и социального контроля. Что фактически является абсурдом, если мы говорим о сущности военной доктрины. Плюс надо понимать, что для маленьких государств такие разработки вообще, как правило, не имеют никакого стратегического значения, а являются всего лишь только идеологическим элементом, идеологическим продолжением, если говорить о Беларуси, внутренней политики в стране».

Андрей Поротников подчеркивает, что военная доктрина — как любая декларация — может устареть буквально в день подписания, учитывая многообразие и динамику внешних событий.

Андрей Поротников:  «Она представляет интерес как перечень опасностей, которые видят ее разработчики, и каким образом эти опасности будут нейтрализованы. Думаю, в доктрине будет упор на постсоветские военно-политические интеграционные образования, обеспокоенность наращиванием конфронтации в регионе, продвижением НАТО на Восток, но не в плане угрозы непосредственно Беларуси, а в том, что это накаливает обстановку в регионе вообще. То есть как раз в той парадигме, что Беларусь сейчас находится между молотом и наковальней».

Ссылки по теме
 
К сожалению, время подключения истекло, действие не может быть выполнено.