Слушать Скачать Подкаст
  • *Новости 16h00 - 16h10 GMT
    Выпуск новостей 20/11 16h00 GMT
  • *Передача RFI 16h10 - 17h00 GMT
    Дневная программа 20/11 16h10 GMT
  • *Новости 19h00 - 19h10 GMT
    Выпуск новостей 20/11 19h00 GMT
  • *Передача RFI 19h10 - 20h00 GMT
    Дневная программа 20/11 19h10 GMT
Чтобы просматривать мультимедиа-контент, в вашем браузере должен быть установлен плагин (расширение?) Flash. Чтобы войти в систему вам следует включить cookies в настройках вашего браузера. Для наилучшей навигации, сайти RFI совместим со следующими браузерами: Internet Explorer 8 и выше, Firefox 10 и выше, Safari 3 и выше, Chrome 17 и выше...
ЕВРОПА

Светлана Алексиевич потратит Нобелевскую премию на интеллектуальный клуб

media  
Встреча Светланы Алексиевич в минском аэропорту, 15 декабря 2015. REUTERS/Vasily Fedosenko

Официальных лиц на встрече Светланы Алексиевич, возвращавшейся во вторник, 15 декабря, из Швеции с первой белорусской Нобелевской премией, в минском аэропорту не было. Но писательницу встретили сотни людей с букетами, книгами и караваем.

На подходе к аэропорту бросалось в глаза обилие милиционеров и людей в штатском — однако не только возвращение нобелевской лауреатки было тому причиной, хотя любая гражданская акция внимательно отслеживается властями. Дело в том, что вечером 15 декабря из Москвы летел глава государства Александр Лукашенко — он обсуждал с российским президентом Владимиром Путиным, как официально сообщалось, «актуальные темы двусторонней и международной повестки дня».

Совсем недалеко от VIP-зоны, у обычного терминала, за полчаса до прибытия рейса из Стокгольма стали собираться журналисты, поклонники творчества Алексиевич, люди, решившие лично засвидетельствовать уважение писательнице и поздравить ее с первым белорусским Нобелем.

Светлана Алексиевич, похоже, была слегка обескуражена количеством людей и овациями.

Светлана Алексиевич:  «Вы меня заставили заплакать… Видите, все-равно нас много, и мы вместе. Мы живем отдельно, они (власть, чиновники — прим. RFI) — отдельно».

Она расценивает подчеркнутое игнорирование властями нобелевской недели со своим участием как проявление слабости.

Светлана Алексиевич:  «Эта власть любого сильного человека не готова видеть рядом. Это говорит о слабости власти — больше ни о чем».

В планах обладательницы литературного Нобеля не менее недели отдыха после напряженных дней в Стокгольме. Она также сообщила о своих намерениях потратить премию — около 900 тысяч евро или ее часть — на интеллектуальный клуб для Беларуси.

Светлана Алексиевич:  «Я думаю, что я организую такой интеллектуальный клуб, куда будем приглашать умных людей, чтобы они с нами разговаривали. Со всего мира».

Встреча и общение с писательницей проходили в состоянии хаотического движения, временами даже небезопасного, когда к Алексиевич пробивались желающие вручить цветы, подписать книгу или сфотографировать лауреата. Возвращение получилось действительно триумфальным — пусть и происходило в обычной зоне выхода пассажиров. Толпа проводила писательницу до машины и долго не расходилась — ГАИ пришлось через мегафон просить людей освободить проезжую часть.

Культуролог и драматург Юлия Чернявская, подруга Светланы Алексиевич, сопровождавшая ее во время нобелевской недели в Швеции, рассказала RFI, что писательница ожидала встречу на родине, но вряд ли такого масштаба.

Юлия Чернявская:  «Она догадывалась, что приедет много людей — ей об этом сказали еще там, в Стокгольме. Но, по-моему, она была не готова к такому приему, что приедет столько людей! Она тревожилась за людей и тревожилась немножечко за то, что ее будут крепко обнимать и целовать, потому что она сейчас не в том состоянии. Она очень устала за эту неделю, и я видела, как проходили ее дни».

Юлия Чернявская полагает, что отношение власти к белорусскому Нобелю не то чтобы обидело, но «несколько задело» Светлану Алексиевич.

Юлия Чернявская:  «Я думаю, что ее это несколько задело. Я считаю, что тут поведение (государства) недальновидное, потому что ее книги — это та самая история страны, той самой, против которой, в общем, наше государство совершенно не возражает. Наше государство не возражает против Великой Отечественной войны, не возражает против чернобыльских событий, не возражает против развала империи как трагедии. Ее книги, по-моему, государство должно издавать! Потому что ее личное отношение с государством — это ее личное отношение с государством, но ее книги — это книги о нас. Собственно, знаете, у нас как происходит? У нас вот проверят „на зуб” наших где-то — на Западе или в России, и вот тогда мы говорим: наши, наши корни, наш Шагал, наш Достоевский, наш Жорес Алферов, наша Алексиевич! А пока не проверят… А наш он или не наш? А, не, не наш. Ну вот, я надеюсь, что появился пророк. Я надеюсь, что появился человек, которого можно назвать совестью нации».

Возвращение в этот же вечер белорусского руководителя из Москвы было более скромным по результатам для страны — кредит ЕврАзЭС не получен, но, правда, и вопрос о российской военной базе на территории Беларуси не рассмотрен.

Ссылки по теме
 
К сожалению, время подключения истекло, действие не может быть выполнено.