Слушать Скачать Подкаст
  • *Новости 15h00 - 15h10 GMT
    Выпуск новостей 18/04 15h00 GMT
  • *Передача RFI 15h10 - 16h00 GMT
    Дневная программа 18/04 15h10 GMT
  • *Новости 18h00 - 18h10 GMT
    Выпуск новостей 18/04 18h00 GMT
  • *Передача RFI 18h10 - 19h00 GMT
    Дневная программа 18/04 18h10 GMT
Чтобы просматривать мультимедиа-контент, в вашем браузере должен быть установлен плагин (расширение?) Flash. Чтобы войти в систему вам следует включить cookies в настройках вашего браузера. Для наилучшей навигации, сайти RFI совместим со следующими браузерами: Internet Explorer 8 и выше, Firefox 10 и выше, Safari 3 и выше, Chrome 17 и выше...
ЕВРОПА

Официальный Минск «не заметил» вручение Алексиевич Нобелевской премии

media  
Государственные СМИ Беларуси проигнорировали награждение Светланы Алексиевич Нобелевской премией по литературе. REUTERS/Marcus Ericsson

Главные события прошедшей недели, по версии официальных белорусских СМИ, это визиты Александра Лукашенко во Вьетнам и Туркменистан. Стокгольм, где награждали писательницу Светлану Алексиевич первым белорусским Нобелем, в государственных СМИ практически не упоминался.

Официальный Минск «не заметил» вручение Алексиевич Нобелевской премии 14/12/2015 - Геннадий Шарипкин (Минск) Слушать

У автора цикла книг о «красном человеке» с белорусской властью и раньше не было теплых отношений. Это одна из причин того, почему Светлана Алексиевич несколько лет прожила за пределами Беларуси.

Новость о присуждении Нобелевской премии писательнице из Беларуси застала страну накануне как никогда скучных очередных президентских выборов — и, очевидно, затмила это, ставшее уже рутинным, мероприятие. Александр Лукашенко сдержанно поздравил победительницу, чиновники так же сдержанно пообещали вернуть книги Алексиевич в школы — на этом официальное внимание к писательнице закончилось, позитивное внимание.

После многочисленных интервью Алексиевич, в которых, конечно, она высказывала свое мнение и о белорусской власти, Александр Лукашенко публично заявил: «Скажу опять же о наших отдельных „творцах“, творческих личностях, даже лауреатах Нобелевской премии, которые не успели еще ее получить, выехали за пределы страны и постарались ушат грязи вылить на свою страну… Если ты плохо говоришь о Родине, стыдишься ее, значит, ты, прежде всего, плохой сын».

После таких слов главы государства мало кто сомневался, что в Беларуси не будет ни трансляций награждения 7 декабря, ни текста нобелевской лекции в государственных изданиях, ни репортажей с торжественного банкета в честь лауреатов. Отказ от трансляции государственные телеканалы объяснили рядом технических и финансовых причин, часть белорусов в ответ развернула флешмоб в соцсетях под названием «Святкуем Нобеля разам!» («Празднуем Нобеля вместе!»). Стоит отметить, что нобелевская лекция усугубила раздор и в среде негосударственной: давние споры о том, можно ли считать писательницу действительно белорусской, если она пишет на русском языке, усилились до крайности из-за того, что в своей речи о Беларуси Алексиевич и не сказала.

Как говорит национальный координатор Форума гражданского общества Восточного партнерства по Беларуси Влад Величко, один из инициаторов флешмоба «Празднуем Нобеля вместе», акция в соцсетях была направлена в том числе и на единение белорусов по поводу исторической для страны награды.

Влад Величко:  «С одной стороны, инициатива „Святкуем Нобеля разам!“ была призвана компенсировать этот открытый, демонстративный игнор, который присутствует со стороны официальных лиц Беларуси. С другой стороны, это была попытка не столько поздравить Светлану Александровну, сколько подчеркнуть важность этого момента для белорусского общества. Потому что не каждый день в стране случаются нобелевские лауреаты, уважающее себя общество не может себе позволить не отреагировать должным образом на такое событие. Поэтому очень важно, что эта инициатива не столько связана с творчеством Светланы Алексиевич, сколько с ситуацией, которая возникла вокруг признания ее творчества Нобелевским комитетом и важности этого факта для различных групп внутри белорусского общества.

То, что наблюдалось в белорусских соцсетях в качестве расслоения, разделения… Я бы сказал, с одной стороны, это ожидаемая реакция, с другой стороны, конечно же, мы рассчитывали, что степень уважения, внимания к этому факту, подчеркнутое понимание долгосрочности эффектов, которые рождает эта ситуация для Беларуси, для белорусского общества, для страны, для государства должно превалировать над „разборками“ вокруг того, до какой степени Алексиевич действительно белорусская писательница».

Банкетная же речь Светланы Алексиевич примирила белорусскую общественность и свела к нулю претензии в «небелорусскости» писательницы. Она говорила о Беларуси, о белорусской площади, о своих учителях: белорусских писателях Василе Быкове и Алесе Адамовиче. И завершила выступление воспоминанием-притчей на белорусском языке, подчеркнув, что это «речь моего народа».

Снискать любовь власти у Алексиевич явно не получится, но это ей и не нужно, она сама по себе становится лидером мнений немалой части белорусского общества, моральным авторитетом, подчеркивает Влад Величко.

Влад Величко:  «Появление в Беларуси нобелевского лауреата, причем, не просто какого-то нобелевского лауреата, а человека из литературы, человека из гуманитарного поля, в значительной степени оспаривает ту систему авторитетов, которая формировалась в последние 15 лет в белорусском обществе. Мы знаем, что белорусская власть сделала все, чтобы в стране остался только один авторитет.

Появление в Беларуси Светланы Алексиевич как некоего иного формата авторитета, который нельзя игнорировать, нельзя запретить, нельзя не заметить, конечно, прецедентным образом влияет на то, как в стране происходят процессы вокруг обсуждения того, какой быть Беларуси, как относятся государство и человек друг с другом, очень много про десоветизацию, про пересмотр определенного набора ценностей и правил отношений между государством и человеком, которые через ее творчество и через ее нобелевскую премию входят в белорусское общество. Поэтому трудно переоценить значение такого рода события и, наверное, оно будет иметь какие-то последствия.

Сейчас их очень трудно описать, но некая растяжка ценностной ориентации, как должна развиваться Беларусь — эта ситуация задает. Опять же, в Беларуси появились дискуссии о будущем страны. Нобелевская премия задает, возвращает вот этот разворот дискуссии — и это очень полезно для белорусского общества. Поэтому спасибо Нобелевскому комитету за такого рода реинкарнацию данного вопроса».

В чем, собственно, состоял флешмоб «Празднуем Нобеля вместе!»? В нобелевскую неделю инициторы акции призывали пользователей, которые размещают в Twitter, Facebook или иной соцсети любые сообщения, фото, видео, связанные прямо или косвенно с событием, помечать их хештегами #nobelrazam и #нобельразам. Постоянно обновлялись списки общественных заведений в Минске и других городах Беларуси, где была организована трансляция событий из Швеции. Сопровождавшие писательницу в поездке друзья также оставляли сообщения с хештегом #nobelrazam. В итоге получился некий большой и разветвленный онлайн-репортаж с места событий и репортаж впечатлений в Беларуси.

Влад Величко:  «Считаю, что флешмоб более чем удался, хотя в ходе его разворачивания акценты поменялись. Например, мы с самого начала как-то не удержали в зоне внимания саму нобелевскую лекцию 7 декабря, но она очень быстро „всплыла“. Прекрасный эффект этого процесса был в том, что все люди, которые пытались привнести в этот процесс что-то свое, компенсировали недостатки изначального замысла. Сейчас мы очень рассчитываем, что следующей кульминацией станет встреча Светланы Алексиевич в аэропорту».

Писательница прибывает в Минск во вторник вечером. И хотя пока еще высказываются надежды на торжественную встречу Светланы Алексиевич в аэропорту высокими чиновниками правительства или Министерства культуры, скорее всего, первыми она увидит тех, кто «болел» за нее в соцсетях, спорил по поводу книг и национальной идентичности, смотрел в интернете видео из Стокгольма. Без кортежей и мигалок.

Ссылки по теме
 
К сожалению, время подключения истекло, действие не может быть выполнено.