Гасан Гусейнов о словах и вещах
Морис Метерлинк о жизни чекистов
Морис Метерлинк в возрасте 40 лет
 
Слушать Скачать Подкаст
  • *Новости 15h00 - 15h10 GMT
    Выпуск новостей 17/07 15h00 GMT
  • *Передача RFI 15h10 - 16h00 GMT
    Дневная программа 17/07 15h10 GMT
  • *Новости 18h00 - 18h10 GMT
    Выпуск новостей 16/07 18h00 GMT
  • *Передача RFI 18h10 - 19h00 GMT
    Дневная программа 16/07 18h10 GMT
Чтобы просматривать мультимедиа-контент, в вашем браузере должен быть установлен плагин (расширение?) Flash. Чтобы войти в систему вам следует включить cookies в настройках вашего браузера. Для наилучшей навигации, сайти RFI совместим со следующими браузерами: Internet Explorer 8 и выше, Firefox 10 и выше, Safari 3 и выше, Chrome 17 и выше...
ЕВРОПА

Геополитический шпагат Приднестровья — Спецрепортаж

media  
Площадь Тирасполя RFI/ E.Gabrielian

С 1 января 2016 года для Приднестровья будет продлен режим беспошлинной торговли с Евросоюзом. Три четверти экспорта непризнанной республики уходит на Запад, но политика Тирасполя ориентирована на Москву. Специальный корреспондент RFI побывала по обе стороны Днестра, чтобы разобраться, к чему может привести этот геополитический шпагат непризнанной республики.

Геополитический шпагат Приднестровья — Спецрепортаж 14/12/2015 - Елена Габриелян Слушать

Страница с подкастом этого выпуска передачи для экспорта RSS и скачивания находится здесь.

То, что приднестровские бизнесмены называли «черным днем», стало для них новогодним подарком. С 1 января должны были прекратить действие торговые преференции ЕС, предоставленные этой непризнанной республике с момента подписания в 2013 году соглашения об ассоциации между Молдовой и ЕС.

Экспорт Приднестровья на 70% ориентирован на Запад. Для крупных приднестровских компаний такой сценарий грозил потерей европейского рынка. Теперь, когда срок действия беспошлинной торговли с ЕС продлен, можно вздохнуть спокойно. Правда, власти еще не сообщили, как долго этот режим будет длиться, а Брюссель не торопится с официальными заявлениями.

А пока в непризнанной республике, где насчитывается 5000 предприятий, «бизнес ведут вслепую», — говорят на Тираспольском винно-коньячном заводе KVINT, расположенном на улице Ленина. По словам заместителя генерального директора Сергея Кирдана, интенсивные переговоры по решению «проблемы 1 января» велись только в последнем квартале.

Тираспольский винно-коньячный завод KVINT RFI/ E.Gabrielian

«Вот если бы они велись в течение нескольких лет, может быть, эта проблема была бы давно решена», — жалуется предприниматель.

25% своего производства компания экспортирует. На заводе, прославленном на весь СССР, сейчас работают около 1300 человек. Здесь хранится более 20 000 бочек коньячных спиртов. Оборудование привозят из Франции и Италии. «Made in Moldova» фигурирует на всех этикетках производимых здесь бренди.

С 2006 года Кишинев ввел обязательную регистрацию у себя всех приднестровских предприятий, работающих на экспорт. «С тех пор мы не можем перевозить товары за рубеж на грузовиках с местными номерами, хотя машины у нас есть. Как выход из ситуации мы используем услуги грузоперевозок из Украины или Молдовы», — объясняет Сергей Кирдан.

Впрочем, из-за украинского конфликта экспорт в соседнюю Украину за последние лет несколько резко упал. «Раньше 10% нашей продукции мы экспортировали в Украину, теперь — 0», — сожалеет заместитель директора KVINT.

Переориентироваться на другие рынки подтолкнуло и российское эмбарго. В 2006 году Москва ввела запрет, в частности, на алкогольные напитки из Молдовы. Несмотря на то, что Кремль называет Приднестровье «союзным государством», ограничительные меры коснулись и непризнанной республики. Здесь к этому отнеслись с пониманием, более того, как объяснил один из сотрудников завода, «потребители взяли на себя функцию вывоза…всеми правдами и неправдами».

Но официальные цифры говорят сами за себя: до 2006 года экспорт в Россию составлял 50%, а теперь — всего 8%. На этом фоне стал развиваться западный рынок.

Найти стратегию, где в выигрыше все

Эксперты начали ломать голову над тем, какую судьбу ждет Приднестровье, когда «голова смотрит на Восток, а ноги ведут на Запад». «Геополитический вектор Тирасполя связан не с европейской, а с евразийской интеграцией», — говорит глава Торгово-промышленной палаты непризнанной республики Юрий Ганин. Именно этим экономист объясняет нежелание Приднестровья быть частью Зоны свободной торговли ЕС. Но бизнесу жизненно необходимо сохранять беспошлинную торговлю с Евросоюзом и переходить на европейские стандарты, а на их внедрение нет специалистов и денег. Не получает Приднестровье и технической помощи, которую Брюссель выделяет Молдове для повышения конкурентоспособности товаров в связи с открытием рынка.

Уровень жизни в Приднестровье снизился, молодежь уезжает, а пенсионерам, составляющим треть населения, выплаты сократили на 30%. RFI/ E.Gabrielian

«Нужно понять, чем компенсировать доходы, которые мы потеряем из-за обнуления пошлин. Это 20 млн долларов. Есть проект налоговой реформы, которая предполагает введение НДС. Но чтобы она заработала, необходимо 3 года. Наша финансовая система оторвана от мировой. Фонды ЕС всегда помогают странам, с которыми открывают рынки. Делается это через банки, в данном случае — молдавские, а Кишинев не будет поддерживать Приднестровье, потому что это означает усиление противника», — говорит Юрий Ганин.

Тем не менее, как в Тирасполе, так и в Кишиневе понимают, что худшим сценарием для всех может стать превращение Приднестровья в российский анклав, втиснутый между проевропейскими Украиной и Молдовой.

По официальным данным, на этой полоске земли, расположенной на левом берегу Днестра, проживают 500 000 человек. Однако эти данные завышены. В реальности здесь насчитывается около 300 000 жителей. Уровень жизни в Приднестровье снизился, молодежь уезжает, а пенсионерам, составляющим треть населения, выплаты сократили на 30%. Это связано и со снижением финансовой помощь со стороны России. Москва покрывает почти три четверти бюджета непризнанной республики и в среднем выделяет один миллиард долларов в год. В связи с этим все более актуальным становится вопрос, а может ли вообще Москва позволить себе Приднестровье. На этом фоне Брюссель и Кишинев поняли, что нужно смягчать позицию по проблеме 1 января. Очевидно, что причина не в страхе ЕС потерять рынок Приднестровья. Вопрос — политический. Создание административной границы, разделяющей разные торговые режимы по Днестру, может лишь усугубить противоречия между Кишиневом и Тирасполем, в то время как Брюссель выступает за воссоединение Молдовы с Приднестровьем.

«Долгое время бытовало мнение, что дедлайн установлен и вопрос больше не обсуждается. Но эта точка зрения перестала быть доминирующей. Усилилось понимание того, что цена урегулирования — очень большая», — объясняет экономический эксперт IDIS «Viitorul» Татьяна Ларюшина. По ее словам, речь не идет об игре, где один выигрывает столько, сколько проигрывает другой. «Мы говорим о взаимовыгодных условиях, которые должны отразить новое равновесие и новую реальность. Мы пытаемся сегодня найти стратегию win-win, где в выигрыше могут оказаться все», — говорит экономист.

От контрабанды «трещит железная дорога»

Официальный Тирасполь опасается, что эта новая реальность принесет ей потери. В следующем году Украина и Молдова планируют установить совместный контроль на пропускном пункте «Кучурганы». Товары в Приднестровье ввозятся через этот КПП. Установление контроля может привести к тому, что в руках молдавской таможни окажется весь приднестровский импорт. Таким образом, деньги пойдут не в бюджет Приднестровья, а в Кишинев. «Тогда размоются финансовые основы нашего государства», — выражает озабоченность глава Торгово-промышленной палаты непризнанной республики Юрий Ганин.

То, что приднестровцы называют «попыткой их удушить», в Кишиневе воспринимают, как постепенный процесс реинтеграции. По мнению Татьяны Ларюшиной, появление контроля на границах — один из шагов в этом направлении. Экономист считает, что эта мера ударит и по потоку контрабанды, масштабы которой здесь никто не берется назвать. Хотя, вопрос спорный, если учесть то, что коррупцией поражена как Молдова, так и соседняя Украина.

Сигареты, оружие, мясо, алкогольные напитки… Поток контрабанды такой, что «трещит железная дорога». Об этом уже не пишут, не потому что этого нет, а потому что это уже банальность, о которой «не интересно сообщать», — говорит политический аналитик из Кишинева Оазу Нантой.

«Почти каждый политик в Молдове или Украине хотел бы иметь дело с Приднестровьем, потому что каждый мечтает заработать так, чтоб этого не было сильно видно. А здесь это можно, здесь решается все. Приднестровье — это проект, и этим проектом успешно пользуются в разных странах те, кто умеют это делать», — говорит юрист, работающий в непризнанной республике.

В этом и кроется причина нерешенности приднестровского конфликта, всыхнувшего при распаде СССР, когда Молдова выступила на независимость, а приднестровье хотело остаться в составе союза. В этом году Приднестровью испольнилось 25 лет. По словам Оазу Нантоя, непризнанная республика уже давно стала выгодным бизнесом для тех, кто сидит на финансовых потоках и контрабанде. Пока некоторые извлекают из этого выгоду, другие жадно смотрят и тоскуют. «Молдавский политический класс глубоко коррумпирован, проект молдавской государственности выглядит неубедительным для нас самих. Политики вовлечены в контрабанду вместе с сотоварищами из Тирасполя. Они не заинтересованы в том, чтобы этот конфликт был решен», — говорит политолог.

ЕС и ЕврАзЭС: Эффект двойной ренты

Уходящий год в Молдове называют годом утраченных возможностей. В конце прошлого месяца по стране прокатились многотысячные антиправительственные акции. Их участники выступили с требованием расследования Интерполом деятельности олигарха Плахотнюка. Его обвиняют в повышении тарифов на электроэнергию и газ, подкупе судей и выведении из банковской системы миллиардов.

Сегодня создаются все условия для того, чтобы решить приднестровский конфликт, тем более, если учесть, что утраченные выгоды от непоступающих сюда западных технологий становятся все более очевидными. Но вся проблема — в качестве молдавской демократии.

Евросоюз в партнерстве с Кишиневом и Киевом могут мирно «демонтировать» режим Приднестровья, интегрировать эту полоску земли в Республику Молдова и создать условия для того, чтобы Россия вывела свои войска, — считает Оазу Нантой. «Приднестровье для России превращается в чемодан без ручки. Все придет к тому, что Москва утратит интерес к этому региону», — говорит он.

Очевидно, что Россия не заинтересована в том, чтобы потерять Молдову, приобрести Приднестровье и не знать, что с этим делать. Но и Кишиневу не выгодно терять восточный рынок. Сейчас треть экспорта Молдовы приходится на Россию.

Молдова и Приднестровье — территории соприкосновения двух интеграционных формирований. Чем сильнее раскол между ЕС и ЕврАзЭС, тем хуже здесь, — говорят эксперты. «Но мы могли бы стать моделью того, как эти две системы могут взаимодействовать и иметь с этого эффект двойной ренты. Это как в случае интерференции света: можно получить сильный свет, а может быть темное пятно».

Ссылки по теме
 
К сожалению, время подключения истекло, действие не может быть выполнено.