Слушать Скачать Подкаст
  • *Новости 15h00 - 15h10 GMT
    Выпуск новостей 23/09 15h00 GMT
  • *Передача RFI 15h10 - 16h00 GMT
    Дневная программа 23/09 15h10 GMT
  • *Новости 18h00 - 18h10 GMT
    Выпуск новостей 22/09 18h00 GMT
  • *Передача RFI 18h10 - 19h00 GMT
    Дневная программа 22/09 18h10 GMT
Чтобы просматривать мультимедиа-контент, в вашем браузере должен быть установлен плагин (расширение?) Flash. Чтобы войти в систему вам следует включить cookies в настройках вашего браузера. Для наилучшей навигации, сайти RFI совместим со следующими браузерами: Internet Explorer 8 и выше, Firefox 10 и выше, Safari 3 и выше, Chrome 17 и выше...
ЕВРОПА

Российская авиабаза в Беларуси: почему Москва не намерена отступать

media Акция протеста против размещения в Беларуси российской военной авиабазы, Минск, 4 октября 2015. Reuters

Обострение российско-турецких отношений расширяет поле маневров Минска — это и возможность снова побыть миротворцем, и наращивание объемов торговли, пока Россия «замораживает» турецкое направление. Но вопрос российской авиабазы в Минске, как следует из заявлений в Москве, с повестки дня не снят.

Российская авиабаза в Беларуси остается принципиальным вопросом для Кремля

Незадолго до инцидента с российским СУ-24, сбитым турецкими ВВС, в Стамбуле состоялся Белорусский инвестиционный форум, которому в Минске придают очень важное значение, учитывая стагнацию экономики Беларуси. «Турция может стать для Беларуси ключевым плацдармом для диверсификации экспорта», — заявил 12 ноября на форуме премьер-министр Андрей Кобяков.

После сбитого самолета Российской Федерации, страны, которая является главным экономическим и политическим союзником Беларуси, Минск смог не принять ни одну из сторон конфликта. МИД Беларуси выразил «глубокое сожаление и крайнюю обеспокоенность» инцидентом, в котором участниками стали «братская для нас Россия и дружественная Турция».

Визит Александра Лукашенко в Россию был перенесен по официальной формулировке «в связи с загруженностью рабочих графиков президентов», но 28 ноября в Минск прилетел Ильхам Алиев, президент Азербайджана, главного союзника Турции на постсоветском пространстве.

«Мир сошел с ума. Вы видите, что происходит. И в этом бурном, непредсказуемом мире нам сегодня жить, точнее, даже выживать, и мы должны держаться друг друга для того, чтобы противостоять тем угрозам, которые сегодня существуют в мире», — сказал Лукашенко на встрече с Алиевым.

Между тем, несмотря на неоднократные заявления Александра Лукашенко о том, что он и знать не знает ни о какой новой российской авиабазе в Беларуси, в Минобороны России уже называют количество самолетов — 12 и место, где она разместится, — под Бобруйском.

Ситуацию для RFI комментирует военный обозреватель, создатель проекта Belarus Security Blog Андрей Поротников.

Андрей Поротников:  В октябре месяце Лукашенко открыто несколько раз выступил против базы. Президент однозначно дал понять, что никакой базы ему не надо, она нам не нужна, и вообще, он не в курсе, что какая-то база планируется. Помимо Лукашенко выступили еще Макей и Ревков — министр иностранных дел и министр обороны, которые тоже высказались однозначно против базы. Надо понимать, что в белорусской системе власти у министров своего мнения нет, они транслируют то мнение, которое поддерживает глава государства. Если они пошли на то, чтобы публично озвучить позицию против базы, то это означает, что мнение Лукашенко однозначно: базы быть не должно.

Но тут есть вторая проблема. Она заключается в том, что в России слишком много людей, фактически, все высшее политическое руководство — и министр обороны, и премьер-министр, и президент — «подписались» под этой базой. И для них сейчас вопрос просто сохранения какого-то лица — это решить эту проблему положительно. То есть, чтобы эта база была, может быть, не в том виде, в каком они первоначально хотели, но чтобы она была хоть как-то. Поэтому давление будет.

Политолог, заместитель председателя движения «За Свободу» Алесь Логвинец считает, что появление российской военной базы в Беларуси зависит только от количества предложенных денег Минску.

Алесь Логвинец:  Путину и российской политике нужны победы. Такую победу можно одержать на так называемом белорусском фронте, поскольку Лукашенко нуждается, в том числе и в российских деньгах. Для него сейчас вопрос базы, скорее всего, это вопрос цены. Он хочет получить максимальную материальную выгоду от размещения российской военной базы на территории Беларуси. Скорее всего, у него не удастся как-то увильнуть, отказаться от этого очень навязчивого предложения России.

Андрей Поротников отмечает, что российско-турецкий конфликт пока играет в пользу Лукашенко, во всяком случае, вопрос авиабазы перенесен на более удобное время.

Андрей Поротников:  Другое дело, что, как часто бывает, вмешался внешний фактор — обострение отношений России с Турцией. И он, объективно, на стороне Александра Лукашенко, потому что в условиях, когда у тебя возникает еще один внешний противник, то неплохо было бы вообще посмотреть, есть ли у тебя друзья. И как мне кажется, отмена визита 26 ноября в Москву Александра Лукашенко была инициирована Москвой именно с той точки зрения, чтобы не дать ему возможность, используя ситуацию, используя противостояние с Турцией, убрать с повестки белорусско-российских отношений тему авиабазы.

Сейчас этот вопрос несколько перенесен в будущее, он с повестки дня белорусско-российских отношений не снят. Информационные вбросы о том, что согласована структура, что мы просим белорусских коллег не затягивать с ратификацией и так далее — это все из той же области. Это должно показать официальному Минску, что Москва отступать не намерена.

Эксперт уверен, что Минск вместе с Баку попытается укрепить уже появившийся во время российско-украинского конфликта имидж Беларуси как страны-миротворца.

Андрей Поротников:  Это попытка использовать особый характер отношений Минска и Москвы или Баку и Анкары, попытаться организовать на двоих — Лукашенко-Алиев — какую-то новую миротворческую площадку для примирения сторон, оказать добрые услуги, и, соответственно, сохранить свои позиции во взаимоотношениях и с Турцией, и с Россией.

По мнению Андрея Поротникова, если белорусского руководителя все же вынудят принять у себя в стране российскую базу, то это сделает роль Минска в регионе ничтожной, то есть Европа будет воспринимать Беларусь исключительно как марионетку Кремля.

Андрей Поротников:  Эта база — это еще один знак того, что Беларусь, в общем-то, полуроссийская собственность, и чего тут европейцам особо напрягаться, содействовать какой-то вестернизации страны, демократизации, модернизации и так далее. Позиция будет такая: «Ребята, мы не будем воевать за вашу независимость, если вы сами сдаете ее путем размещения иностранных баз в момент кризиса в регионе. Это ваш выбор, это не наш выбор». После этого они просто будут говорить не с Минском, то есть они будут говорить и с Минском — из вежливости, но договариваться они будут с Москвой. Надо это понимать.

В то же время, отмечает эксперт, не стоит думать, что авиабаза имеет для Кремля только символическое значение: «Да, для НАТО эта авиабаза — не очень серьезная преграда, но если говорить о российско-украинском конфликте, то наличие такого объекта в Беларуси сразу же — при желании Москвы — намного увеличивает российско-украинский фронт».

Ссылки по теме
 
К сожалению, время подключения истекло, действие не может быть выполнено.