Слушать Скачать Подкаст
  • *Новости 15h00 - 15h10 GMT
    Выпуск новостей 22/07 15h00 GMT
  • *Передача RFI 15h10 - 16h00 GMT
    Дневная программа 22/07 15h10 GMT
  • *Новости 18h00 - 18h10 GMT
    Выпуск новостей 22/07 18h00 GMT
  • *Передача RFI 18h10 - 19h00 GMT
    Дневная программа 22/07 18h10 GMT
Чтобы просматривать мультимедиа-контент, в вашем браузере должен быть установлен плагин (расширение?) Flash. Чтобы войти в систему вам следует включить cookies в настройках вашего браузера. Для наилучшей навигации, сайти RFI совместим со следующими браузерами: Internet Explorer 8 и выше, Firefox 10 и выше, Safari 3 и выше, Chrome 17 и выше...
ЕВРОПА

Эксперты о Конституции Беларуси: книга красивая, но не работает

media DR

Основному закону Республики Беларусь 15 марта исполнился 21 год. Конституция очень похожа на французскую, но с серьезными отличиями в правоприменении.

Эксперты о Конституции Беларуси: книга красивая, но не работает 16/03/2015 - Геннадий Шарипкин (Минск) Слушать

Конституция Беларуси была принятя 15 марта 1994 года, но несколько раз менялась за свою пока недолгую историю. Да и первоначальный проект, в котором Беларусь виделась парламентским государством, был изменен в пользу президенской республики под воздействием тогдашнего руководства страны — первого премьер-министра Вячеслава Кебича и его окружения.

Но первые президентские выборы в 1994 году выиграл Александр Лукашенко — и Конституцию Республики Беларусь в последующие годы серьезно подкорректировали.

24 ноября 1996 года главный закон Беларуси был обновлен и дополнен по результатам референдума, который перераспределил полномочия в пользу исполнительной власти и президента. Так, Александр Лукашенко получил право назначать и увольнять с должности всех министров, генерального прокурора, судей и руководство Национального банка. Новый вариант Конституции также придал статус второго государственного русскому языку, что практически сразу заморозило волну белорусизации, поднявшуюся в конце 80-х годов.

17 октября 2004 года очередной референдум разрешил одному лицу избираться президентом Беларуси более чем на два срока.

Между тем, как отмечает юрист Сергей Балыкин, внешне Конституция Беларуси выглядит весьма презентабельно и, на первый взгляд, не особенно отличается от Конституции Французской Республики, чей опыт использовался разработчиками главного белорусского закона.

Сергей Балыкин:Белорусская Конституция — это, по сути своей, очень красивая книжка, особенно в сувенирном исполнении, с правильными словами, которую иначе как для подарков друзьям использовать невозможно.

Конституция является нормативным актом, обладающим приоритетом по отношению ко всем остальным нормативным актам в Республике Беларусь. Но на самом деле белорусская Конституция не более чем декларация, не более чем набор красивых фраз. И этим она напоминает конституцию сталинскую — она ведь тоже в свое время была самой прогрессивной, самой демократичной, но на практике она не реализовывалась.

По своему какому-то внешнему подобию белорусская Конституция, кстати, очень похожа на Конституцию французскую. Очень много переписано с Конституции Французской Республики. Например, название белорусского парламента «Национальное собрание» является точной калькой названия французского парламента. Но французский парламент является реальным законодательным органом, а белорусский парламент – не более чем декоративным элементом.

Заместитель председателя Конституционного суда Беларуси в 1994-1996 годах Валерий Фадеев считает, что изменения главного закона сделали страну не просто президентской республикой, а ультрапрезидентской.

Валерий Фадеев:Дело в том, что есть право, а есть правоприменение. Так вот, у нас они, к сожалению, не коррелируются между собой. Поэтому можно написать самый красивый закон, но его нормы не выполнять. И все на бумаге будет выглядеть красиво, на практике, к сожалению, нет.

Когда Конституция была в редакции 1994 года, то мы же в Конституционном суде 17 указов президента признали либо частично, либо полностью неконституционными. Мало принять хороший закон, но нужно, чтобы его еще и исполняли, а пример в этом должна показывать власть.

У нас, конечно, президентская республика, притом у нас сегодня, можно сказать, ультрапрезидентская республика. Потому что по Конституции 1996 года президент, в сущности, получил право издавать акты, которые имеют силу выше закона.

Поэтому есть проблема сдержек и противовесов. Сегодня этих сдержек и противовесов практически нет. Парламент и президент должны были сдерживать и противовесом друг другу выступать, но сегодня этого не получается как раз, прежде всего, по той причине, что президент получил право издавать декреты, имеющие силу закона.

Сергей Балыкин считает, что обвинять одного Александра Лукашенко в создании ультрапрезидентского государства не стоит. По мнению юриста, таков был на тот момент запрос значительной части белорусского общества. Более того, Балыкин полагает, что этот запрос в какой-то мере сохраняется и сейчас.

Сергей Балыкин: Если почитать белорусскую Конституцию, то она содержит полный перечень демократических прав и свобод граждан и так далее, но конкретных механизмов реализации всех этих деклараций нет.

Конечно, можно во всем обвинить Александра Лукашенко, обвинить его в узурпации власти, назвать его последним диктатором Европы — все это так, но возлагать всю вину за это на одного человека, на мой взгляд, было бы несколько неразумно. Просто один человек, какой бы сильной личностью он ни был, не смог бы повернуть общество таким образом, чтобы оно полностью подчинилось диктатуре.

Поэтому очевидно, что проблемы Республики Беларусь, проблемы белорусского государства кроются не только и не столько в плохих нормативных актах. Они кроются также и в общей атмосфере, в нежелании граждан принимать на себя какую-то ответственность, в нежелании граждан принимать решения, попытки общества устраниться и передать свои проблемы и, соответственно, полномочия на их решение какому-то человеку.

Может быть даже, диктатура на современном этапе и отражает чаяния общества. С другой стороны, по мере нарастания экономических проблем, на этого человека и будет возложена вся ответственность. Может быть, не уголовная, но политическая — так это точно.

Валерий Фадеев уверен в том, что Конституцию Беларуси рано или поздно, но снова придется менять, чтобы ликвидировать перекос между декларациями и реальным применением статей основного закона. Пока же государство странным образом поздравляет своих граждан с Днем Конституции. Накануне этой даты в закрытом порядке принимается инструкция, которая обязывает белорусских провайдеров с 1 января 2016 года хранить сведения о посещаемых пользователями сайтах. Без обсуждения общественностью и хотя бы парламентом.

Особого возмущения, кстати, в обществе такой документ, усиливающий контроль за гражданами, не вызывает. Привычное дело, говорят эксперты, за 21 год существования Конституции Республики Беларусь.
 

 
К сожалению, время подключения истекло, действие не может быть выполнено.