Слушать Скачать Подкаст
  • *Новости 15h00 - 15h10 GMT
    Выпуск новостей 20/07 15h00 GMT
  • *Передача RFI 15h10 - 16h00 GMT
    Дневная программа 20/07 15h10 GMT
  • *Новости 18h00 - 18h10 GMT
    Выпуск новостей 20/07 18h00 GMT
  • *Передача RFI 18h10 - 19h00 GMT
    Дневная программа 20/07 18h10 GMT
Чтобы просматривать мультимедиа-контент, в вашем браузере должен быть установлен плагин (расширение?) Flash. Чтобы войти в систему вам следует включить cookies в настройках вашего браузера. Для наилучшей навигации, сайти RFI совместим со следующими браузерами: Internet Explorer 8 и выше, Firefox 10 и выше, Safari 3 и выше, Chrome 17 и выше...
ЕВРОПА

Российский правозащитник Андрей Юров выдворен из Беларуси

media Андрей Юров глава Международной наблюдательной миссии DR

Андрей Юров, глава Международной наблюдательной миссии Комитета по контролю за ситуацией с правами человека в Беларуси, вынужденно покинул территорию Республики Беларусь. В Минске он был задержан по подозрению в совершении уголовного преступления и провел 14 часов в РУВД Советского района. Факт своего задержания Юров квалифицировал как препятствие законной деятельности и «полное безобразие».

Российский правозащитник Андрей Юров выдворен из Беларуси 18/03/2011 - Елизавета Дако Слушать

Беларусь «закрыли» для Юрова на два года

Андрей Юров оказался в «списке невъездных», который, как утверждают правозащитники, невозможно нигде ни найти, ни обжаловать.

В отношении Юрова было вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела за подписью старшего лейтенанта милиции Буткевича. В документе содержалось предписание покинуть страну в течение 24 часов в связи с внесением Юрова в список лиц, въезд которых на территорию Беларуси запрещен или нежелателен.

По информации сотрудников Миссии, въезд Юрова в Беларусь запрещен по линии КГБ до 2013 года за вмешательство во внутренние дела суверенного государства.

Поздний вечер 16 марта, ночь с 16 на 17 (то есть, 14 часов) Юров провел в РУВД Советского района Минска. Задержан он был на квартире, в которой обычно останавливался во время визитов в Беларусь.

«Выдворение Юрова связано с его правозащитной деятельностью»

Валентин Стефанович, представитель правозащитного центра «Весна» связывает претензии белорусских властей к российскому правозащитнику с его профессиональной деятельностью. По его словам, депортация Юрова ставит под угрозу деятельность Миссии, говорит Валентин Стефанович.

Валентин Стефанович: « Трудно даже обозначить, какая мера применена в отношении Юрова. Но то, что его вынудили уехать - однозначно связано с деятельностью Миссии и Юрова лично. Мы как правозащитники, правозащитный центр «Весна», не согласны с такими действиями наших властей. Считаем, что вопрос прав человека в Беларуси не есть внутреннее дело Беларуси. Это - вопрос, волнующий международное сообщество. Поэтому я считаю, что Юров и миссия в целом осуществляли свою деятельность абсолютно на законных основаниях. В соответствии с декларацией ООН. Со своей стороны мы будем предпринимать все возможное, во-первых, по использованию юридических механизмов по обжалованию этого решения. Во-вторых, по распространению информации о том, что произошло. Такого рода действия – недопустимы».

Списки невъездных в Беларусь: есть или нет?

В отношении Юрова применена мера, с которой, по словам Стефановича, в таком виде, как это все было сделано, белорусские правозащитники до сих пор не сталкивались.

Валентин Стефанович: «Белорусское законодательство предусматривает две меры такого рода - выдворение из страны и депортацию. Разница в том, что депортация – это один из видов административного взыскания. Депортация налагается в связи с совершением административного правонарушения.

Выдворение не связано с совершением правонарушения. Но есть компетентные органы – КГБ и МВД, имеющие право выдворить человека из страны. Например, в связи с тем, что его деятельность представляет угрозу для национальной безопасности, здоровья граждан, законных прав граждан и т.д. В таком совершившее правонарушение лицо уведомляется, и ему предоставляется уведомление о выдворении. В таком случае человек должен либо в 24 часа покинуть территорию либо принудительно выдворяется.

В случае с Юровым было просто уведомление РУВД о том, что он – в списках лиц, которым запрещено нахождение на территории Беларуси уже спустя несколько дней после его приезда в Минск. Такие списки есть, их наличие прописано в законе о правовом статусе иностранных граждан. Но дело в том, что граждане РФ в эти списки не входят, потому что на границе России и Беларуси нет пограничного контроля.

При этом, представитель МИД Беларуси Савиных заявил, что списков граждан РФ, нахождение которых нежелательно или запрещено на территории Беларуси, не существует в природе. Но в документе, выданном Юрову, мы читаем, что такие списки существуют. Это очень все непонятно».

«Выявление» Юрова А.Ю.

Между тем, в Постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела, которое было выдано на руки Андрею Юрову, записано, что «16 марта в 21.30 по адресу: улица Красная, 20, кв. 16 в г. Минске был выявлен гражданин РФ Юров А.Ю., который прибыл в РБ из РФ авиарейсом с целью визита в качестве эксперта по правам человека».

Как рассказал сам Юров, его «выявление» произошло в момент, когда он со своими минскими друзьями намеревался ужинать. Сотрудники милиции появились на пороге квартиры, в которой остановился правозащитник, показали свои документы и попросили выйти на лестничную площадку, не входя в квартиру и не нарушая белорусских законов. Далее Юрову сообщили, что ему необходимо прибыть в районное отделение милиции.

По словам Юрова, в момент задержания обходились с ним абсолютно корректно, в РУВД ехали на личном автомобиле одного из милиционеров, объяснившего, что «служебных машин не хватает».

Для разбирательства в РУВД Советского р-на Минска, как говорит в Постановлении, Юров был доставлен в связи с тем, что он подозревается в совершении уголовного преступления.

Время для задержания Юрова – а был уже поздний вечер, отмечает Валентин Стефанович, - «крайне неудобное для оказания какой-либо юридической помощи».

Валентин Стефанович: «Если человека задерживают в 9-10 часов вечера, то шансов найти в такое время какого-нибудь адвоката, заключить с ним соглашение, оформить его, чтобы он имел возможность присутствовать при процессуальных действиях в РУВД, а также уведомить посольство, консульство – фактически невозможно. Человек остается там один на произвол судьбы. Мы, правозащитники, тоже не можем присутствовать».

Гражданин Союзного государства незаконно въехал на территорию Союзного государства?

Андрей Юров отметил, что правозащитники предпримут все возможное, чтобы добиться реакции уполномоченного по правам человека в России на обстоятельства его задержания и выдворения из Беларуси. Ожидать каких-то совсем уж резких заявлений от властей мы не можем, говорит Юров, но:

Андрей Юров: «Но, может быть, это произойдет. Потому что не очень понятно, как это будет воспринято. Фактически это угроза, в каком-то смысле, Союзному договору России и Беларуси. Как бы к нему ни относились скептически по обе стороны, но это откровенная демонстрация. В условиях абсолютно прозрачной российско-белорусской границы есть некий список людей, которые якобы не могут пересекать границу. В одностороннем порядке со стороны Беларуси – это очень серьезный акт, который с моей точки зрения власти России – если они себя уважают, пусть даже и нас, правозащитников, не любят – должны как-то на это обратить внимание».

 Фактически российского правозащитника Юрова – гражданина Союзного государства России и Беларуси – обвиняют в том, что он незаконно въехал в Союзное государство:

 Андрей Юров: «Для меня это какой-то нонсенс. Я понимаю, что Россия и Беларусь - по-прежнему две суверенные страны. Я понимаю, что есть какие-то административные решения о невъезде, ставится соответствующий штамп в паспорте. Хотя я видел, что много раз люди с такими штампами все равно въезжают, потому что фактически границы, - если понимать под ней пограничный и таможенный контроль, - нет. Понятно, что если такого человека здесь в Беларуси как-то при каком-то случайном паспортном контроле ловят, то, наверное, его могут привлечь к какой-то ответственности.

Но решение, связанное со списками, для меня является совершенно диким. Мне кажется, что это вообще вне правового поля, и оно просто абсурдно. Подчеркиваю, что у человека просто нет шансов узнать о том, что он находится в неком списке. Ни одного шанса.

Я нахожусь как лицо нежелательное незаконно на этой территории. Но о том, что я лицо нежелательное, я узнал совершенно случайно. Причем, как оказалось, с 4 марта. Непонятно, каким органом принято решение. Самое главное, что невозможно легально, быстро и эффективно это опротестовать. Потому что нет никакого механизма, он непонятен: тебя внесли в некий список. Кто внес, на каком основании? Подчеркиваю: если было бы хоть какое-то правонарушение, я мог бы каким-то образом понимать, о чем речь. Но когда ты совершенно занимаешься легальной, законной, да еще и, с международной точки зрения, одобряемой деятельностью, и ты вдруг попадаешь в какой-то список, но тогда ты чувствуешь себя просто ... не буду говорить кем...»

 «Будет чудовищный скандал»

Андрей Юров уверен, что пока нет оснований говорить о прекращении работы миссии. По его словам, постоянно в Беларуси находятся полевые сотрудники - эксперты и правозащитники.

Андрей Юров: «Даже если вдруг не будет здесь ни одного нашего эксперта, миссия все равно будет работать. Мы сначала даже – на горячую голову – думали ответить на каждого депортированного двумя вновь прибывшими, но не знаю, сможем ли мы выдержать такой жесткий темп. Но в принципе мы не собираемся сворачиваться. Это принципиально.

Если цель была свернуть работу миссии, то она не будет достигнута. Будет достигнута совершенно противоположная цель. Будет чудовищный скандал и дополнительное привлечение внимания международной общественности к работе миссии. Вообще я думаю, что власти Беларуси – подчеркиваю – может быть, не верховные власти, а среднего ранга чиновника - сделали это по глупости, – но большего пиара для деятельности миссии придумать было нельзя, просто невозможно.

Все наши аналитические работы не вызвали такого резонанса. Сегодня мне объяснили, что я в топе «Яндекса». Такого, конечно, у Миссии не было никогда. Как всегда правоохранительные органы – наши лучшие друзья. И они просто наши главные помощники. Что б мы без них делали?!»

 В данный момент глава миссии правозащитников не может дать оценку процессуальным действиям, но он уверен, что ближайшее время будет дан правовой анализ этой ситуации, которая, по его словам является «серьезным прецедентом».

Метод включенного наблюдения

Андрей Юров акцентировал внимание на абсолютно корректных действиях милиции и всех, кто, так или иначе, участвовал в его задержании и содержании в течение 14 часов в районном отделении милиции в Минске. А также поделился впечатлениями от пребывания в так называемом «обезьяннике» – так в России, да и в Беларуси называют место, где содержатся задержанные до выяснения личности и прочих процессуальных действий:

Андрей Юров: «Но сами люди по-человечески относились очень пристойно. Ну, обезьянник, понятно, - все равно отвратительное место. Там нет места для отдыха, там нет даже деревянных лавочек. Но заодно я провел мониторинг мест содержания задержанных. В России и других странах часто это делаю, я посещаю отделения милиции, тюрьмы, СИЗО. Я делаю это как эксперт. А тут... будем считать, что это был метод включенного наблюдения.

Еще раз подчеркиваю, что сами милиционеры вели себя очень корректно. По-человечески упрекнуть их было совершенно не в чем. Не то, что не было никаких насильственных действий в отношении меня, но даже некорректных высказываний никаких не было. Было впечатление, что они, может, не то чтобы с уважением ко мне относятся, но понимают, что все это большая глупость, и, наверно, зря мужик сидит тут».

 На вопрос, имели ли право обойтись с Андреем Юровым таким образом, он отвечает так:

 Андрей Юров: Рядовые сотрудники милиции разводили руками, мол, простите нас, мы же исполнители, что мы можем? Но видно было, что никто из них не был в восторге. Не думаю, что они всему этому радовались. У меня было ощущение, что на них оказывается разное давление с разных сторон. И они выглядели не очень веселыми из-за того, что их заставили заниматься всем этим делом. Видимо, они понимали, что это большое резонансное дело, будет колоссальный скандал. Я услышал краем уха, что уже вечером звонил консул. Они поняли, что ситуация не так проста, как казалось вначале. Они понимали, что у них же, несчастных исполнителей, потом могут быть неприятности. Их же потом и накажут».

МИД России назвал задержание Юрова «достойным сожаления»

Советник российского посольства в Минске Вадим Гусев сообщил агентству «БелаПАН», что еще утром 17 марта белорусской стороне была направлена официальная нота в связи с задержанием российского правозащитника. Российский МИД уже назвал ситуацию с задержанием Юровым «достойной сожаления». Без внимания не собираются оставить случившееся с Юровым и российское правозащитное сообщество.

Примечательно, что первая попытка представителей Посольства России в Беларуси как-то вмешаться в ситуацию закончилась ничем. По свидетельству представителя миссии правозащитников Марии Гордеевой, которая сразу после задержания Андрея Юрова пыталась обеспечить ему какую-то юридическую защиту, российский консул был в курсе произошедшего:

Мария Гордеева: «Он связывался вскоре после задержания Юрова с Советским РОВД, но ему ответили, что Андрея там нет».

 Для самого Юрова совершенно очевидно, что эта история бросает тень, прежде всего, на белорусские власти:

 Андрей Юров: «Миссия ни разу не испытывала никакого давления никаких правоохранительных органов. Я постоянно об этом заявлял, что мы работаем открыто, легально. И мы должны особо подчеркнуть, что власти Республики Беларусь ни разу не пытались препятствовать нашей деятельности. Теперь я просто вынужден каждый раз говорить, что, начиная с сегодняшнего дня, дело обстоит иначе.

Мы пытались понять, случайно ли задержали нашего киевского коллегу 9 марта. Максима Кицука просто «завернули» на границе и не впустили в Беларусь. Мне и в голову не могло прийти, что я уже к тому моменту тоже был персоной нон грата в Беларуси.

Теперь мы понимаем, что это не случайные события, что это – система, и мы, к сожалению, можем и должны говорить о систематическом воспрепятствовании законной легально и одобряемой международным сообществом работы миссии».

Андрей Юров намерен со своей стороны предпринять все усилия для прояснения и ситуации с черными списками «невъездных» в Беларусь и с условиями для полноценной работы Международной наблюдательной миссии:

Андрей Юров: «Безусловно, мы будем все правовые политические и прочие механизмы задействовать, чтобы я смог полноценно здесь работать, миссия могла полноценно работать. И вообще в отношении других граждан – и России, и СНГ, все эти позорные списки чтобы либо были уже опубликованы, и человек мог бы легально это опротестовать, должен быть четкий механизм. Либо тогда эти списки просто должны быть ликвидированы».

 

__________________________________

Для справки:
Андрей Юров - руководитель Международной наблюдательной миссии, член Наблюдательного совета Комитета международного контроля ситуации с правами человека в Беларуси, директор по развитию Московской Хельсинкской Группы, эксперт Совета Европы, член Экспертного совета при Уполномоченном по правам человека Российской Федерации, член совета Международной гражданской инициативы для ОБСЕ, член Наблюдательного комитета Международной сети Eurasia - IDEA.

 

Международная наблюдательная миссия создана Комитетом международного контроля ситуации с правами человека в Беларуси, объединяющим представителей правозащитных организаций стран пространства ОБСЕ и международных гражданских сетей и организаций, для осуществления мониторинга общей ситуации с соблюдением фундаментальных прав человека в Республики Беларусь, а также вопросов защиты правозащитников и обеспечения их профессиональной деятельности.
 

 
К сожалению, время подключения истекло, действие не может быть выполнено.