Слушать Скачать Подкаст
  • *Новости 16h00 - 16h10 GMT
    Выпуск новостей 12/11 16h00 GMT
  • *Передача RFI 16h10 - 17h00 GMT
    Дневная программа 12/11 16h10 GMT
  • *Новости 19h00 - 19h10 GMT
    Выпуск новостей 12/11 19h00 GMT
  • *Передача RFI 19h10 - 20h00 GMT
    Дневная программа 12/11 19h10 GMT
Чтобы просматривать мультимедиа-контент, в вашем браузере должен быть установлен плагин (расширение?) Flash. Чтобы войти в систему вам следует включить cookies в настройках вашего браузера. Для наилучшей навигации, сайти RFI совместим со следующими браузерами: Internet Explorer 8 и выше, Firefox 10 и выше, Safari 3 и выше, Chrome 17 и выше...
Европа

В двухкомнатной квартире с охраной КГБ

media Бывший оппозиционный кандидат на пост президента Белоруссии в день освобождения из Следственного изолятора КГБ Белоруссии в Минске 29 января 2011 года REUTERS/Alexander Vasukovich

Белорусские власти выпустили из следственного изолятора КГБ ряд обвиняемых по делу о так называемых массовых беспорядках.

Выпустили - не значит освободили. Например, бывший оппозиционный кандидат на пост президента поэт Владимир Некляев и Ирина Халип, журналистка московской "Новой газеты" и жена другого оппозиционного кандидата Андрея Санникова помещены под домашний арест под охраной.

Ольга Некляева о жизни в двухкомнатной квартире вместе с охраной КГБ 30/01/2011 Слушать

Среди прочего, Некляеву и Халип запрещено давать интервью. Мы связались с женой Некляева Ольгой.
Первый вопрос - о здоровье Владимира Некляева.

RFI: В каком состоянии ваш муж вышел из следственного изолятора? Как с ним там обращались?

Ольга Некляева: Он вышел сильно похудевший. Я знаю, что у него был не только один криз, о котором мы знали (еще когда Владимир Некляев сидел в СИЗО КГБ Белоруссии, стало известно, что он пережил там гипертонический криз – прим. ред.). Здоровье ослаблено. Вот надеюсь в эти дни немного откормить его.

RFI: Владимир Некляев помещен под домашний арест под охраной. Что это обозначает? Что у вас перед дверью в квартиру стоит охрана?

Ольга Некляева: Нет, у нас не перед дверью в квартиру стоит охрана. У нас охрана находится непосредственно дома, в квартире.

RFI: То есть, сотрудники КГБ живут вместе с вами?

Ольга Некляева: Да. И днем, и ночью они находятся в квартире.

RFI: Мы еще вернемся к этому присутствию сотрудников КГБ в вашей квартире. Насколько я понимаю, Владимиру Некляеву запрещено общаться с журналистами, с гражданскими активистами и так далее... Но ведь вы - с ним. И при необходимости он может вести это общение через вас. От вас сотрудники КГБ чего-нибудь потребовали?

Ольга Некляева: Не потребовали. Но такого общения он вести через меня не может. Он может узнавать от меня какие-то новости. Но передавать кому-то что-то он не может.

RFI: Ольга, сообщается, что вашему мужу запрещено подходить к окнам. А что будет, если он подойдет к окну?

Ольга Некляева: Ну… это была такая ситуация, что собрались журналисты. Я спросила сотрудников, которые у нас, можно ли ему подойти хотя бы показаться. Они сказали – нет.

RFI: Как можно жить с охраной в квартире? Ну хорошо: вы ходите за покупками, вы садитесь за стол и обедаете, ужинаете. Наконец, вы ложитесь спать. Как это всё практически происходит с охраной у вас в квартире?

Ольга Некляева: Трудно конечно это представить… Мы находимся в отдельных комнатах. Как-то уживаемся. У нас нет выбора.

RFI: То есть, вы не находитесь в одной комнате с вашим мужем?

Ольга Некляева: Нет. Как раз-таки с мужем я нахожусь в одной комнате. В другой комнате находится охрана.

RFI: А что, у вас такая большая квартира, что вы можете не только сами в ней жить, но еще и поселить охранников?

Ольга Некляева: У нас двухкомнатная квартира.

RFI: То есть, в одной комнате живете вы, а в другой охранники.

Ольга Некляева: Да.

RFI: Скажите, а как вообще проходит жизнь с этими охранниками? Они вообще похожи на людей, они как-то по-человечески с вами общаются или они, как какие-нибудь каменные гости, стоят и следят за вами, за всеми вашими движениями?

Ольга Некляева: Ну, во-первых, они сидят. А во-вторых, нормально относятся.

RFI: Вы бы не могли, скажем, посылать их за покупками?

Ольга Некляева: Нет. Выходить они не могут. Они должны находиться внутри и смотреть за происходящим. Следить за выполнением всех предписаний. Это их обязанность.

RFI: Скажите, а вашего мужа они не подпускают к телефону, например?

Ольга Некляева: Во-первых, он и сам подходить не будет. Потому что, если будет зафиксировано это нарушение, его сразу отправят в СИЗО.

RFI: То есть, ему предписан ряд запретов. И если он один из этих запретов нарушит, то окажется снова в Следственном изоляторе?

Ольга Некляева: Да, так нам было объяснено. И эти условия – они все на бумаге, в постановлении.

RFI: Что вы можете нам сказать об этой ситуации? Как вы её просто по-человечески переживаете? С одной стороны, ваш муж вернулся, то есть, насколько я понимаю, вы все таки должны этому радоваться. А с другой стороны, он вернулся в каких-то удивительных обстоятельствах, которые, может быть, не столь радостны…

Ольга Некляева: Для меня сейчас главное, что он – дома. И я могу его видеть. Сравнить тюрьму с домом, вы ж понимаете, невозможно. Как некоторые сравнивают тюрьму с курортом.

А другого выбора у меня нет. Это – условия, при которых он находится дома. Вот и всё.

RFI: Но вы хотя бы можете его кормить, ухаживать за ним…

Ольга Некляева: Конечно. Да.

На наши вопросы отвечала Ольга Некляева, жена Владимира Некляева, который был освобожден из следственного изолятора КГБ и помещен под домашний арест в ожидании процесса по делу о так называемых массовых беспорядках.

Режим Александра Лукашенко, возможно, переживает период размягчения, в результате которого он уподобляется бирманской военной диктатуре, где домашний арест был излюбленным рецептом борьбы с оппозиционерами. Где лауреат нобелевской премии мира Аун Сан Су Чжи провела под домашним арестом 15 лет из последних 20.

Ссылки по теме
 
К сожалению, время подключения истекло, действие не может быть выполнено.